Главная » Аналитика »

Комментарий Центра исследования корпоративных отношений

22.02.2006 Аналитика

Снижение исполнительской дисциплины в украинской властной вертикали В ходе предвыборного противостояния с бывшими союзниками, секретариат Виктора Ющенко слил информацию о состоянии исполнительской дисциплины в правительстве в период премьерства Тимошенко. По официальным данным, за первое полугодие 2005 года, из 112 поручений президента правительство выполнило только 36, то есть 32%. Надо помнить, что правительство Тимошенко было отправлено в отставку не по итогам полугодия, а в сентябре, то есть, находилось у власти ещё и большую часть третьего квартала.

По этому периоду данных нет, не исключено, что итоги второго полугодия секретариатом не подводились. Однако нет оснований считать, что правительство Тимошенко в последние два месяца своей деятельности улучшило данную статистику. Этот вывод подтверждается и тем, что 25 июля 2005 года, Ющенко вновь обращается к теме исполнительской дисциплине и подписывает указ «Вопросы контроля за выполнением указов, распоряжений и поручений Президента Украины», регламентирующий деятельность контролирующих органов и усиливающий их значение.

Также нет оснований считать, что состояние дел с выполнением поручений президента улучшило правительство Еханурова. Во-первых, пропагандистские ресурсы НСНУ не замедлили бы отметить такое достижение. Во-вторых, об этом можно судить уже по тому, как выполняются наиболее резонансные поручения президента, например, требования незамедлительного возвращения НЗФ в госсобтвенность или инструкции о ведении газовых переговоров. Проблема низкой исполнительской дисциплины не нова и существовала в органах государственной власти Украины с первых дней независимости.

Точные данные никогда не публиковались, но Л.Кучма неоднократно, со ссылкой на контрольное управление своей Администрации, утверждал, что не выполняется около половины всех поручений президента. Необходимо учесть, что в бюрократической терминологии «Поручением Президента Украины» именуется соответствующим образом оформленный документ, содержащий конкретные поручения министерствам, ведомствам, госадминистрациям, правительству в целом или любому из непосредственно, а, в отдельных случаях, и опосредовано подчинённых президенту чиновников.

Однако помимо этого, поручения могли оформляться указами президента, письмами президента или чиновников Администрации, имевших право использовать формулировку «по поручению Президента Украины», а также резолюциями Президента Украины на поступающих на его рассмотрение документах и иными способами. Поскольку проконтролировать весь этот массив разрозненной документации было невозможно, а ведомства, зачастую, обращались с просьбами отложить срок выполнения конкретных поручений, а позднее и вовсе отменить их в силу изменившихся обстоятельств, то не будет преувеличением считать, что реально не исполнялось около 60% всех поручений главы государства.

К этому необходимо добавить неисполнение правительственных решений, а также затруднения, возникавшие в вопросах координации действий облгосадминистраций и центральных органов государственной власти. В последнем случае, зачастую сталкивались честолюбия, амбиции и влиятельность губернаторов и министров. Наконец, зная неконструктивное отношение президента к парламенту, министерства и другие органы исполнительной власти зачастую позволяли себе игнорировать постановления Верховной Рады.

О том, что ситуация при новой власти не изменилась, свидетельствует отчёт главы Донецкой облгосадминстрации об исполнении поручений президента Ющенко от 15 июля 2005 года, данных во время его пребывания в Донецке. Из семнадцати пунктов облгосадминистрация считает полностью выполненными 14, выполнение которых полностью зависело т донецких властей частично выполненными – 3 и не выполненным один пункт. При этом отмечается, что невыполнение связано с обструкционистской позицией центральных ведомств, не принявших, ни одного (!) предложения донецких властей.

Таким образом, получаем достаточно низкий уровень исполнительской дисциплины, при котором низшие звенья служебной лестницы принимали к исполнению от половины до трети всех обязывающих документов, спускаемых им с верхних этажей. При Кучме, были, однако, документы, исполнение которых контролировалось жёстко и по которым регулярно отчитывались руководители соответствующих ведомств. Можно выделить четыре основные группы таких документов:

1. Поручения, касающиеся выполнения международных обязательств Украины. Партнёры, как правило, регулярно интересовались ходом их выполнения и необходимо было постоянно владеть необходимой для исчерпывающего ответа информацией.

2. Поручения, касающиеся личных интересов президента и его семьи или ближайшего окружения. Здесь самый жёсткий контроль исходил от заинтересованных лиц. Достаточно вспомнить опубликованные показания экс-главы ФГИ Чечетова, в которых подчёркивает, что Пинчук чуть ли не каждый день интересовался как решается вопрос с приватизацией интересующих его заводов.

3. Поручения, инициированные самими министерствами, ведомствами или другими подчинёнными структурами. Инициатор, руководствовавшийся ведомственными или личными интересами, сам бдительно следил за выполнением подобных поручений, как собственными подчинёнными, так и другими сопричастными структурами.

4. Поручения, касающиеся вопросов, имевших широкий общественный резонанс. Их поручение контролировали СМИ, представители которых постоянно задавали неудобные вопросы на пресс-конференциях и иными способами (статьи, тематические передачи) поддерживали интерес общественности к теме.

После прихода к власти Ющенко и его команды, уровень исполнительской дисциплины резко ослаб. Не в последнюю очередь, это объясняется объективными причинами, в частности:

А) массовыми, далеко не всегда оправданными заменами чиновников среднего звена «революционерами», разорвавшими связь между руководителями и исполнителями;

Б) логичным желанием чиновничества не спешить с исполнением поручений новой власти. Речь идёт не об умышленном саботаже, а выработанным опытом, свидетельствующим о том, что вновь пришедшая власть, как правило, издаёт значительно больше, чем старая (устоявшаяся) распоряжений не обязательных к исполнению (имеющих только пиаровское значение), а также таких, которые будут пересмотрены раньше, чем выполнены.

В то же время, нельзя недооценивать и роль непрофессионализма новых руководителей, замеченного чиновниками значительно раньше, чем обществом, их нежелания заниматься рутинной работой. Но, пожалуй, решающую роль сыграла конкуренция внутри победившей команды, которая быстро разделила вчерашних единомышленников и превратила их во врагов.

Можно напомнить, что в течение всего сентября-октября 2005 года звучали открытые (в мае-августе они были более-менее завуалированы) обвинения бывших первых руководителей исполнительной вертикали в адрес друг друга. Экс-секретарь СНБО П.Порошенко обвинял экс-премьера Ю.Тимошенко и экс-госсекретаря А.Зинченко в том, что они блокировали его инициативы и саботировали выполнение решений СНБО. В свою очередь, двое упомянутых политиков, упрекали секретаря СНБО в предвзятости, необъективности, попытке превратить аппарат СНБО в параллельное правительство, а также монополизации, наряду с Мартыненко и Третьяковым доступа к президенту и влияния на него.

Понятно, что в такой ситуации (обострение конкуренции между высшими руководителями аппарата власти) управляемость исполнительной вертикалью резко упала, а чиновничество было занято не столько выполнением поручений вышестоящих структур, сколько проблемами самосохранения и бюрократического выживания в условиях междоусобной борьбы в верхушке госаппарата.

Примером может послужить нынешний руководитель секретариата президента О.Рыбачук. В правительстве Тимошенко он занимал пост вице-премьера по европейской интеграции. Им лично не было выполнено ни одно из поручений Ющенко, касающихся данного направления также своих собственных обещаний. В частности, Украина не только не стала членом ЕС в сжатые сроки, но в Брюсселе отказываются даже говорить о какой-либо перспективе для Киева.

Приток иностранных инвестиций в экономику страны не увеличивается (как было запланировано) но сокращается. Украине не удалось расширить своё присутствие на европейских рынках, равно как и решить вопросы с облегчением трудовой миграции. Полностью провален план вступления в ВТО в 2005 году. Наконец, оптимистичные заявления о скором вступлении в НАТО также должны восприниматься с изрядной долей скепсиса, поскольку:

во-первых, оптимизм официальных властей Украины пока разделяют (на словах) только официальные представители США. Слово Вашингтона, конечно, во многом является определяющим, но европейцы имеют возможность блокировать любое решение о приёме и с каждым годом их противостояние США (в том числе и по вопросу о целесообразности дальнейшего расширения блока) является всё более открытым и жёстким;

во-вторых, на сегодня не только ещё не приняты даже предварительные решения, которые дали бы Украине шанс рассчитывать на приём хотя бы в 2008 году, но даже не поставлен вопрос о них в руководящих структурах Альянса. При длительности НАТОвских процедур и необходимости для Украины выполнить массу дорогостоящих технических требований, 2-3 года – срок для присоединения к НАТО не реальный;

в-третьих, в течение последнего года социологические исследования фиксируют устойчивую тенденцию к снижению числа сторонников европейской и, особенно, атлантической интеграции, среди украинских избирателей. Уже этот факт свидетельствует о провале внешнеполитических планов действующей власти на данном направлении. Если после года правления людей, официально провозгласивших вступление в НАТО своим приоритетом, количество сторонников такой политики, ранее (при власти, которую квалифицировали как пророссийскую) постоянно увеличивавшееся, стало падать, значит те представители власти, которые отвечали за данное направление умудрились дискредитировать в глазах избирателя саму идею вступления в Альянс;

в-четвёртых, крайне высока вероятность того, что уже в апреле реальной властью в Украине будут обладать политики, имеющие несколько иной взгляд на внешнеполитические приоритеты. С этой точки зрения, шансов, что будет продолжена если не проНАТОвская политика, которой и так нет, то хотя бы проНАТОвская риторика, остаётся крайне немного.

Кроме того, надо заметить, что помимо очевидного провала всех основных приоритетных направлений внешней политики, определённых президентом, Рыбачук также не сумел выполнить свои чисто технические функции и организовать взаимодействие во внешнеполитической сфере МИД, Минэкономики и других правительственных ведомств.

Тем не менее, он был назначен руководителем секретариата президента, что, до полного вступления в силу политреформы, является очевидным повышением в сравнении с должностью одного из вице-премьеров. Результат налицо. Ныне МИД и секретариат президента, по крайней мере, на уровне заявлений, проводят несовпадающую внешнюю политику. Так, МИД поддержал «местную инициативу» по захвату Ялтинского маяка, в то время, как в секретариате Ющенко ссылались на свою неосведомлённость и воздерживались от комментариев. Кстати, позиция МИД до сих пор не поддержана и не опровергнута президентом.

Аналогичным образом расходится позиция МИД, заявлявшаяся первыми заместителями министра Бутейко и Огрызко с позицией Кабмина, и ЦИКа относительно целесообразности приглашения и необходимости регистрации наблюдателей от СНГ. Более того, позиция МИД и здесь вступает в противоречие с позицией президента. Своим указом Ющенко поручил обеспечить проведение максимально честных и открытых выборов.

С этой точки зрения попытка ограничить возможности наблюдения за ходом выборов наблюдателей от организации в которой Украина состоит и которые заявляли о нарушениях со стороны оранжевых на президентских выборах, является ни чем иным как откровенным саботажем поручения Ющенко. Понятно, что нельзя убедить мир в честности выборов, пытаясь ограничить возможности контроля над их проведением со стороны тех, кто тебя критиковал.

Это, однако, далеко не всё, очевидная разность в оценках и позициях между МИД и президентом по газовому вопросу дошла до того, что газета «Зеркало недели» противопоставила «патриотизм» МИДа, «предательству» со стороны президента и руководства Минтопэнерго и НАК «Нафтогаз Украины». Также подверглась критике и позиция, занятая премьером Ехануровым.

Понятно, что когда противоречия между различными центральными органами исполнительной власти столь очевидны, то говорить о какой-либо последовательности, или о более-менее приемлемом уровне исполнительской дисциплины не приходится. Фактически вопрос заключается в том, насколько руководители исполнительной власти, включая президента, контролируют отдельных министров и их ведомства.

Эта проблема дополнительно обостряется противостоянием между президентом и парламентом по поводу отставки правительства.

Отказавшись признавать не только приставку и.о. за членами Кабмина, но и факт увольнения министров Плачкова и Головатого, Ющенко только усилил неразбериху в исполнительной вертикали. Пока президент (в условиях отсутствия Конституционного суда) ведёт дискуссию о легитимности тех или иных решений парламента, а депутаты обнаруживают в высказываниях Ющенко и представителей руководящего звена «Нашей Украины» угрозы проведения государственного переворота и призывы к насильственному изменению конституционного строя Украины, чиновники получают возможность действовать на свой страх и риск и самостоятельно решать какие решения и какого органа конституционны и какие из них выполнять, а какие не стоит.

Упомянутая «самостоятельность» министерств и ведомств также возникла далеко не в последние недели и месяцы. Просто, на сегодня разбалансированность государственного аппарата стала уже очевидной.

В то же время, уже в сентябре среди причин увольнения правительства Тимошенко Ющенко называл невыполнение поручений президента по преодолению сахарного, мясного и бензинового кризисов. Очевидно, политики и эксперты могут дискутировать относительно эффективности той или иной стратегии, предлагавшейся правительством или его оппонентами, но сам факт невыполнения указанных поручений президента сомнения не вызывает.

Следует также подчеркнуть, что уже тогда наблюдались симптомы болезни, поразившей к концу года правительственный организм. Несмотря на то, что достаточно острые разногласия, существовавшие между членами правительства Тимошенко, удавалось не выносить на публику практически до последних дней существования данного Кабмина (хоть в политических и экспертных кругах никто не сомневался, что Тимошенко не контролирует большую часть своих министров, включая ТЭКовскую команду), тем не менее, острая критика первым вице-премьером А.Кинахом решений Кабинета и действий Премьера задавала будущий формат отношений во власти. Просто на данном этапе эта практика обратилась против тех, кто её инициировал или позволил беспрепятственно разрастаться.

На первом этапе острая политическая борьба, а в данное время паралич правительственных структур, парализуют даже выполнение тех поручений президента, которые не вызывают ни резкого неприятия влиятельными чиновниками, ни особо острой критики общественности, не несут серьёзной политической или предвыборной нагрузки и не требуют особого напряжения сил. Так, например, А.Омельченко регулярно критикует Министерство обороны, Министерство культуры и труизма и Кабмин в целом за невыполнение поручения президента относительно создания музейного комплекса «Художественный арсенал».

При всей неоднозначности данного решения В.Ющенко и ограниченности возможностей бюджетного финансирования, правительство, опираясь на заинтересованную помощь киевского мэра, могло, по крайней мере, формально отчитаться об исполнении такого простого пункта, как выведение с территории комплекса складов Минобороны. Со своей стороны Минкульт даже не попытался выполнить большую часть данных ему поручений. Не исключено, что это связано с тем, что вначале все силы министерства были брошены на борьбу с Резниковичем, а затем на преодоление последствий правления О.Билозир.

Аналогичным образом обстоит дело с выполнением поручения президента Минсельхозу относительно решения вопроса с запретом на экспорт в Россию украинских мясных и молочных продуктов. С одной стороны, Ющенко требует договориться до 7 февраля, с другой – Баранивский отказывается предоставлять запрашиваемую российской стороной информацию о поставщиках, ссылаясь на «коммерческую тайну» и угрожает ответными санкциями, с третьей – советник президента Л.Козаченко заявляет, что данный вопрос можно решить только на уровне глав государств и не раньше, чем состоятся парламентские выборы в Украине.

На этом фоне, обвинения со стороны депутатов в адрес Министерства финансов, в невыполнении решений президента и Верховной Рады об усилении социальной защиты граждан, если чем и привлекают внимание, так это тем, что, как правило, все украинские правительства накануне выборов стремились избежать подобных обвинений. Порой их старание заходило даже так далеко, что их обвиняли в обратном – в популизме.

К Минфину, однако, есть более серьёзные претензии. Счётная палата считает, что бюджет 2005 года не был выполнен, а отчёт Минфином сфальсифицирован. Её позиция представляется тем более обоснованной, что не удалось удержать даже близко к запланированным ни одного из макроэкономических показателей. Сальдо внешнеторгового баланса, уровень инфляции, темпы роста ВВП крайне далеки от расчётных. Все эти показатели намного хуже. Совершенно непонятно, как при этом удалось выполнить бюджет?

Наконец, наиболее серьёзная проблема, связанная с выполнением поручением президента – вышеупомянутая проблема восстановления контроля государства над НЗФ. Она имеет серьёзнейшее не только внутриполитическое, но и внешнеполитическое значение.

НЗФ – второй по значимости, после «Криворожстали» объект, называвшийся на «майдане» в качестве примера беззастенчивого воровства представителей прошлой власти. События, связанные с заводом, привлекли повышенное внимание СМИ и вызвали большой общественный резонанс. Достаточно вспомнить хотя бы «Никопольский майдан», в ходе которого представители Пинчука, в его присутствии и с его согласия обещали немедленно уйти с завода, если таково будет решение Верховного Суда.

Решение Верховного Суда вынесено давно, более того, по словам председателя ФГИ В.Семенюк, топ-менеджмент Пинчука покинул завод. Но она считает, что именно отсутствие представителей бывшего владельца, признанного судом незаконным приватизатором, мешает восстановить государственный контроль над НЗФ. Причём, эти аргументы, В.Семенюк привела в ответ на поручение Премьера о немедленном восстановлении государственного контроля, которое фактически повторяло аналогичное поручение президента более, чем полугодичной давности.

Ни поручение главы государства, ни поручение главы правительства, ни решения судов не выполнены. Глава ФГИ откровенно заявила, что и не собирается их выполнять, просто потому, что не считает нужным и якобы не знает как.

В демократическом государстве чиновник, который не хочет или не умеет выполнить поручение правительства или главы государства, а уж, тем более, решение суда, вступившее в законную силу, немедленно уходит в отставку. В.Семенюк фактически издевается над руководством государства и над судебной системой около полугода, без каких-либо последствий для себя лично.

Учитывая, что именно по вопросам, связанным с НЗФ, В.Семенюк была неоднократно публично обвинена в коррупции и никак не прореагировала на эти обвинения, косвенно подтверждённые даже Генпрокуратурой, перед обществом и иностранными партнёрами Украины предстаёт картина власти, которая слишком слаба, чтобы добиться от сравнительно мелкого чиновника выполнения законов и собственных поручений, которая, таким образом, не контролирует собственных министров и, значит, потеряла контроль над страной. Это сигнал, что каждый чиновник фактически стал удельным князем в своём ведомстве и апелляция к закону, Конституции или к центральной власти поможет мало.

Естественно, что это нивелирует все заявления президента о необходимости улучшить инвестиционный климат, о том, что реприватизация имеет определённые, заранее заданные пределы, за которые не выйдет, что правительство готово дать инвесторам существенные гарантии. Реально инвесторы видят, что договариваться им надо с председателем ФГИ, которая по своему произволу и будет решать, что законно, а что нет.

В качестве общего вывода, ещё раз подчеркнём, что падение исполнительской дисциплины практически до нуля является даже более убедительным свидетельством развала национальной государственности, чем экономические проблемы или внешнеполитические поражения. Чиновничество – чётко иерархизированная структура, заинтересованная в сохранении определённых правил игры, которые гарантируют ему востребованность.

Непреложным, основным правилом, своего рода Конституцией чиновничьего сообщества, является правило абсолютного повиновения вышестоящим членам иерархии. Если оно нарушается нагло и в массовом порядке, значит, речь идёт о том, что чиновники не верят в способность нанявшего их на службу государства обеспечить их интересы и начинают искать другие способы и формы выживания.

Последний раз с такой ситуацией столкнулся СССР в 1991 году. Сверхдержава, наводившая страх на весь мир, исчезла тогда внезапно и совершенно незаметно даже для своих собственных граждан.

«Центр исследований корпоративных отношений»

Социологические войны

14.02.2006 Аналитика

После президентской избирательной кампании, когда социологи давали противоречивые прогнозы, многие перестали верить результатам социологических исследований. Социология превратилась в технологию манипуляции рейтингами. Данная тенденция сохраняется и в парламентской кампании. Только за январь месяц было представлено более десяти опросов, результаты которых отличались на десятки процентов. При корректном проведении исследования такое просто невозможно.

Однако в каждой бочке дёгтя есть своя ложка мёда. Хоть социологи и не могут снабдить нас точными прогнозами, они, тем не менее, предоставляют нам материл для самостоятельного исследования. Социология питает социологию.

По результатам исследований, проведённых ведущими украинскими социологическими центрами в течение первых двух месяцев 2006 года, всех участников предвыборной гонки можно разделить на четыре группы.

Первая – группа лидеров, объединяет три политические силы – Партия регионов, блок Юлии Тимошенко, и блок «Наша Украина». Они значительно оторвались в рейтингах от других участников избирательной кампании, и соревнуются друг с другом. По результатам всех, без исключения, социологических исследований Партия регионов остается лидером избирательной кампании.

Наиболее интересная картина наблюдается в рейтингах БЮТ и «Нашей Украины». Данные, полученные Институтом общественного мнения и Киевским центром социологических исследований говорят о том, что БЮТ занимает второе место после Партии регионов. Правда, если посмотреть исследования Центра Разумкова, «Имидж-Контроль», Социса, Социального мониторинга и Украинского института социологических исследований, Национального института стратегических исследований за январь месяц, то обнаружим, что в их рейтингах на  втором месте находится «Наша Украина».

Результаты социологических исследований января месяца явно говорят о противостоянии  рейтингов «Нашей Украины» и БЮТ. Социологи оказались по разные стороны баррикад. Одни явно завышают рейтинг БЮТ, другие – рейтинг «Нашей Украины».  Например, в пользу БЮТ работают: Фонд свобода (БЮТ – 19,2% НУ – 11,9%), Институт общественного мнения (БЮТ – 20,2% НУ – 11,4%), Киевский центр социологических исследований (БЮТ – 18,9% НУ – 10,7%).

В свою очередь, «Нашей Украине» подыгрывают: Центр Разумкова (НУ – 15,4%, БЮТ – 12%), Имидж-Контроль (НУ – 19%, БЮТ – 16,4%), «Социс» (НУ – 19,76 %, БЮТ – 12,82%), Социальный мониторинг и Украинский институт социальных исследований (НУ – 19,8%, БЮТ – 13,8%) и Национальный институт стратегических исследований (НУ – 22%, БЮТ – 15%).

Вторую группу составляют СП, КПУ и Народный блок Литвина, которые по результатам практически всех исследований января месяца преодолевают 3% барьер. Исключение составляет опрос, проведенный Киевским центром социологических исследований, где народный блок Литвина получил 2,9%. К этой группе также приближается избирательный блок Наталии Витренко. Только исследования, проведенные Институтом общественного мнения и Киевским центром социологических исследований, показали увеличение числа тех, кто готов проголосовать за блок Витренко. Результаты соответственно 4,8%, 6,3%. Это даёт основания предположить, что данные службы соответственно играют на повышение рейтинга блока Наталии Витренко «Народна Оппозиция».

Во второй группе на повышение рейтингов СПУ играет Всеукраинская социологическая служба (СПУ – 10,4%, КПУ – 6,9%, Народный блок Литвина – 7,8%) и Киевский центр социологических исследований (СПУ – 9,1%, КПУ – 4,2%, Народный блок Литвина – 2,9%).

Самые высокие результаты Народный блок Литвина получил в исследованиях, которые проводили Всеукраинская социологическая служба (7,8%) и «Имидж-Контроль» (6,2%).

Занижают рейтинг КПУ Институт общественного мнения (КПУ — 3,7%, Народный блок Литвина – 3,3%, блок Витренко – 4,8%, СПУ – 5,7%), Киевский центр социологических исследований (КПУ – 4,2%, Народный блок Литвина – 2,9%, блок Витренко – 6,3%, СПУ – 9,1%). По результатам этих исследований блок Наталии Витренко «Народная оппозиция» обгоняет КПУ и Народный блок Литвина, и оказывается на пятом месте в рейтингах после СПУ.

В третьей группе находятся политические партии, которые пока не дотягивают до 3-ного барьера (Гражданский блок Пора-ПРП, Блок «Не Так», «Виче») и незначительно превышают результаты статистической погрешности. В частности, на повышение рейтинга «Виче» играют «Социс» (2,34%) и Имидж-Контроль (2%). Прохождение в парламент этих политических сил остается под сомнением.

Четвертая группа – аутсайдеры — все остальные политические образования, которые не смогут преодолеть 3-х процентный барьер. И никакие социологические технологии не смогут поднять реальный рейтинг этих политических сил.

Социологическая война привела к появлению фиктивных центров. Социологи уже начали говорить о таких центрах, так на сайте «Украинская правда» Ирина Бекешкина заявила о возникновении шести виртуальных социологических служб на сайте Украинский Выбор- 2006. Когда мы обратились к этому сайту, то обнаружили, что на нем представлены данные только по трем социологическим центрам – Киевская социологическая академия, Фонд-Украина — 2000 и Институт исследований регионального развития Украины. Более детально изучив результаты, которые были представлены этими виртуальными (по словам Бекешиной)  социологическими службами, можно прийти к выводу, что эти результаты играют в пользу двух политических сил: БЮТ и блока Наталии Витренко. Кроме того, по результатам исследования предоставленного Институтом исследований регионального развития Украины, партия «Возрождение» набирает 5,9%.

Фактически, на сегодня можно констатировать, что получить объективные результаты, пользуясь данными одной (фиктивной или реальной) социологической службы практически невозможно. Некоторую ясность могут дать только сводные данные пяти-семи центров, с исключением крайних значений.

Николай Носов (социолог-аналитик ЦИКО)

Политические и экономические итоги 2005 года

19.12.2005 Аналитика

Наиболее важным внутриполитическим итогом 2005 года стало углубление политического, этнического и конфессионального раскола Украины. Водораздел между оранжевыми и синими регионами, отчётливо проявившийся в ходе президентских выборов, обозначился более чётко. Год назад это был по преимуществу политический раскол, связанный с избирательной кампанией, а точнее с использовавшимися обеими сторонами формами и методами ведения кампании, направленными на максимальную консолидацию своего электората, и поэтому отчётливо отделявшими своих от чужих.

Уж тогда политики опирались на этническое и конфессиональное отличие Восточной Украины от Западной, однако избиратели придавали относительно несущественное значение данным различиям, персонифицируя свои симпатии в двух кандидатах в президенты. Господствовало убеждение, что, несмотря на остроту борьбы, Украина объединится вокруг победителя. На «майдане» это убеждение было оформлено в спекулятивный лозунг «Восток и Запад вместе!», но и в восточных регионах значительная часть избирателей, голосовавших против Ющенко, готова была признать итоги борьбы и согласиться с собственным поражением. Об этом, в частности, свидетельствовал резко упавший к апрелю-маю (о 12%) рейтинг Партии регионов и возросший в то же время до 60% рейтинг Ющенко.

Учитывая, что в своё время, Кучма победил Кравчука голосами преимущественно Восточной Украины, но разница электоральных предпочтений не привела две части страны к цивилизационному конфликту, первые два-три месяца власти Ющенко наиболее вероятным можно было считать аналогичный сценарий развития событий: по принципу «президент уже есть, так чего после драки кулаками махать?»

Наметившаяся консолидация общества вокруг личности нового президента не состоялась по нескольким причинам.

Во-первых, президент и его окружение неоднократно и в достаточно грубой форме сами педалировали проблему раскола Украины, подчёркивая разницу между своими регионами и теми, которые подержали соперника.

Во-вторых, власть пошла путём игнорирования национальных, конфессиональных и культурных интересов русскоязычной и русофильской части общества, в большинстве своём поддержавшей Януковича. Достаточно формальная, но неуклюжая украинизация (на шароварном уровне) и вполне конкретная, но такая же неуклюжая политика, направленная на разрыв с Россией, обострили отношения двух Украин и расширили разлом между ними.

Сюда же добавилась и неспособность властей найти общий язык с УПЦ МП, замененная попыткой урезания её влияния за счёт развития идеи «украинской поместной, соборной церкви». В данном случае, личные конфликты отдельных представителей власти с русской культурой (Билозир – Русский драматический театр), образованием (Матвиенко в Крыму) или с УПЦ МП (губернатор Червоний) постепенно начинали рассматриваться населением не как головотяпство чиновников, а как русофобская политика власти в целом.

В-третьих, существенную роль сыграл раскол в оранжевом лагере, сопровождавшийся массированным выбросом компромата. Резко упал авторитет власти даже среди её вчерашних симпатиков. Противники Ющенко получили подтверждение своей правоты и надежду на реванш в ходе парламентских выборов. Наконец, появление сильной оранжевой оппозиции отвлекло внимание власти от борьбы с оппозицией синей и дало последней возможность оправиться от массированных политических преследований первых месяцев оранжевого правления, провести реорганизацию и практически полностью восстановить свои позиции.

Начавший постепенно отходить от Партии регионов в феврале-мае электорат полностью вернулся к ней уже в сентябре. Отмечаемые социологами тенденции свидетельствуют о том, что постепенно совокупный рейтинг двух главных оранжевых сил (БЮТ и «Нашей Украины») сближается с рейтингом Партии регионов. Блоки же Костенко-Плюща и ПРП-«Пора» по своему проходному потенциалу не превосходят блок Кравчука. Таким образом, примерный баланс сохраняется и на уровне широких синей и оранжевой коалиций, противостоявших друг другу на президентских выборах.

На сегодняшний день нет практически никаких оснований предполагать возможность быстрого преодоления раскола в обществе после парламентских выборов. Слишком долго, практически два года, нагнеталось противостояние. Многим людям сегодня уже просто очень трудно, почти невозможно отказаться от идеологических штампов, вбитых в их сознание усилиями политиков и СМИ.

Дополнительный потенциал в конфликт закладывает непродуманная внешняя политика на российском направлении. Причём, хоть ведомство Тарасюка (МИД) внесло здесь свою лепту, главным раздражителем в двусторонних отношениях выступает НАК «Нафтогаз Украины» и его руководитель Алексей Ивченко.

МИД Украины не располагает контролем над материальными ресурсами и не определяет внешнюю политику страны. Он скорее представляет из себя протокольно-идеолого-пропагандистский орган, в значительной степени партийный (его называют вотчиной НРУ), предназначенный для организационно-технического и информационного обеспечения визитов президента. Поэтому антироссийские демарши Тарасюка и его заместителей (Бутейко и Огрызко) может быть раздражают отдельных политиков в Москве, но остаются практически незаметны для украинского общества.

В то же время, «Нафтогаз» является одним из бизнес-партнёров «Газпрома», обеспечивающим львиную долю российского газового транзита в Европу. Нестабильность отношений по линии «Газпром»-«Нафтогаз» не может не беспокоить Россию, поскольку наносит ущерб её динамично развивающимся отношениям с ЕС. Именно поэтому, тянущийся пол года газовый конфликт с Россией стал главным раздражителем не только в двусторонних отношениях, но и в украинской внутренней политике. Последовательность: оранжевая власть – конфликт между «Нафтогазом» и «Газпромом» — угроза срыва российских поставок и уничтожения украинской экономики (особенно актуальная для пророссийских восточных регионов) просматривается отчётливо и не усиливает симпатии к власти на Востоке и Юге Украины.

Сегодня можно с уверенностью утверждать, что, независимо от конкретных результатов парламентских выборов, Запад Украины не более готов к синему реваншу, чем год назад к победе Януковича, а Восток Украины в значительно меньшей степени готов принять оранжевое большинство в ВР и оранжевое правительство, чем год назад оранжевого президента.

Поскольку силы сторон примерно равны и имеют чёткую региональную, этническую и конфессиональную привязку, единственным способом избежать раскола государства представляется сине-оранжевая коалиция.

Если слухи о переговорах, которые якобы ведут с Партией регионов БЮТ и «Наша Украина» верны, то это значит, что осознание необходимости политического компромисса посещает и отдельных представителей высшего эшелона как власти, так и оппозиции.

Это, впрочем, не означает, что компромисс обязательно будет достигнут. Во-первых, многое будет зависеть от конкретных результатов выборов (кто сколько возьмёт и с кем выгоднее будет составить коалицию). Во-вторых, уже сейчас второстепенные оранжевые и синие объединения, опасающиеся, что в случае формирования «большой коалиции», они не получат мест в правительстве, активизируют пропаганду непримиримости. Здесь опять начинает действовать тот же фактор, что и на президентских выборах (необходимость консолидировать электорат).

В результате, оранжевые и синие гранды избирательной гонки постепенно также усваивают непримиримый тон. При этом, партии и блоки, формально имеющие возможность претендовать на статус третьей силы (Народный блок Литвина), пока практически не используют в своей пропаганде объединительную риторику. Наоборот, они стараются избегать указаний на опасность раскола страны. Немаловажное значение для них имеет и тот факт, что на сегодня их потенциальный электорат ограничен примерно 10% «неприсоединившихся» ни к синим, ни к оранжевым, ни к красным. Поэтому партии и блоки, ориентированные на третью силу стараются сохранить себе в следующем созыве Верховной Рады руки развязанными для любых коалиций (по сформулированному Литвином принципу – «хоть с чёртом»).

Таким образом, главным результатом истекающего года и доминантной тенденцией начала следующего является опасность раскола государства, вызванного уже существующим и углубляющимся расколом общества. Возможность преодолеть данную тенденцию существует в виде создания после выборов сине-оранжевой правительственной коалиции, но она резко ограничивается следующими факторами:

1. Усилением поляризации электората, которая диктует партиям целесообразность опоры на тезис непримиримости, как на основной в предвыборной пропаганде.

2. Присутствие как у синих, так и у оранжевых, второстепенных блоков, имеющих шанс попасть в парламент только в случае ставки на усиление радикализма, и провоцирование этими блоками конфронтации.

3. Внешнее давление, вызванное непродуманной международной политикой действующей власти.

4. Отсутствие значительной прослойки нейтрального электората, который мог бы стать базой для партий третьей силы, опирающихся не на пропаганду противостояния, а на тезис о необходимости объединения на основе компромисса.

Макроэкономика

Номинальный объем ВВП Украина в 2005 году будет зафиксирован на уровне 420 миллиарда гривен. Рост реального внутреннего валового продукта в Украине составит 3,2%. Не исключено, что пока еще позитивные цифры этого показателя сформировались по большей мере под влиянием инерции темпов промышленного роста прошлых лет. Резкое замедление темпов экономического роста вызвано рядом как объективных, так и субъективных причин.

Во-первых, тенденция к падению ВВП прослеживалась на протяжении трех четвертей 2004 года – наивысшая помесячная динамика этого показателя была достигнута в марте минувшего года, составив 12,4% в годовом исчислении. Далее за редкими исключениями наблюдалась затухающая динамика индекса, что в определенной степени можно считать сменой тенденции в соответствии с теорией волн. Высокие темпы роста в 2005 году наблюдались в пищевой промышленности, производстве древесины и изделий из нее, целлюлозно-бумажной промышленности, производстве неметаллических минеральных изделий. Ощутимое падение темпов прироста производства отмечено в металлургии и химической промышленности. Падение производства зафиксировано в нефтепереработке. К концу года ускорилось падение темпов производства в машиностроении.

Реприватизационная риторика, вызванная желанием потрафить чаяниям определенных слоев населения, оказала крайне негативное влияние на экономику страну. Атмосфера нервозности и подозрительности, неуверенность в будущем своего бизнеса привела к резкому замедлению притока иностранных инвестиций в Украину. Мрачная перспектива утратить бизнес и собственность отрицательно влияла и на настроение внутреннего инвестора. Снижение общего уровня инвестиций стало одной из причин затухающей динамика темпов прироста ВВП.

К концу года наметилась тенденция превышения объемов импорта над экспортом. Впервые после кризиса 1998 года государство получило отрицательное сальдо торговли товарами. Общее сокращение сальдо торговли товарами и услугами обусловлено снижением в четыре раза темпов прироста экспорта. В свою очередь к этому привели абсолютно необоснованная ревальвация гривны весной, снижение объема иностранных инвестиций и серьезное ухудшение конъюнктуры основных для Украины внешнеэкономических рынков – в первую очередь металлургического и химического. Общее сальдо текущего и платежного баланса Украины остается положительным исключительно благодаря текущему счету платежного баланса, то есть – капитальным операциям.

Инфляция в Украине за 2005 год по официальным данным составит 11,5-12%. Реальный рост цен составит большую цифру – вероятно, он не ниже 15% в годовом исчислении. Подобная картина является следствием нескольких составляющих. Комплексный анализ действий правительства Ю.Тимошенко явно свидетельствует о следующем – был сделан выбор в пользу инфляционной модели развития. Принятые в конце марта изменения в государственный бюджет привели к резкому увеличению социальных выплат и росту железнодорожных тарифов.

Тяжелым грузом на плечах экономики повисли результаты предвыборных событий прошлого года – речь идет 4,5 миллиардах социальных выплат от кандидата в Президенты В.Януковича. Кроме фактора масштабных социальных выплат на потребительские цены оказал серьезное влияние рост цен производителей, который только в 2004 году составил более 17%. Цены промышленности сказываются на ценах потребительских с лагом в 5-7 месяцев. Таким образом, первый ценовой шок страна пережила весной этого года. Отпускные цены промышленности росли и в этом году – второй виток роста розничных цен, хоть и несколько меньший, нежели весной, произошел в начале осени, что абсолютно нетипично для отечественной экономики (конец лета-начала осени традиционно считается периодом сезонного снижения розничных цен).

По состоянию на 1 декабря золотовалютные резервы Национального банка составили 19,638 миллиарда долларов. Доля монетарного золота в резервах оставляет 251,26 миллион долларов. С начала нынешнего года золотовалютные резервы НБУ выросли в 2,06 раза или на 10,113 миллиарда долларов.

Банки и финансы

Важнейшим событием в этой сфере стало усиление национальной валюты – «легким движением руки» гривна за одну апрельскую ночь потяжелела по отношению к доллару на 6%. Главной декларируемой целью этого действия была борьба с ростом розничных цен. Действительно, ряд учебников по экономике содержит утверждение о том, что при помощи ревальвации можно добиться обуздания инфляции. Но, по большей мере чаяния Кабинета Министров сбылись с точностью «до наоборот». Часть поддавшейся панике граждан понесла доллары в обменные пункты и получила гривны. Что они могли сделать с национальной валютой?

В условиях снижающихся весной-летом процентных депозитных ставок банковские вклады не выглядели привлекательным направлением вложения средств. В результате, основная часть денег была направлена на потребительский рынок. То есть – подстегнула инфляцию. Имеет смысл рассмотреть проблему ревальвации гривны и с точки зрения отечественных экспортеров.

Вряд ли само по себе падение курса иностранной валюты на 6% способно радикально подорвать их финансовое состояние. Но, посеять обоснованную неуверенность в завтрашнем дне – запросто. Если раньше, предприятия-экспортеры имели четкий ориентир, позволяющий планировать свою деятельность на ближайшую перспективу, то нынче они лишены этого удовольствия. Момент для ослабления доллара был выбран не самый удачный – конъюнктура некоторых сырьевых рынков ухудшилась, а вместе с нею — и перспективы отечественных экспортеров.

Тревожным для экономики и банковского сектора является ситуация этого года, когда при снижении процентных ставок по кредитам не растет на них спрос. Укрепляющаяся национальная валюта вместе с ростом цен – верные спутники находящейся на излете роста экономики.

За год дважды была повышена ставка рефинансирования с 8,5 до 9% и с 9 до 9,5%. К сожалению, в Украине этот важнейший макроэкономический показатель практически существуют автономно от самой экономики. Он слабо ориентируется на уровень инфляции в стране и процентные ставки в банковской системе, не связан с доходностью государственных ценных бумаг и практически не оказывает ни малейшего влияния на уровень ликвидности банковской системы. Такое положение длится уже несколько лет. Это является крайне печальным свидетельством недоразвитости финансовой системы страны.

Заметным событием для финансового рынка страны в уходящем году стала долгожданная отмена обязательной продажи валютной выручки экспортеров. Вне всяких сомнений позитивным моментом отмены обязательной продажи валютной выручки является либерализация системы валютного регулирования и контроля, повышение инвестиционной привлекательности украинской экономики.

2005 год четко обозначил неведомую ранее тенденцию приобретения солидными иностранными финансовыми учреждениями украинских банков. Особняком стоит смена собственника второго по величине отечественного банка – «Аваля». Он был куплен за 1 миллиард долларов «Райффайзенбанком». Российский «Внешторгбанк» покупает банк «Мрия», а французский BNP-Paribas приобретает «Укрсиббанк».

Энергетика

Весной страна пережила жесточайший кризис на рынке нефтепродуктов. Причин роста цен было несколько. Во-первых, значительно увеличились мировые цены на нефть. Во-вторых, Россия несколько раз повышала пошлину на экспорт своей нефти (данный показатель привязан к динамике мировых цен на смесь Urals). В-третьих, сыграли свою негативную роль фискальные новации Кабмина – введение НДС на импорт нефти и увеличение ставки акцизного сбора на бензин и дизельное топливо. Директивное ограничение розничных цен ни к чему хорошему не привело – гражданам пришлось лицезреть изрядно подзабытую картину неработающих АЗС. После личного вмешательства Президента и отмены импортных пошлин ситуация стабилизировалась. Хотя внутренние цены на бензин, вслед за мировыми ценами нефти, постепенно увеличивались до начала сентября.

Результатом вынужденных преференций импортеров нефтепродуктов стало значительное (едва ли не на 30% по сравнению с прошлым годом) снижение объема переработки нефти на украинских НПЗ. В это самое время на протяжении 2005 года серьезно обсуждались вопросы необходимости и целесообразности строительства новых НПЗ. Назывались разные места: Броды, Одесса, Феодосия.

Что можно сказать по этому поводу? Конечно же, новые современные мощности никогда никому не помешают. Однако, стоимость строительства одного НПЗ никак не меньше 1,5-2 миллиардов долларов. Имеет ли Украина собственные возможности вложения таких средств? Вопрос риторический. Имеет ли наша страна партнеров-инвесторов для реализации подобных проектов? Тоже – вопрос риторический. С другой стороны, мощности всех существующих украинских НПЗ превышают 50 миллионов тонн в год. При годовой потребности Украины порядка 22-24 миллионов тонн в год. То есть, вопрос состоит в загрузке существующих нефтеперерабатывающих заводов, которая в данный момент не доходит и до 50%.

Главная проблема состоит в источниках поставки сырья. Украина находится в крайне невыгодных условиях, которые сложились еще со времен СССР – около 96% импорта нефти приходится на Россию. При этом по стандартам ЕС объем поставок нефти из одной страны не должен превышать 25%. Имеет смысл серьезнейшим образом поработать над вопросом диверсификации поставок сырья и увеличения его объемов. Необходимо позаботиться и о модернизации НПЗ. Некоторые из них были построены очень давно – Херсонский НПЗ еще до второй мировой войны, а Дрогобычский – в конце позапрошлого века.

Главная проблема отечественных нефтеперерабатывающих заводов – низкая глубина переработки нефти. Мировым стандартам соответствует всего лишь один завод, выпускающий светлые нефтепродукты – Шебелинский. Это не классическое нефтеперерабатывающее предприятие. Бензин оно производит из газового конденсата. Выход светлых нефтепродуктов в Шебелинке составляет более 90%. Из классических украинских НПЗ самое лучшее положение в Кременчуге – глубина переработки нефти составляет 76%. Мировой стандарт — 92-95%. Правительству следует изыскать методы влияния на владельцев НПЗ с целью увеличения глубины переработки нефти. Скорее всего, логичным выглядел бы вариант предоставления налоговых льгот в части средств, затраченных на повышение глубины переработки сырья.

Вопросы обеспечения Украины газом были едва ли не самыми резонансными в 2005 году. Впервые «Газпром» заявил о пересмотре цены на газ, который Украина получает в качестве оплаты за транзит, еще в конце марта. Тогда же обострился еще один важный вопрос газовых взаимоотношений — пересмотр условий работы оператора туркменского газа «РосУкрЭнерго». Уставный капитал этой компании поровну делили между собой дочернее предприятие «Газпромбанка» и структура австрийской группы Raiffeisen Investment AG.

Объемы прокачки туркменского газа, которыми оперирует эта структура, — около 40 миллиардов кубометров в год, комиссионные — 37,5% от общего объема прокаченного газа. Украина пыталась поставить вопрос об участии НАК «Нефтегаз Украины» в этой схеме, что было попыткой вытеснить из схемы поставок Raiffeisen Investment AG. Однако, дальнейшие события оттеснили эту проблему на второй план. В апреле «Газпром» уведомил Украину о намерении повысить цену на поставляемый для нее газ в счет транзитных услуг в три раза — до 160 долларов за тысячу кубометров и немедленно переходить на денежную форму расчетов. Все лето конфликт нарастал – «Газпром» четко определил свои условия и ждал реакции украинской стороны.

Летом Украина создала для себя еще одну проблему, существенно испортив отношения с крупнейшим поставщиком газа – Туркменистаном. Президент Туркменистана С.Ниязов обвинил Украину в мошенничестве. Он заявил, что структуры НАК «Нефтегаз Украины» не поставляют в счет оплаты за поставленный газ товары в Туркменистан. Поскольку долг превысил 400 миллионов долларов, Туркменбаши в ультимативной форме предложил Украине перейти исключительно на денежную форму расчетов. «Нефтегаз Украины» согласился перейти на денежную форму оплаты и исключить товарную часть в расчетах за газ с Туркменистаном (ранее оплата проходила по принципу 50:50).

В конце июня в Ашхабаде был подписан новый контракт, в результате которого цена на туркменский газ вернулась со второго полугодия на уровень 44 доллара за тысячу кубометров на туркмено-узбекской границе. Со второго полугодия Украина начала оплачивать туркменский газ исключительно валютой. В октябре неожиданно выяснилось, что Украина не только не рассчиталась с Туркменистаном за прошлое полугодие, но и увеличила долг. А 20 ноября С.Ниязов заявил, что с 1 января 2006 года цена на газ для всех потребителей вырастет с 44 до 60 долларов за тысячу кубометров — в том числе и для Украины.

Ближе к концу ноября вновь обострилась проблема газовых взаимоотношений с Россией. Намеченный на 23 ноября визит российского Премьер-министра М.Фрадкова был отменен в связи с диаметрально противоположными точками зрения сторон на перспективы решения вопросов. Россия согласна на повышение Украиной ставки транзита российского газа при экспорте в Европу, но продолжает настаивать на цене газа для Украины в 160 долларов за тысячу кубометров. Еще одна реальная угроза — Москва может поднять тариф на транзит туркменского газа по своей территории. Это вызовет резкое повышение цены туркменского газа для Украины.

Важнейшим событием в электроэнергетике страны стала ликвидация классов потребителей электроэнергии и региональной разницы в тарифах. До 1 сентября стоимость электроэнергии для промышленных потребителей зависела от того, каким образом к нему доставлялся ток. Кроме этого, в разных областях страны совершенно справедливо действовали различные цены — есть энергоизбыточные регионы, а есть энергодефицитные, в разных регионах совершенно различные затраты на транспортировку электроэнергии.

Промышленно развитые области потребляют существенно больше электроэнергии, нежели депрессивные. В соответствии с рыночными законами оптовое потребление ведет к снижению цены. Руководители отечественной энергетики пренебрегли этим правилом. С начала осени цены уравниваются. В результате мы имеем классический вариант пагубного для экономики явления – ценового перекрестного субсидирования. Причем, благодаря Минтопэнерго, оно идет в двух направлениях – отраслевом и региональном.

Очень важным были и попытки НАЭК «Энергоатом» наладить экспорт излишков электричества, невостребованных на внутреннем рынке. Прямые экспортные поставки нужны «Энергоатому», как воздух. Об этом свидетельствуют показатели работы НАЭК в 2005 году. Если сравнить коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) отечественных атомных станций и зарубежных, наши энергообъекты по этому показателю замкнут в лучшем случае третью сотню из 441 эксплуатируемых в мире атомных энергоблоков. Столь низкий показатель использования мощности – не вина «Энергоатома».

Возросли объемы продажи электричества в оптовый рынок. Тем не менее, КИУМ упал. Главная причина – ввод в эксплуатацию в 2004 году двух новых ядерных энергоблоков при наличии в энергосистеме избытка генерирующих мощностей, а также отсутствии достаточного количества маневренных энергоисточников. Дело в том, что ядерные энергоблоки предназначены для работы в стабильном посуточном режиме и без достаточного количества в энергосистеме пиковых энергомощностей (ГЭС, ГАЭС) возможность их загрузки снижается.

Параметры эксплуатируемого в настоящее время на атомных станциях ядерного топлива не предусматривают возможности регулирования мощности. Вторая причина снижения КИУМ — приостановка с 1 июля этого года экспорта электричества «Энергоатома» в Россию в месячном объеме 500 миллионов кВт-час, что вылилось в дополнительный простой мощностей.

Что плохого в том, что атомщики реализовывали за рубежом излишки электричества, невостребованные в Украине? Во-первых, отечественным потребителям в весенне-летние месяцы эта электроэнергия все равно не была нужна. Во-вторых, компания фактически продавала товар на экспорт по цене выше, чем на внутреннем оптовом рынке, поскольку к отпускной цене 6,91 копеек приплюсовывалась экспортная надбавка. Приостановка экспорта заметно сократила доходную часть энергокомпании.

В результате «Энергоатому» пришлось прибегнуть к банковским заимствованиям, чтобы избежать недофинансирования запланированных производственных программ. И если в скорейшем времени экспорт электричества в Россию не восстановится, КИУМ украинских АЭС еще более снизится. Это означает, что Украине придется компенсировать часть дешевого атомного электричества по цене 8 копеек за 1 кВт-час более дорогой электроэнергией тепловых станций, стоимостью 13-14 копеек за 1 кВт-час. За счет кого? Надеюсь, на население эту ношу не возложат. На сельское хозяйство – тоже. Остается – промышленность. Это еще сильнее снизит конкурентоспособность выпускаемой в Украине продукции. Прошедшие 14 ноября переговоры между главой Минтопэнерго Украины И.Плачковым и министром энергетики и промышленности Росси В.Христенко не принесли позитивного результата.

Ситуация в угольной промышленности в 2006 году была традиционной для многих последних лет. Счетная палата признала неэффективность внедренной в Минтопэнерго системы предоставления и распределения средств угледобывающим предприятиям. 94,4% всех денег, направленных отрасли в этот период, использованы либо с нарушениями, либо не по назначению. Выделяемые деньги не стимулируют развитие отрасли. Причина в неправильном подходе к планированию господдержки.

При составлении сметы финансирования завышались объемы добычи угля и занижались цены на него, безосновательно включались отдельные виды затрат. Наиболее распространенной схемой расхищения бюджетных средств, выделяемых на нужды угольной промышленности, являются вложения в объекты незавершенного строительства. Отрасль потеряла управляемость и несет убытки из-за несовершенной структуры. Созданное в августе министерство угольной промышленности пока не решило ни одной проблемы. Министр В.Тополов обещает создать трехуровневую схему управления: министерство–госкомпания–шахта, в которой, по его мнению, будет меньше шансов для финансовых нарушений за счет введения четкой схемы контроля.

Возможно, он и прав. Вот только его мнение расходится с положениями «Концепции развития топливно-энергетического комплекса до 2030 года» — вариант от господина В.Тополова не предусматривает увеличение числа негосударственных шахт. Кроме этого, угольная отрасль столкнулась с неведомой ранее проблемой – резкое падение спроса на ее продукцию. Дело в том, что тепловые электростанции сформировали зимний запас «черного золота» уже к концу июля. А металлурги предпочитали импортировать российский коксующийся уголь, качество которого существенно лучше отечественного.

Металлургия

Вне всяких сомнений, главным событием была успешная продажа металлургического комбината «Криворожсталь». Индийский бизнесмен в результате ожесточенных торгов с представителями альянса «Индустриального Союза Донбасса» и люксембургско-бельгийско-французской компании «Arcelor» заплатил за жемчужину украинской металлургии 4,79 миллиарда долларов. Много это или мало? Пожалуй, логичным уровнем цены предприятия были предложенные компанией «Смарт-групп» 3,4 миллиардов долларов. За тонну производимой продукции «Криворожсталь» оценена примерно в 700 долларов, в то время как средний показатель для российских компаний – на уровне 410 долларов.

Да, структура производства каждого металлургического предприятия отличается от его собрата и у одного из них больший удельный вес занимает дорогой холоднокатаный лист, а другого – дешевая чугунная заготовка. Однако, почти двукратная разница говорит о многом. Понятно, что украинский завод находится ближе к основному экспортному рынку (западноевропейскому) по сравнению с заводами России, но, с другой стороны, российские собственники потратили на модернизацию производства внушительные средства, и в техническом отношении их мощности намного приличнее украинских.

Энергозатраты для российских металлургов составляют меньшую величину, нежели для украинских. Вызывает сомнения целесообразность такой цены и с точки зрения работы предприятия. Понятно, что прибыль, которая была отражена в отчетности 2004 года, не отражает истинное положение вещей. По оценкам авторитетных специалистов рентабельность работы «Криворожстали» составляет 25%. В силу этого предположительный объем прибыли комбината за год составляет 475 миллионов долларов.

Для того, чтобы добиться окупаемости инвестиции Л.Митталу потребуется около 10 лет. Это очень много. Представители «Arcelor» заявляли, что нормальная окупаемость должна составлять не более 5 лет, что близко к мировой практике. Можно приводить еще массу аргументов – и то, что предприятие построено еще в 1934 году, и то, что по старой советской практике увлечение гигантоманией приводило к недостаточному вниманию к вопросам модернизации и технического перевооружения. И в особенности тот факт, что программа приватизации включает инвестиционные обязательства в совершенно невероятном объеме – 12 миллиардов гривен.

Но, у «Криворожстали» имеется и ряд абсолютно уникальных преимуществ. Во-первых, это уникальнейшие месторождения сырья, расположенные, к тому же поблизости. Во-вторых, это транспортные преимущества. В свое время, сделав ставку на такие страны, как Румыния, Казахстан и Алжир, Миттал выиграл у более консервативных бизнесменов, интуитивно предвидя, что менее развитым странам понадобится огромное количество низкопробной стали.

Не следует исключать и того, что истинные причины решения выложить за «Криворожсталь» 4,79 миллиарда долларов символизирует что-либо иное, нежели твердое желание господин Л.Миттала не отдать это предприятие компании «Arcelor»? Кстати, определенные негативные моменты для Mittal Steel уже имеются. Международное рейтинговое агентство Standard&Poor’s поместило долгосрочный корпоративный рейтинг «ВВВ+» Mittal Steel в список CreditWatch с негативным прогнозом.

В 2006 году ряд крупнейших украинских ФПГ приобрели металлургические активы за рубежом. ИСД в тяжелейшей борьбе с Л.Митталом стала собственником польского меткомбината «Гута Ченстохова». «Систем Капитал Менеджмент» купил предприятия металлургической отрасли в Чехии (Витковице) и Италии (Валсидер).

Сельское хозяйство

В связи с провалом посевной кампании, страна может столкнуться с серьезным дефицитом зерна в самое ближайшее время. Одной из причин этого были объективные погодные факторы – во время посевной кампании на 65% площадей под посевы была нулевая влажность. Площади под озимыми культурами, охваченные осенней почвенной засухой, сосредоточены в основном в Сумской, Полтавской, Харьковской, Донецкой, Днепропетровской, Луганской, Запорожской, Николаевской и Херсонской областях – традиционных зерновых регионах. В указанных областях количество дней без осадков достигало 45-48, средняя температура в течение сентября-ноября была на 1-3 градуса выше нормы.

Относительная влажность воздуха порой снижалась до критических показателей – менее 30%. Впервые за многие годы крестьяне массово отказывались от сева озимых культур, совершенно логично прогнозируя неразрешимые проблемы с их выращиванием. Есть и факторы, не зависящие от капризов погоды. Цены на топливо и ГСМ трудно назвать такими, которые стимулируют сельскохозяйственное производство. По-прежнему нельзя говорить о возможности застраховать себя от риска неурожая в отечественных страховых компаниях.

Кроме этого, при существующей агрономической и фитосанитарной ситуации в земледелии, при нарушении чередования культур в севооборотах, высокой засоренности почвы могут возникать самые неожиданные фитосанитарные аномалии. Что однозначно потребует увеличения объемов использования пестицидов. То есть, о высоком качестве зерна урожая 2006 года говорить не приходится. В текущем году засеяно не более 5 миллионов гектар под озимую пшеницу. В сравнении с удачным прошлым годом снижение размера засеянной площади произошло более чем на 20%.

Если же применить в расчетах среднюю величину потерь за последние годы, то уборочная площадь должна составить 4,75 миллиона гектаров. Прогноз урожайности зерновых, который дают специалисты, не слишком радостен – не более 20 центнеров с гектара (для сравнения скажем, что в прошлом маркетинговом году урожайность озимых зерновых составила 29 центнеров с гектара).

В следующем году сельхозпроизводители соберут 8-9 миллионов тонн пшеницы, из которой для производства хлеба будет пригодно не более 3-5 миллионов тон. Соответственно, при потребности в 7 миллионов тонн дефицит составит от 2 до 4 миллионов тонн. Закупить эти объемы в Украине будет проблематично, поскольку в этом году, несмотря на хороший урожай, доля продовольственной пшеницы составила в нем не более одной трети. Уже экспортировано порядка 800 тысяч тонн. При оптимистическом прогнозе это означает необходимость импорта зерна в следующем году на сумму от 600 до 800 миллионов долларов.

Произошло обострение ситуации на молочном рынке. Молочники жалуются, что, даже повысив расценки на продукцию, они вряд ли смогут потянуть нынешние запросы поставщиков. Как следствие, некоторые заводы уже объявили о приостановке работы. Молочный рынок уже в течение полугода бросает из одной крайности в другую.

Если летом цены на сырье снизились до 40–60 копеек за литр, что привело к бунту крестьтян в некоторых регионах, то к концу года стоимость молока резко взлетела вверх. Сейчас литр молока обходится заводам в 1,4–1,5 гривен. Отчасти рост расценок связан с объективными факторами — в осенне-зимний период сырье традиционно дорожает на 30–40%.

Но в нынешнем году в ситуацию «удачно» вмешались чиновники. После массовых летних волнений крестьян они рекомендовали аграриям не продавать молоко слишком дешево. На предприятия же поступили устные распоряжения не занижать расценок. Как следствие, сырье стоит на 40% дороже, чем в прошлом году. Чиновники утверждают, что дефицита молока в стране нет, ведь только за последний год фермеры увеличили поголовье молочного скота на 10–25%. Емкость рынка министерство оценивает в 14 миллионов литров. Но на переработку идет только 5,7 миллионов литров.

Молоко не относится к продуктам длительного хранения. Вероятно, представители аграрного министерства ошибаются в своих расчетах. Количество больших хозяйств, уменьшается. Кроме того, многие из них вырезали скот, когда цены на молоко были низкими, что делало его продажу невыгодной. Сейчас же дефицит сырья снова ощущается — производители усилили борьбу за передел сырьевых зон, а сыроделы стимулируют дальнейший рост цен.

Неприятным известием для отечественной кондитерской промышленности стало введение Россией специальной пошлины на карамельные изделия, ввозимые из Украины в размере 0,6 евро за килограмм.

Согласно постановлению, данная пошлина введена на патоку крахмальную, вареные конфеты с начинкой и без начинки, карамели и аналогичные сладости. Новые ставки ввозных пошлин на украинскую продукцию вступили в силу с 14 ноября. По данным российской таможенной статистики, украинские производители с начала 2005 года поставили в Россию кондитерских изделий на 55% в натуральном и на 37% в денежном выражении больше, чем за аналогичный период прошлого года. Новые ставки спецпошлин будут распространяться на все виды кондитерской продукции.

Мясо дорожало три четверти года. Производители мясной продукции говорят о дефиците сырья, который достигает уже 30%. С начала года крупного рогатого скота в стране стало меньше на 7%. Налицо ситуация двухлетней давности, когда из-за дефицита зерна крестьяне вынуждены были пустить под нож целые фермы, даже племенные. Поголовье скота уменьшилось, и оно сейчас просто не восстанавливается такими быстрыми темпами, которыми растет спрос.

Еще одна острейшая проблема – контрабанда. Крупнейшие отечественные производители мяса отказываются от выращивания скота из-за резкого увеличения контрабанды. Переработчики отдают предпочтение более дешевому сырью, завезенному в страну нелегально, и снижают закупочные цены. С другой стороны, увеличение объемов контрабанды вызвано завышенной стоимостью украинского мяса. За 2005 год объем нелегального импорта свинины, говядины и курятины составил более 200 тысяч тонн.

Если же посмотреть в корень проблемы, то необходимо отметить, что за один килограмм живого веса свинины переработчик в Польше платит сумму, эквивалентную 5,5-6 гривен, у нас – около 12 гривен. Мясо в Украину пытаются завозить нелегально. Причина – это экономически выгодно для отечественных переработчиков.

Высокие цены внутри страны – это один из основных факторов, стимулирующих контрабанду. Никто не хочет работать при рентабельности ниже 50 процентов. А в настоящий момент рентабельность переработки мяса достигает 200%. Налицо очередной пример попытки сохранить сверхприбыль в своей отрасли при полном игнорировании потребителей.

Стартовые проблемы и риски избирательной кампании 2005-2006 годов

25.11.2005 Аналитика

В конце ноября официально стартует кампания по выборам в Верховную Раду пятого созыва. По существу это факт оказывает определяющее влияние на украинскую внутреннюю политику уже с конца лета. Однако следующие четыре месяца предстоящие выборы будут единственным событием, имеющим значение для политиков и партий, диктующим их поведение и определяющим ситуативных союзников и противников. В то же время, предварительные позиции активно задействованных в избирательную кампанию политические сил, приоритетные направления их пропаганды не могут выходить за пределы главных проблем, стоящих перед обществом и государством к моменту начала кампании. Таким образом, эти проблемы в значительной мере предопределяют стратегию и тактику участников избирательной гонки, а также их перспективы.

На сегодня могут быть выделены следующие основные группы стратегических проблем, определяющих риски участников избирательного марафона:

1. Экономические проблемы. Спад производства, инфляция, прогрессирующее обнищание масс, потеря государством рычагов управления экономическими процессами.

К началу ноября правительство ухудшило годовой прогноз экономического роста до 1% и прогноз инфляции до 11%. Практически постепенно правительство начинает признавать показатели, определённые украинскими экспертами, а затем миссией МВФ ещё летом текущего года. Поскольку в первом квартале 2005 года ещё фиксировался экономический рост на уровне 8%, то годовые показатели, прогнозируемые правительством, однозначно свидетельствуют о том, что со второй половины третьего квартала рост сменился спадом. Об этом же свидетельствуют данные Госкомстата.

Поскольку бюджет текущего года рассчитывался, исходя из прогноза 8-10%-ного роста, в условиях реального спада он не может быть выполнен из-за недопоступления налогов. Позиция Минфина, регулярно рапортующего о выполнении и перевыполнении планов, не может вызвать ничего, кроме удивления и глубоких сомнений если не в профессионализме, то в честности руководства ведомства. Собственно, о провале исполнения бюджета наиболее красноречиво свидетельствует факт роста задолженности по зарплатам бюджетникам. Ещё один показатель – дефицит пенсионного фонда, настойчиво требующего наращивания бюджетного финансирования.

Предвыборная ситуация настоятельно диктует правительству необходимость изыскания средств для финансирования социальной сферы. Ведь обнищание пенсионеров и бюджетников бьёт не только по ним.

Фактически власть перекладывает обязанность содержать их на более успешных родственников. Таким образом, те, кому сейчас 30-50 лет и кто составляет основу трудовых ресурсов страны – их наиболее перспективную, опытную и квалифицированную часть попадают в замкнутый круг: с одной стороны дети – школьники и студены, требующие на своё содержание и обучение немалых средств, с другой родители – пенсионеры, не способные прожить на государственную пенсию. Даже относительно большие доходы в такой ситуации испаряются без следа. При этом, семьи бюджетников (работники медицины, образования, культуры, средняя и низшая бюрократия) опускаются до уровня нищеты, поскольку в них даже среднее поколение не имеет достаточного регулярного дохода.

Исчерпание возможностей наращивания фискального давления на производителя, практическое отсутствие шансов на возобновление экономического роста и трудности с привлечением кредитных ресурсов на нужды бюджета, заставляют власть прибегнуть к использованию для финансирования социалки денег, полученных за «Криворожсталь». На финансирование дефицита бюджета 2005 и 2006 годов из этих средств предлагается использовать в общей сложности 16 млрд. грн. Это значит, что Кабмин отказался от идеи использовать сверхдоходы от приватизации на запуск инновационной модели развития экономики. По существу, полученные от удачной продажи завода миллиарды заранее «проедены».

О том, что власть понимает суть своей стратегии, но вынужденно прибегает к ней, из-за необходимости хотя бы частично стабилизировать ситуацию накануне выборов в Верховную Раду, свидетельствует содержание правительственной пропаганды.

Во-первых, президент заявил, что 11% инфляции – это совсем неплохо, поскольку «в России и Казахстане ещё выше». Он, однако, не сказал, что в России и Казахстане инфляция сопровождает экономический рост, а не спад и, что и там, и там отмечается тенденция к снижению её темпов, в то время, как в Украине – к увеличению.

Правда, через неделю после того, как 11% были названы хорошим показателем, президент потребовал от правительства стабилизировать годовую инфляцию на уровне 9,8%.

Во-вторых, настойчиво проводится мысль, что «проедание» есть «забота о народе». Проправительственные СМИ, депутаты и некоторые эксперты заявляют, что нормальным является распределение средств, при котором 70% уходит в фонд потребления и 30% — в фонд накопления. При этом умышленно упускается из виду, что сиюминутные социальные выплаты не решают главных проблем стоящих перед государством, а лишь усугубляют их.

Любые реформы требуют денег. Власть настойчиво говорит об административной, судебной, военной реформах, о реформе ЖКХ. Первые три, безусловно, важны, однако проблема коммунального хозяйства является неотложной. Если износ основных фондов в промышленности можно (хоть это и весьма близоруко) считать проблемой новых владельцев заводов, которые и должны их модернизировать из своих прибылей, то коммунальное хозяйство – проблема общегосударственная.

Насколько она остра и каких вложений требует показывает пример Львова, который потребовал выделить ему на решение коммунальных проблем 4 млрд. грн. из денег полученных за «Криворожсталь». О сравнимых суммах по этому же поводу говорили и власти Одессы, Кривого Рога, Днепропетровской области. Очевидно, если бы развернулась дискуссия в масштабах всей страны, то только первоочередные нужды коммунального хозяйства потребовали бы вложений в размере пятилетнего государственного бюджета (около ста миллиардов долларов).

Между тем износ тепловых, энергетических, канализационных и прочих сетей в городах страны составляет реальную угрозу национальной безопасности. Они достигли того критического уровня, когда отказы и аварии могут начать наращиваться лавинообразно, что переведёт в режим существования в условиях экологической катастрофы десятки миллионов городских жителей и парализует страну.

Практически развитие ситуации в социальной и жилищно-коммунальной сферах не контролируется и не управляется властью, а общая ухудшающаяся экономическая ситуация и начало предвыборной кампании не оставляют власти пространства для манёвра. Непопулярный президент, в интересах своей партии, не может предлагать населению «потуже затянуть пояса» ради «светлого будущего». Свой кредит доверия он бездарно растратил в первые шесть месяцев правления.

Естественно желание всех, как действительно оппозиционных, так и лишь формально невластных партий, разыграть против Ющенко и НСНУ ситуацию в экономике. уже сейчас все основные конкуренты НСНУ (ПР, БЮТ, НП, КПУ, ПСПУ, СДПУ/о/) беспощадно критикуют экономическую политику власти. Даже участвующая в правительстве СПУ Мороза не отказывает себе в удовольствие по отдельным поводам исподтишка лягнуть власть.

Так же точно естественно желание власти любой ценой сохранить остатки социальной стабильности до выборов. Однако предпринимаемые паллиативные меры лишь ухудшают ситуацию (не обеспеченные финансовые вливания в социалку только раскручивают маховик инфляции, уничтожая остатки экономической стабильности и стимулируя дальнейшее ускорение обнищания масс).

2. Внешнеполитические проблемы (отношения с ВТО, НАТО, ЕС, США, Россией, Беларусью, Азербайджаном, Туркменистаном). Проблема цен на энергоносители.

Страна живёт в условиях практического отсутствия внешней политики. Речь идёт именно не о неправильной внешней политике, не об ошибках, а об отсутствии внешней политики, как таковой. Многочисленные вояжи президента не принесли никаких ощутимых результатов. В Украину не торопятся с ответными визитами главы иностранных государств. Киев практически игнорируют. Страна находится в дипломатической изоляции и редкие визиты второстепенных еврочиновников, министров из Польши и Прибалтики, а также представителей отдельных стран СНГ суть дела не меняют. Уровень дипломатической активности Украины вполне сравним с белорусским, но Беларусь в Киеве относят едва ли не к числу стран-изгоев, вполне официально называя «парией Европы».

Между тем, Минск, давно и надолго испортивший отношения с Западом имеет, по крайней мере, надёжный российский тыл, позволяющий президенту Лукашенко спокойно игнорировать требования стран ЕС и США относительно либерализации режима, а также обеспечивать устойчивый экономический рост, благодаря которому популярность белорусского президента держится на уровне 60-70% и оппозиция, даже опираясь на внешнюю поддержку не имеет никаких шансов на «революцию».

Украина серьёзно и по собственной вине испортила отношения с Россией. Политики, захватившие власть в Киеве в результате переворота, в легитимности которых российское руководство достаточно откровенно высказывало свои сомнения, вместо того, чтобы постараться снизить уровень напряжённости в двусторонних отношениях, провозгласили своей целью клонирование «оранжевых революций» по всему СНГ, включая собственно Россию. Нет ничего удивительного, что против Украины был задействован российский энергетический ресурс. Тем более, что Киев сам подтолкнул Москву к этому решению.

Совершенно безумная позиция, занятая НАК «Нафтогаз Украины» под руководством Алексея Ивченко в переговорах о поставках газа, формах, сроках и методах оплаты за него, привела к тому, что за месяц до начала нового сезона поставок, Украина не имеет соглашения ни с Москвой, ни с Ашгабатом. Впервые за 15 лет независимости Украины Туркменбаши предложил решать вопрос поставок туркменского газа «вместе с Россией», хоть раньше чудесно договаривался с Киевом без посредников. Впервые Украина имеет все шансы начать закупать энергоносители по реальным ценам мирового рынка, что, по оценке экспертов, означает коллапс национальной экономики. Мало того, А.Ивченко пообещал начать «технический отбор» (банальное воровство) газа из транзитной трубы, предоставив России дополнительный козырь в переговорах с Европой. В ЕС совсем не хотят, чтобы проблемы адекватности украинских министров решались за счёт экономики стран Евпрсоюза.

Но Киев не торопится исправлять отношения. Премьер заявляет в Москве о намерении ускорить интеграцию в ЕЭП и синхронизировать вступление в ВТО и через две недели сам себя опровергает в Вашингтоне. В течение этих же считанных недель высказывания секретаря Совбеза А.Кинаха по внешнеполитическим проблемам регулярно вступают в противоречие с позицией МИД Украины, а позиция президента, который одномоментно поддерживает противоположные по смыслу высказывания всех своих чиновников, и вовсе не поддаётся логическому истолкованию.

Премьер походя в Вашингтоне, может быть и не желая это сделать, наносит оскорбление президенту Беларуси, с которым только что с большим трудом налаживали нормальные отношения. Это важно не только потому, что у Украины с Беларусью свыше миллиарда долларов двусторонний товарооборот, но и в связи с тем, что Минск может реально помочь преодолеть подступающий бензиновый кризис. Во всяком случае, Минск официально заявил о своём намерении начать поставлять в Украину бензин. Планировалось начать с 400 тыс. тон., и, в течение следующего года, довести поставки до миллиона тонн в год. Это значит, что белорусы считают, что именно такими темпами будет сокращаться украинская нефтепереработка. Разрозненные сведения, о резком сокращении производства, поступающие с украинских НПЗ подтверждают эти расчёты. Это, в принципе, понятно.

 В Украине едва ли не самый дешёвый бензин в Европе. Нефтяным компаниям выгоднее продавать сырую нефть и продукты нефтепереработки в другие страны.

В такой ситуации украинская дипломатия позволяет себе ещё и игры с «азербайджанской революцией». Всему миру ясно, что у оппозиции нет сил свергнуть Алиева. Ей не хватает общественной поддержки и единственный вариант её прихода к власти – дворцовый заговор, который просто дестабилизирует стратегически важную страну Закавказья – поставщика каспийской нефти на европейский рынок. В это время украинский МИД, а с его подачи и некоторые СМИ, пытаются «поддержать» несуществующую «азербайджанскую революцию». Можно не сомневаться, что в баку это запомнят.

В сухом остатке имеем безнадёжно испорченные отношения со всеми соседями, кроме Грузии и (пока ещё) Молдовы и полное отсутствие продвижения на направлении ВТО, ЕС, НАТО, которые объявлены приоритетными направлениями внешней политики и из-за которых страна жертвует своими интересами на других направлениях. В США над украинским премьером просто издевались, делая вид, что не знают, что до сих пор не отменили в отношении Украины поправку Джексона-Веника. Поправка уже не имеет никакого политического или экономического смысла. Её формальная отмена принесла бы Киеву только моральное удовлетворение, но Вашингтон не пошёл даже на такой ничего не стоящий жест доброй воли.

Учитывая степень провала важнейших стратегических аспектов украинской внешней политики, непонятно почему до сих пор на своих постах находятся министр иностранных дел Украины Тарасюк и председатель правления НАК «Нафтогаз Украины» Ивченко. Не потому ли, что из партии одни из немногих, кто остался в НСНУ из тех, кто шёл с Ющенко в парламент в 2002 году и на президентские выборы в 2004 году? А как могут в одном НСНУ сосуществовать ПППУ Кинаха, с его откровенно пророссийской позицией, и пещерно-националистические и москвофобские КУН Ивченко и НРУ Тарасюка?

Если Премьера удовлетворяет политика, проводимая Тарасюком и Ивченко, он должен (вместе с президентом) разделить с ними ответственность за провалы. Если же у него другие подходы, то он должен либо добиться отставки двух вышеназванных чиновников, либо подать в отставку сам.

Проблема отсутствия единой внешней политики страны – коренная проблема текущей избирательной кампании. От её скорейшего решения во многом зависит и стабилизация экономики и предотвращение возможных кризисов в межэтнических и межконфессиональных отношениях.

3. Обострение межнациональных отношений.

В частности именно внешнеполитическая неопределённость, стимулирует рост межнациональной напряжённости в Украине. Ранее единственный серьёзным источником беспокойства был лишь Крым, с его противостоянием между русской и крымскотатрской общинами. Сейчас ситуация в Крыму изменилась не в пользу украинской власти. Татары, всегда поддерживавшие НРУ и поддержавшие Ющенко на президентских выборах уже разочаровались в «новой власти». Они заняли нейтральную позицию, считая, что любая украинская власть не будет вникать в их проблемы. Усиливается тяга татар к установлению в Крыму национально-территориальной автономии, а затем и к получению независимости. При этом, они находят понимание и поддержку у части русских движений. Часть из них, наименее радикальная и шовинистичная, считает, что если договориться с татарами, то совместными усилиями из Киева можно очень быстро выбить национально-территориальную автономию. Но не одну, а две: русскую и татарскую.

На Востоке страны сильны симпатии к идее федерализации Украины. Однако киевская власть, вместо того, чтобы вести диалог и искать компромисс (в построении федерального государства нет ничего страшного – оно, как правило, стабильнее и демократичнее унитарного), пытается подавить федерализм, подталкивая его адептов уже к сепаратизму. Логика проста, если государство ущемляет права и не желает вести диалог, то зачем нужно такое государство?

Раскол страны на Юго-Восток и Северо-Запад – уже не опасность, а реальность, причём произошёл этот раскол силами действующей власти и благодаря её внутренней и внешней политике. Он усугубляется и конфессиональными различиями. При этом, борьба украинского государства против УПЦ МП, за «соборную независимую УПЦ», явно на основе киевского патриархата, не просто стимулирует добавление межконфессиональной розни к межнациональной, но и нарушает Конституцию, жёстко отделяющую церковь от государства и не позволяющую государству вмешиваться в межконфессиональные отношения на стороне своих фаворитов.

Если партии, стремящиеся к победе на выборах не учтут эту реальность, не выработают предложения относительно корректировки национальной политики, то выборы 2006 года станут последними парламентскими выборами в независимой Украине.

Внутриполитические риски избирательной кампании

22.11.2005 Аналитика

Формально избирательная кампания начинается со следующей недели, но фактически она началась уже. И те силы, которые в прошлом году использовали для прихода к власти технологию «майдана», и те, кого готовившийся на глазах всей страны больше года мятеж почему-то застал врасплох, выбрали годовщину начала стояния на «майдане» в качестве отправной точки избирательной кампании. Определённая логика в апелляции к событиям годичной давности присутствует – страна жила под знаком сине-оранжевого противостояния последние двенадцать месяцев. Однако возникли новые неожиданные и опасные политические конфигурации.

У оранжевых, например, оказалось очень много общего с левыми радикалами. И те, и другие применяют традиционную для себя технологию пиара – массовые уличные акции. Даром, что Витренко и Корчинскому не удалось вывести своих сторонников на «антимайдан», заявка-то была сделана. Если свести «глубину мысли» оранжевых и леворадикальных политтехнологов к двум словам, то разница их креатива 22 ноября 2005 года сведётся к тому, что оранжевые пытаются «повторить майдан» под лозунгом «Ющенко так!», а левые пытаются оспорить «майдан» под лозунгом «Ющенко геть!». Принципиальное различие в одном слове. Совершенно очевидно, что и те, и другие признают достаточной «революционную легитимацию» власти и не нуждаются в её конституционной легитимации.

Именно поэтому левые идеологически в последние три месяца полностью совпадают с оранжевой оппозицией. Главный упрёк, выдвигаемый Ющенко теми и другими, дающий возможность, по их мнению, требовать его отставки (добровольной или принудительной) – предательство «идеалов майдана». Все остальные проблемы: коррупция в ближайшем окружении президента, неадекватное поведение Ющенко и членов его семьи, «деньги Березовского» и т.д. – лишь сопутствующие. Они усугубляют вину, служат информационным поводом, но сами по себе не являются решающими. Точно так же, например, по мнению коммунистов-ортодоксов, Сталин остаётся легитимным вождём, потому, что хоть он и нарушал «социалистическую законность» (партия признала репрессии, культ личности и т.д.), но не предавал «идеалы революции». То есть оставался легитимным, с точки зрения революционных масс.

Таким образом, первым и наиболее серьёзным риском избирательной кампании является сохранение ставки на «революционную легитимность» в ущерб конституционному процессу. Это тем более опасно, что партии, делающие ставку на революционную риторику (НСНУ, БЮТ, КПУ, ПСПУ) в сумме на сегодня обладают поддержкой примерно 35% избирателей, готовых принять участие в выборах и определившихся в своих симпатиях. Это те люди, которые, независимо от своих политических предпочтений (красных или оранжевых) считают, что для свержения одной власти и назначения другой достаточно «решения майдана».

Забавно, что эти тенденции поддерживаются и раздуваются (возможно, по инерции или от недооценки ситуации) оранжевыми партиями (БЮТ и НСНУ). Их рейтинги падают, и, если общество и дальше будут убеждать в том, что для квази законной претензии на власть достаточно собрать в столице 50-100 тыс. своих сторонников, то Ющенко вполне может разделить судьбу Керенского, а парламент будет распускаться каждым очередным «уставшим караулом».

Второй внутриполитический риск заключается в усилении опасности раскола Украины. За год авторитет оранжевой власти в синих регионах не вырос, а, напротив, упал. При этом, оранжевые партии начинают кампанию (задавая её тон) с прошлогодних ходов, предлагая электорату вспомнить революционную эйфорию «майдана» и вернуться к ней. Естественным образом синие (в первую очередь, Партия регионов) также пытаются педалировать наиболее выигрышные для себя точки прошлогодней президентской кампании. А это Северодонецкий съезд, идея федерализма, акцентирование внимания на обделённости сторонников Януковича, в силу их законопослушности (могли, но не стали устраивать свой «майдан»), а также на навязывании Юго-Востоку чуждой ему галицийской идеологии и т.д.

Даже по СМИ видно как активно в последние недели оранжевая и синяя команды начали играть на наиболее чувствительных болевых точках Запада и Востока, по сути стравливая их. При этом пассионарность оранжевого электората, искусственно раздутая и бездарно растраченная на разных «майданных» шоу последнего года, начинает иссякать. Мало кто уже готов за Ющенко «ложиться под танки», которые всё никак не приедут. В то же время, на Востоке пар общественного недовольства начинает понемногу пробовать на прочность крышку котла. В СМИ появились заявления о том, что население Юго-Восточных областей тоже может решить судьбу выборов не на избирательных участках, а на площадях столицы и областных центров.

Самое же опасное, что тех, кто за Ющенко стало значительно меньше, чем тех, кто всё ещё любой ценой против Януковича. Но, точно так же, на Юго-Востоке тех, кто за Януковича меньше, чем тех, кто против Ющенко и галицийского засилья.

Потенциал гражданского противостояния нарастает, искусственно раздуваемый политиками, которые, зачастую, просто не ведают, что творят, а авторитетных лидеров, способных остановить конфронтацию, предложить объединительную нереволюционную идеологию, вернуть политический процесс в конституционное русло, нет.

Ростислав Ищенко, вице-президент Центра исследования корпоративных отношений

Финансово-банковский сектор (итог восьми месяцев работы новой власти)

20.09.2005 Аналитика

Если бы отечественным банкирам предложили вернуться в прекрасные школьные годы и попросили написать сочинение под условным названием «Как я провел лето?», думаю, что потенциальный строгий (и уж тем более, наоборот – добрый) учитель вряд ли смог бы сдержать слезу при чтении этого захватывающего произведения. Раз за разом, с настойчивостью, достойной лучшего применения, жизнь и господа власть предержащие подбрасывали банкирам отнюдь не самые приятные темы для размышлений, а чаще – волнений. Именно краткое исследование работы банковской системы Украины летом 2005 года предлагается вниманию читателей. Данный труд состоит из нескольких тематических разделов, которые отображают основные проблемы работы банковских учреждений страны в обозреваемом периоде. Автор не претендует на истину в последней инстанции, а всего лишь излагает свое видение имевших место быть проблем, анализирует причины их возникновения, дает оценку и пытается дать прогноз развития ситуации в финансовом секторе страны на ближайший период.

ЧТО БЫЛО

Ревальвация.

Начиная с первых чисел августа подавляющее большинство финансистов и бизнесменов, затаив дух, не спускали глаз с валютного рынка. Там происходили достаточно интересные события, вызванные довольно специфическими действиями НБУ. Главный финансовый орган страны и ранее заявлял, что с его точки зрения имеются определенные перспективы для дальнейшей ревальвации национальной валюты. Первый решительный шаг в этом направлении был предпринят в апреле, когда за одну ночь те, кто держит сбережения в долларах, обеднели на 6%. Помнится, в тот же день «валютному вопросу» экспромтом было посвящено специальное заседания Верховной Рады, на котором действия господина Стельмаха были подвергнуты жесточайшей критике и обструкции. В принципе, было понятно, что обвинять «во всех тяжких» уважаемого Владимира Семеновича, скорее всего, несправедливо. Есть все основания предполагать, усиление гривны не являлось несогласованным шагом, основанным на личной инициативе главного банкира страны. Вероятно, произошло совпадение желаний руководителей правительства и Нацбанка. Логика НБУ сводится к следующему – пора прекращать эмитировать гривну, выкупая большие объемы экспортной валютной выручки. Мысль не новая, но отнюдь не бесспорная, если всерьез задуматься о проблеме, а не принимать ее объяснение на веру, как мы это привыкли делать на протяжения последнего десятилетия. Дело в том, что если НБУ выкупает на межбанковском рынке валюту, которую получили экспортеры, то называть это чистой эмиссией как минимум не совсем правильно. Поясню, почему: в данном случае в экономику страны не «вбрасываются» ничем не обеспеченные деньги. В данном случае выпускается в обращение дополнительный объем национальной валюты в обмен на валюту иностранную, появившуюся вследствие произведенной украинскими предприятиями и реализованной на экспорт продукции. Следует отметить, что вследствие выкупа предлагаемой на межбанковском рынке валюты, происходит увеличение золотовалютных резервов НБУ, а соответственно – каждая эмитированная таким образом гривна обеспечена золотом или иностранной валютой. Что, вероятно, как минимум – неплохо.

Вообще же эта проблема возникла вследствие того, что Кабмин Тимошенко выбрал откровенно инфляционный путь развития. Есть смысл задать вопрос отправленному в отставку правительству – может быть, усилению инфляции в большей мере способствовали масштабные социальные выплаты? Стоит разобраться – «верной ли дорогой шли товарищи» из Кабмина и НБУ? Надо отметить, что набор антиинфляционных действий в нынешних условиях отнюдь невелик. Во-первых, следовало начать действия по стерилизации денежной массы. Обеспечить это можно путем повышения процентных ставок по депозитам и активизации рынка государственных заимствований. Во-вторых, обязательно стоило бы прекратить различные громкие заявления государственных чиновников (вроде информации о состоянии «макроэкономического шока» у экс-министра экономики или планов относительно привязки национальной валюты к евро). Такие действия способствуют исключительно дальнейшей эскалации инфляционных ожиданий. Третьим, и вероятно – самым эффективным, способом борьбы с ростом цен могли бы стать крупномасштабные товарные интервенции. Госрезерв вряд ли способен на подобные действия, что доказали ситуации с мясом, нефтепродуктами и сахаром. С определенной точки зрения стоит приветствовать действия Кабмина, направленные на уменьшение таможенных пошлин и упрощение таможенных процедур. Однако проводить протекционистскую по отношению к импортерам политику стоит крайне осторожно и взвешенно. Имеет смысл рассмотреть проблему ревальвации гривны и с точки зрения отечественных экспортеров. Вряд ли само по себе падение курса иностранной валюты на 3-5 или 8% способно радикально подорвать их финансовое состояние. Но, посеять обоснованную неуверенность в завтрашнем дне – запросто. Если раньше, предприятия-экспортеры имели четкий ориентир, позволяющий планировать свою деятельность на ближайшую перспективу, то нынче они лишены этого удовольствия. Другое дело, что момент для ослабления доллара был выбран не самый удачный – конъюнктура некоторых сырьевых рынков начинает ухудшаться и перспективы отечественных экспортеров не такие уж безоблачные. В принципе, и сама ревальвация гривны имеет в своей основе определенные внешнеэкономические факторы. Положительное сальдо торгового и платежного балансов пока еще «давит» на обменный курс. Однако, такая ситуация длится довольно долго. Возникает вопрос – почему именно сейчас возникла необходимость ревальвировать гривну? И почему, учитывая полное доминирование НБУ на валютном рынке, весенняя ревальвация национальной валюты произошла столь стремительно? Что мешало Нацбанку реализовать задуманное путем постепенного (по пол-копеечки в день) укрепления гривны? Может быть, кому-то необходимо было предоставить возможность воспользоваться инсайдерской информацией? И вообще, довольно забавно рассмотреть этот вопрос с точки зрения основного закона – Конституции. В соответствии с ней, именно Нацбанк должен обеспечивать стабильность национальной денежной единицы. Не ревальвацию или девальвацию, а именно стабильность.

В этих условиях господа, отвечающие за государственные финансы, должны были бы насторожиться серьезным притоком спекулятивного иностранного капитала, который направляется на покупку облигаций внутреннего государственного займа. Особенно интересным стоит признать тот факт, что госбумаги весьма активно покупаются несмотря на их довольно низкую доходность. Не исключено, что расчетливые капиталисты правильно спрогнозировали ситуацию, небеспочвенно предполагая получить основную часть доходности за счет ревальвации национальной валюты. Если подобная ситуация продлится, то работающие на украинском рынке нерезиденты будут работать по безотказной формуле – как можно большее количество долларов обменивается на гривну и заработок получается за счет курсовой разницы. Дальше успех этого рискованного мероприятия будет зависеть исключительно от того, когда дрогнут нервы у крупнейших инвесторов. Сценарий развития событий предположить нетрудно – любое ухудшение обстановки приведет к стремительному бегству спекулятивного капитала. Дальше почему-то приходят на ум невеселые воспоминания августа-сентября 1998 года.

Кстати, без ответа остается следующий малоприметный вопрос – почему при снижении процентных ставок по кредитам крайне слабо растет на них спрос со стороны юридических лиц? Если отечественные финансисты читали учебники, они, вероятно, знают, что укрепляющаяся национальная валюта вместе с ростом цен – верные спутники находящейся на излете роста экономики. Причем увеличение доходов населения также присуще подобным экономическим ситуациям. И вот что непонятно — если Кабмин понимал, что украинская экономика явно снижает темпы своего роста, то для чего было необходимо предпринимать меры, способные усилить эту негативную тенденцию? Ведь всем должно быть четко понятно – столь явное покровительство импортерам способно подпортить жизнь отнюдь не только предприятиям, работающим на внешних рынках. Дешевая импортная продукция, заполонив отечественный рынок, создаст непреодолимые трудности со сбытом произведенной продукции так называемому «отечественному товаропроизводителю». Неужели, мы так стремимся поддержать иностранного производителя? Похоже, что здесь вопрос лежит в политико-философской плоскости. Предыдущие власть предержащие создавали всевозможные преференции мощным финансово-промышленным группам в обмен на материальную поддержку на разного рода выборах. С учетом того, что при проведении выборов Президента – 2004 эта технология в полной мере не сработала, новая элита решила воздействовать непосредственно на карман и душу избирателя. Не исключено, что подобная тактика в краткосрочной перспективе может принести успех, и на парламентских выборах 2006 года пропрезидентские силы получат большинство. Однако, интересно узнать, во что превратится при этом отечественная экономика?

Или все-таки экономическая теория на территории Украины перестала действовать? Отец монетаризма Милтон Фридман говорил – «если теория не подтверждается данными, проверь свои данные». А что делать, если и теория, и данные сходятся? Назло Фридману не верить ни тому, ни другому. Забавный вариант. Но, мы давно привыкли идти свои путем. Вот только приходили в результате неизменно в одно и то же место.

Специально для апологетов воздействия на цены при помощи снижения предложения денежной массы хочу напомнить — экономика Украины давно страдает недостаточным уровнем монетизации, однако о том, как с этим обстоит дело сейчас, уже длительное время предпочитают не упоминать (видимо, особых изменений к лучшему не наблюдается). При нашем практически мизерном уровне монетизации экономики насыщение ее деньгами, поступающими в банковскую систему через безналичную эмиссию НБУ под покупку валюты, вряд ли способно всерьез разогревать инфляцию. И это доказывает практика последних четырех лет, когда при 40-процентных темпах роста денежной массы стабильно удерживалась инфляция в однозначных цифрах, а в 2002-м была даже дефляция. Зато экономика получала необходимые денежные ресурсы, и благодаря этому могла поддерживать стабильно высокие темпы экономического роста. При этом стабильный валютный курс играл роль очень важного ценового якоря, повышая доверие к национальной денежной единице. Это позволяло предпринимателям рассчитывать бизнес-планы и инвестиционные проекты, а инвесторам присматриваться к стране.

Логика правительства Тимошенко скорее всего состояла в другом: Кабмин считал, что усиление национальной валюты способно побороть главного врага высшего органа исполнительной власти страны – инфляцию.

Совершенно понятно, что планировавшийся на год показатель – не более 10% роста розничных цен – давно и с успехом преодолен. Даже, несмотря на данные Госкомстата, которым уже давно мало кто верит. Определенная логика в действиях Кабмина была – снижение курса иностранной валюты позволит несколько удешевить импорт.

Кстати, интересная аналогия просматривается: в апреле усиление гривны позволило несколько сгладить напряженную ситуацию с ценами на нефтепродукты. В августе цены на АЗС росли не столь стремительно, однако делали это с упорством, заслуживающим лучшего применения. Однако, губительное влияние подобной политики на положение национального товаропроизводителя значительно превосходит позитивные моменты.

Использование устойчивого и прогнозируемого курса как ценового якоря дает возможность растущим, развивающимся экономикам поддерживать высокие темпы экономического развития и ценовую стабильность.

При этом курс выступает стабилизатором цен в ожиданиях населения и бизнес-среды.

В свою очередь, контроль ценовой стабильности монетарными агрегатами приводит к спаду кредитной активности, снижению экономического роста. Однако достижение основной цели — удержание инфляции — остается под вопросом.

Неверна исходная посылка — что именно рост денежных агрегатов является источником инфляции. В общественном сознании укоренилось убеждение в том, что увеличение денежной массы и выплаты правительства населению имеют одинаковый инфляционный эффект. Сложилось мнение, которому никто всерьез не перечил, что денежная эмиссия НБУ под покупку валюты — это зло, с которым необходимо бороться.

Хотя на самом деле основные источники инфляции имеют совершенно иной характер.

Банковское сообщество не на шутку встревожено. Ассоциация украинских банков в середине августа обратилась с письмом к Президенту В. Ющенко, в котором настаивала на проведении срочного рандеву. Причина этого – резкое изменение позиций НБУ в отношении курса гривны, неоднократно имевшие место быть в течение августа. За три первые недели этого месяца на межбанковском рынке курс гривны проделал довольно таки забавные движения. Во-первых, был достигнут абсолютный пятилетний максимум – 4,88 гривны за 1 доллар.

Более того, есть сведения, что в процессе торгов соотношение достигало и совсем неприличного для доллара значения – 4,65. Нацбанк не вмешивался в торги. Дилеры сходили с ума. А вместе с ними – экспортеры, желающие продать дешевеющий доллар. По странному стечению обстоятельств в их числе в основном были зернотрейдеры. Не берусь утверждать о наличии взаимосвязи, но на протяжении июля именно они были главными объектами критики со стороны Кабинета Министров, который упрекал их в скупке «по дешевке» урожая у бедных крестьян, в то время, как правительство всячески изыскивало (без особого успеха, надо заметить) возможности для приобретения зерна по цене в 600 гривен за тонну. Не было ли это местью, попыткой проучить и «продавить» крупные сельскохозяйственные компании? Учитывая тот факт, что в числе экспортеров зерна в Украине в основном пребывают всемирно известные компании, совершенно естественным выглядит тот факт, что ситуация на валютном рынке стала достоянием международной финансовой общественности. По не менее странному стечению обстоятельств, сразу же после «валютных неприятностей» у зернотрейдеров, произошла встреча уполномоченных представителей МВФ с президентом и премьер-министром Украины. Есть все основания предполагать, что на этих встречах Украину обвинили в невыполнении 8-ой статьи Устава МВФ, в соответствии с которой страна, являющаяся членом этой уважаемой организации, обязывается поддерживать конвертируемость своей валюты. Наша же страна, по мнению специалистов МВФ, вела себя таким образом, что купить гривну на внутреннем рынке было невозможно (на внешнем – тем более, так как Украина пока обеспечила лишь внутреннюю конвертируемость своей национальной валюты).

Руководству нашей страны было предложено либерализовать внутренний валютный рынок. Большинство отечественных банкиров восприняли эту информацию как непрозрачный намек – ревальвация должна была начаться со дня на день, а то и раньше. Видимо для придания стройности своему поведению, НБУ несколько поднял ставку рефинансирования – на половину процентного пункта. Однако, роль и функциональное значение этого важнейшего в любой нормальной стране макроэкономического показателя в Украине фактически не заметна. Больше всего участников рынка пугало фактическое отсутствие реакции со стороны Нацбанка на протяжении трех биржевых дней в первой декаде августа. По прошествии гроссмейстерской паузы Нацбанк вышел на рынок. Не исключено, что это стало результатом встречи Президента Украины В.Ющенко и Председателя НБУ В.Стельмаха. Тем не менее, покупка долларов была возобновлена. Причем по курсу 5,01.

Без особого труда можно представить силу чувств тех экспортеров, которые несколькими днями раньше продавали свои «кровные» доллары по курсу 4,88. Что характерно, НБУ выборочно удовлетворял заявки коммерческих банков (да и сейчас ситуация принципиально не изменилась). При этом некоторые банкиры явственно почувствовали возврат в недалекое прошлое – Нацбанк некоторое время требовал списки продавцов иностранной валюты. Вероятно, НБУ всерьез и небезосновательно опасался спекулятивной атаки со стороны нерезидентов. Что было подтверждено в конце августа, когда Нацбанк обвинил в спекулятивных атаках на доллар украинские банки с иностранным капталом. Кстати, именно здесь необходимо сделать важное разъяснение. Первое полугодие Украина закончила с удручающим показателем сальдо внешнеторгового баланса, если сравнивать его с годом минувшим. В 2004 годом позитивное сальдо внешнеторгового баланса за первую половину года составило 2,371 миллиард долларов. В этом году – 381 миллион долларов. У думающего читателя возникает совершенно резонный вопрос: если в результате ряда причин (не будем останавливаться на них подробнее, чтобы не обижать Кабинет Министров) удалось просто таки подавить работу экспортеров, то откуда на межбанковском рынке появляются доллары в невероятных количествах? Сложившейся профицит предложения иностранной валюты можно объяснить только одним фактором: после апрельского снижения курса доллара многие иностранные инвесторы уверовали в то, что произошедшее в середине весны – лишь первый шаг. Подогревали их «медвежьи» настроения и заявления чиновников различного ранга, и высказывания некоторых экспертов. В силу этого, инвесторы-нерезиденты решили заработать в Украине за счет двух факторов – доходности выбранного финансового инструмента и курсовой разницы. Очень похоже на то, что когда НБУ не проявил «решительности и сознательности» в деле дальнейшего укрепления гривны, МВФ решил пожаловаться на действия ведомства господина Стельмаха самому Президенту.

Похоже, что ситуация сложилась несколько специфическая. НБУ изо всех сил пытается бороться с ростом цен.

Однако, набор инструментов и механизмов у него невелик. И уж как-то совсем не с руки главному финансовому учреждению страны бороться с такими инфляционно-образующими факторами как массовые социальные выплаты (уже имеющиеся и предстоящие в преддверии выборов), рост цен на нефть, повышение Россией импортной пошлины на ту же нефть. Вряд ли Нацбанк этого не понимает. Тем более, руководители главного финансового учреждения страны понимают, что дальнейшие действия по укреплению национальной валюты, скорее всего, приведут к кризису ликвидности отечественной банковской системы. Более того, рынок уже успел ощутить первые признаки этого малоприятного явления. Процентные ставки по ночным гривневым ресурсам возросли до 12-15% годовых. Сверхактивное кредитование на протяжении последних 3-4 месяцев уже к началу осени создало дефицит и долларовых ресурсов. Национальному банку сложно позавидовать – видимо, в силу непредсказуемости обстановки он принимает разнонаправленные решения, результатом которых является чередование роста курса гривны с его снижением. Скорее всего, это свидетельствует об отсутствии долгосрочной стратегии НБУ.

Тем временем, НБУ начал действовать в давно оговоренном направлении, не дожидаясь принятия решения в «самых верхах». НБУ издал и направил на регистрацию в Министерство юстиции постановление, положения которого реально либерализуют валютный рынок. Если все пройдет так, как задумал НБУ, то коммерческие банки получат право торговать иностранной валютой (и национальной тоже) на условиях «форвард». Позволю себе напомнить, что запрет подобного рода операций, был введен в начале 1999 года – по итогам знаменитого финансового кризиса. Теперь (если Минюст «не подкачает») коммерческие банки получат право заключать долгосрочные контракты на поставку валюты, руководствуясь при этом курсом, прогнозируемым операторами рынка. Кроме этого, Нацбанк ввел давно ожидаемую норму: разрешил коммерческим банкам покупать и продавать иностранную валюту в один день. В связи с введением форвардных сделок объем рынка существенно возрастет. Таким образом, есть высокая вероятность, что банки начнут проводить спекулятивные операции с валютой. Хотя, скорее всего, на разрешение двусторонних котировок НБУ пошел по куда более прозаической причине – банки смогут сами, без выхода на рынок Нацбанка, удовлетворять заявки клиентов на продажу валюты за гривну. Самое интересное состоит в том, что ранее просто жаждавшие от НБУ таких шагов коммерческие банки, уже опасаются нововведений. Причем, небеспочвенно. Может быть, в силу этого Нацбанк намерен ограничить срок форвардных сделок одним годом, а объемы форвардных контрактов не могут составлять более 10% от объема регулятивного капитала банка. Тем не менее, рискну высказать свое мнение о подоплеке подобных действий Нацбанка. Значительно либерализовав рынок валюты, НБУ утратит существенную долю влияния на него. Полагаю, что сделано это намерено – требуемая либерализация произведена, и глупо было бы предполагать, что контроль за рынком не будет значительно ослаблен. И при таком раскладе сложно будет упрекнуть руководство Нацбанка в выходе или невыходе на межбанковский рынок, а равно в нежелательной ревальвации или девальвации гривны. Так что, пусть теперь за все колебания доллара в Украине отвечает МВФ. Конечно, если Минюст не ветирует постановление Нацбанка.

Рефинансирование.

Кроме этого, Национальный банк Украины вновь привлек внимание к проблеме рефинансирования коммерческих банков. Во-первых, якобы банки смогут привлечь рефинансирование под залог прав на кредиты. К этому вопросу мы вернемся в конце данного раздела. Во-вторых, 9 августа НБУ решил повысить ставку рефинансирования на половину процентного пункта. Что из этого следует, спросит пытливый читатель? Да ничего, ответит циничный автор! Ровным счетом – ничего. Дело в том, что система регулирования финансового рынка в Украине существует в сильно усеченном по сравнению с развитыми станами виде. Нацбанк более или менее прилично освоил применение методов обязательного резервирования и валютного регулирования.

Поэтому, остановимся более подробно на вариантах цивилизованного регулирования финансовых рынков.

Итак, центральные банки развитых стран располагают определенными методами воздействия на экономику.

Традиционно к ним относятся: дисконтная (учетная) и залоговая политика, политика минимальных резервов, операции на открытом рынке, депозитная политика, валютная политика. Однако содержание стандартного набора методов и сочетание их применения банками разных стран зависят от ряда предпосылок. Попытки подвести современные стратегии центральных банков разных стран под традиционные концепции денежной политики показали, что ни монетаризм, ни теории государственного регулирования в чистом виде не находят своего выражения в практике воздействия на экономику страны. В перспективе Украине следует рассчитывать на компромиссный вариант выбора стратегии национального банка. При этом в настоящее время в мире все больший приоритет отдается рыночным механизмам по сравнению с административными методами регулирования. Примером тому служит либерализация банковского законодательства в ряде европейских стран в начале 90-х годов. Одним из основных принципов определения стратегии центральных банков служит ориентация на регулирование темпа роста денежной массы в национальной экономике или регулирование валютного курса национальной денежной единицы по отношению к какой-либо стабильной иностранной валюте, то есть ориентация на внутренние или внешние показатели. Выбор той или иной стратегии центрального банка зависит от ориентации экономики страны. При этом наблюдается следующая тенденция — центральные банки развитых стран с мощным внутренним рынком ориентируются на регулирование темпов роста денежной массы в пределах расчетного индекса. Такой стратегии придерживаются, например, Немецкий федеральный банк, Банк Англии, ФРС США. Сразу же отметим, что Украина к таковым не относится – более 60% отечественного ВВП ориентировано на экспорт. Наша страна имеет откровенно экспортно-ориентированную экономику. Таким образом, для нас решающим является именно регулирование валютного курса. Различаются внутренняя и внешняя стабильность национальной денежной единицы (под внутренней понимается безынфляционное развитие, под внешней — стабильность валютного курса национальной денежной единицы по отношению к другим валютам). На протяжении последних 5 лет Украина предпочитала сочетание этих двух вариантов. Похоже, что в текущем году приоритеты меняются. Причем вынужденно. Безынфляционному развитию с сожалением помахали ручкой. К сожалению, второй вариант стабильности денежной единицы применяется в каком-то извращенном виде – при высоких темпах инфляции НБУ решил нанести ассиметричный удар, усиливая гривну.

В соответствии с выбранной стратегией центральный банк должен осуществлять в качестве приоритетной либо денежную, либо валютную политику и использовать соответствующие инструменты. В целях регулирования объема денежной массы проводятся меры либо по стимулированию роста денежной массы (экспансивная кредитная политика), либо по сдерживанию ее увеличения (рестрикционная кредитная и антиинфляционная политика). Однако в условиях стагфляции НБУ необходимо искать компромиссное сочетание инструментов экономического регулирования, как это вроде бы происходит в настоящее время в ряде в Украине. Выбор и сочетание инструментов, применяемых в определенной экономической ситуации, зависят от стратегии центрального банка. Мы видим, что НБУ в настоящее время четко придерживается рестрикционной антиинфляционной политики. Успехи ее весьма сомнительны. При этом ситуация с объемами ВВП близка к удручающей. Нет сомнения – вклад неумело проводимой политики борьбы с ростом цен в дело снижение темпом роста промышленного производства весьма заметен.

Не менее важным требованием является равномерность воздействия на конкурентоспособность отдельных групп или всех кредитных институтов. В связи с этим мероприятия национального банка должны подразделяться на две группы. К первой из них относятся меры воздействия на часть коммерческих банков. Вторая группа включает мероприятия, касающиеся всех кредитных институтов. В качестве примера можно привести проведение центральным банком рестрикционной учетной политики. Инструменты, относящиеся к обеим группам, соответствуют требованию нейтральности центрального банка, поскольку они одинаково влияют на конкурентоспособность кредитных институтов по отношению друг к другу внутри различных групп или всех банков в целом. Это не исключает различных последствий таких мер для различных банков (например, крупных и мелких). В условиях Украины следует отметить очень неоднозначное влияние политики сдерживания объемов кредитования – ни для кого не секрет, что разные украинские банки имеют достаточно различный удельный вес доходов от кредитования в общей структуре доходов. Все инструменты можно охарактеризовать с помощью следующих критериев: традиционные или нетрадиционные, административные или рыночные, общего действия или селективной направленности, прямого или косвенного воздействия; краткосрочные, среднесрочные или долгосрочные. Целесообразно различать прямое и косвенное воздействие того или иного механизма.

Например, при проведении учетной политики осуществляется прямое регулирование на денежном рынке и одновременно оказывается косвенное воздействие на рынок капиталов.

Дисконтная (учетная) и залоговая политика центрального банка является едва ли не самым действенным вариантом воздействия на финансовый рынок. Кредитные институты в развитых странах имеют возможность получать при необходимости кредиты центрального банка путем переучета векселей или под залог ценных бумаг. Смысл дисконтной и залоговой политики заключается в том, чтобы методом изменения условий рефинансирования коммерческих банков влиять на ситуацию на денежном рынке и рынке капиталов.

Практически во всех странах Европейского Сообщества кредитные институты имеют возможность рефинансирования непосредственно в национальном банке. Исключение составляют Италия и Португалия. При этом рефинансирование может происходить как под залог ценных бумаг, так и без залога. Рефинансирование в рамках дисконтной политики определяется следующими параметрами: требованиями к качеству принимаемых к переучету векселей, максимально возможным объемом переучета векселей для одного кредитного института; учетной ставкой центрального банка. В рамках залоговой политики к таким параметрам относятся требования к качеству принимаемых в залог ценных бумаг, ставка по залоговым кредитам, необходимое количественное ограничение или временное приостановление выдачи залоговых кредитов. К сожалению, отечественные реалии абсолютно игнорируют мировую практику. В принципе, Украина в определенный момент времени попыталась стать на этот путь. В 1996-1998 годах проводились аукционы рефинансирования НБУ. Они, естественно, имели сугубо украинскую специфику, когда главным критерием отбора была социальная значимость экономического проекта, предоставленного в Нацбанк коммерческим банком в качестве предлога для получения кредита рефинансирования. О залоге векселей или иных ценных бумаг речь не шла в принципе, однако, хоть какое-то рефинансирование имело место быть. Вспомнили о рефинансировании и во время ноябрьско-декабрьского кризиса прошлого года. Тогда ряд банков были вынуждены обратиться в НБУ за кредитом с целью поддержания текущей ликвидности и платежеспособности. В качестве залога предоставлялись ОВГЗ, кредитный портфель, недвижимость, акции банков. В принципе, это происходило в сугубо форс-мажорных обстоятельствах и с классическим рефинансированием имело мало общего.

При осуществлении дисконтной и залоговой политики Нацбанк мог бы селективно воздействовать на определенные отрасли народного хозяйства путем поощрения или ограничения приема к переучету или в залог векселей определенного рода путем изменения требований к качеству принимаемых в залог и к переучету векселей. Селективное воздействие нередко сопровождается общеэкономическими последствиями. Так, при ограничении объема определенных ценных бумаг, принимаемых в залог или к переучету, центральный банк снижает в целом кредитный потенциал коммерческих банков. Поэтому в настоящее время общеэкономический эффект воздействия путем проведения дисконтной или залоговой политики выступает по своему значению на первый план. Макроэкономический эффект регулирования учетной ставки подтверждается наличием определенной взаимосвязи между изменением ее величины и темпом роста валового национального продукта.

Это, конечно, в странах с нормально развитой и правильно ориентированной финансовой системой. Но, не в нашей стране, к сожалению. Изменение контингента рефинансирования позволяет центральному банку достигать следующего эффекта. При ограничении контингента коммерческие банки вынуждены обращаться к более дорогим источникам кредитования, например, к залоговым кредитам, что означает снижение объема их кредитного потенциала и удорожание кредитов. Ставка по залоговым кредитам центрального банка обычно выше ставки переучета векселей. Заинтересованный читатель, вероятно, уже подметил – как разумно и продумано может быть устроена финансовая система. И, наверняка, задался вопросом – почему у нас этого нет?

Хотелось бы услышать ответ на это руководителей финансовых ведомств страны. Кстати, в Бельгии, Германии, Дании и Нидерландах банки имеют возможность рефинансироваться в ограниченном объеме у центрального банка по ставкам ниже рыночных. В Германии и Дании кредитные институты могут при этом получать практически нелимитированные кредиты центрального банка дополнительно по рыночным ставкам, что повышает их ликвидность и конкурентоспособность по сравнению с коммерческими банками других европейских государств.

Теперь поговорим о том. чего у нас никогда не было (и неизвестно – когда появится). Рассмотрим влияние уровня учетной на ставки на финансовую систему страны и ее экономику. Если цель центрального банка — удорожание рефинансирования кредитных институтов для уменьшения их кредитного потенциала, он должен поднять учетную ставку. Однако данное мероприятие не принесет желаемого эффекта, если на денежном рынке наблюдается понижательная тенденция, так как в этом случае кредитные институты предпочтут межбанковские кредиты. Центральному банку для достижения поставленной цели необходимо воздействовать на денежный рынок другими методами (путем повышения ставок по минимальным резервам, например). При прочих равных условиях, в случае действенного повышения учетной ставки, рефинансирование для коммерческих банков удорожается, что ведет в итоге к росту стоимости кредитов в стране. Тем не менее, крупные банки зачастую позволяют себе снижать маржу и не изменять вслед за центральным банком процентные ставки, чтобы привлечь более широкую клиентуру.

Если же целью центрального банка является облегчение доступа коммерческих банков к рефинансированию путем переучета векселей, он снижает учетную ставку. В этом случае кредитный потенциал коммерческих банков увеличится, а проценты по предоставляемым ими кредитам получат импульс к снижению. Изменение учетной ставки центрального банка влечет за собой изменения условий не только на денежном рынке, но и на рынке ценных бумаг, в чем проявляется косвенное воздействие данного механизма регулирования. Повышение ставок по кредитам и депозитам на денежном рынке, обусловленное ростом учетной ставки центрального банка, вызывает уменьшение спроса и рост предложения ценных бумаг. Спрос на ценные бумаги уменьшается как со стороны небанковских учреждений, потому что более привлекательными для них становятся депозиты, так и со стороны кредитных институтов, вследствие того, что при дорогих кредитах выгоднее прямое финансирование.

Таким образом, рост учетной ставки центрального банка относительно уменьшает рыночную стоимость ценных бумаг. Снижение учетной ставки центрального банка, напротив, удешевляет кредиты и депозиты, что ведет к процессам, обратным рассмотренным ранее. Растет спрос на ценные бумаги, уменьшается их предложение, поднимается их рыночная стоимость. Осуществляя дисконтную и ломбардную политику через рефинансирование центральный банк выполняет «сигнальную миссию». Снижение учетной ставки центрального банка кредитные институты и небанковские учреждения расценивают как сигнал к ориентации на экспансивную политику центрального банка. Повышение учетной и ломбардной ставок и служит сигналом к проведению контрактивной денежной политики. Такие сигналы позволяют кредитным институтам «подготовиться» к новым мерам центрального банка, ориентир на содержание которых они получили благодаря его «сигнальной миссии» при проведении дисконтной и залоговой политики. В результате учетная и залоговая политика центрального банка является способом его непосредственного воздействия на ликвидность кредитных институтов путем изменения условий переучета и залога ценных бумаг, что влечет за собой косвенное воздействие на экономику страны.

Вряд ли стоит предполагать, что изложенные в настоящей статье преимущества налаженной системы рефинансирования неизвестны руководителям НБУ или Минфина. Однако, в силу каких-то причин руководителей финансовых ведомств страны не раздражает тот факт, что изменение ставки рефинансирования абсолютно никак не отражается на экономике страны. Думаю, Алан Гринспен просто сошел бы с ума на старости лет, если бы узнал, что изменение учетной ставки ФРС никак не повлияло на соотношение ведущих мировых валют, не говоря уже о доходности государственных облигаций США или кредитных ставках американских банков. А наши руководители главного финансового учреждения страны могут развлекать публику разговорами о предоставлении рефинансирования в обмен на залог прав требования по кредитам. Хотелось бы посмотреть, как сотрудники НБУ занимались бы поиском недобросовестных должников и изъятием давно исчезнувшего залогового имущества.

Уплата налогов.

27 июля страна могла узнать абсолютно бесценную информацию – руководитель Государственной налоговой администрации Украины Александр Киреев обещал обнародовать список банков, которые „балуются” оптимизационными схемами при уплате налогов в государственный бюджет. Есть основания предполагать – взрыв информационной „бомбы” мог бы иметь далеко идущие последствия. По информации налоговиков почти половина крупнейших банков – 9 из 20 – применяют подобные методы ведения бизнеса. Сразу же попробую высказать робкое предположение о подоплеке резкой активизации внимания „мытарей” именно к банковской системе. Итак, будем откровенны – бюджет страны ближе к середине осени может „затрещать по швам” (как пальто из знаменитого произведения Жванецкого в исполнении Райкина). Всерьез рассчитывать на доходы от приватизации совершенно смешно. Скажу больше: есть все основания предполагать, что главная надежда членов правительства Тимошенко в плане пополнения доходной части бюджета – продажа «Криворожстали» — с высокой долей вероятности может не состояться. Думаю, что представитель социалистической партии, получивший в силу специфического распределения должностей пост руководителя Фонда государственного имущества, сделает все возможное для того, чтобы «насолить» своим бывшим союзникам (в этом мы уде имели возможность убедиться на примере НЗФ). В силу этой причины — деньги для выплаты зарплат бюджетникам, пенсий пожилым людям, которые их заслужили, всевозможных социальных пособий различным категориям граждан, власть предержащие понимают: необходимо изыскивать субъекты предпринимательской деятельности, которые в ближайшей перспективе могут стать потенциальным источником пополнение имеющей явную склонность к отнюдь не лечебному похудению державной казны. Естественным является и тот факт, что бывший высокопоставленный сотрудник НБУ, нынешний глава ГНАУ решил обратиться «к услугам» тех, в деятельности которых он прекрасно разбирается.

Итак, в чем же суть претензий со стороны органов, отвечающих за наполнение государственного «общака»? Сразу же еще раз обратим внимание – прямых обвинений в неуплате налогов предъявлено не было. Речь шла исключительно о «взвешенном» подходе со стороны финансовых учреждений к вопросу наполнения государственной казны, имеющем практическое отражение в виде всевозможной оптимизации непосильной для «неокрепшей детской психики» отечественной банковской системы суммы налогов и сборов, отчисляемых в бюджет. Руководство ГНАУ синтезировало неведомый ранее для прогрессивной общественности термин – «коэффициент налоговой нагрузки». В число «подозреваемых в особо крупных размерах» были отнесены весьма заметные отечественные коммерческие банки, причем разные источники называют различные перечни.

Одни говорят, что в «списке Киреева» есть такие финучреждения, как «Приватбанк», «Укрсиббанк», «Брокбизнесбанк», «Укргазбанк». Другие называют «Правэксбанк» и банк «Надра». Довольно симптоматичным является тот факт, что в этом перечне мирно соседствуют банки, подозреваемые в поддержке экс-премьер-Министра, неудачливого кандидата в Президенты В.Януковича. и финансовые учреждения, о которых небезосновательно говорят, что они лояльны нынешней власти. Насколько же правомерно применение предлагаемых ГНАУ показателей? Безусловно, указанный метод определения благонадежности налогоплательщиков имеет право на жизнь. При одном небольшом условии – если его узаконят тем или иным законодательным или нормативным актом. Кроме этого, неплохо было бы в процессе применения данного метода не забыть о дифференцированном подходе к оценке особенностей финансовой и хозяйственной деятельности находящихся под пристальным внимание налогоплательщиков — юридических лиц. Подход в потенциальном плане непростой, даже довольно трудоемкий. Однако, вряд ли стоит подвергать сомнению утверждение Председателя Правления «Приватбанка» А.Дубилета о том, что несмотря на работу в едином законодательном поле, банки имеют свои особенности в зависимости от особенностей построения бизнеса, региональной структуры, ориентации на обслуживание физических или юридических лиц. Добавлю от себя – в том числе, и в зависимости от политики учредителей банка. Изобретенный и озвученный руководством ГНАУ вариант применения коэффициента налоговой нагрузки весьма далек от индивидуального подхода и отличается отсутствием дифференцированного подхода. Если же посмотреть на проблему с другой стороны, можно задать вполне резонный вопрос: в силу какой причины высокопоставленные руководители коммерческих банковских учреждений решили, что подход в плане уплаты налога на прибыль должен отличаться в зависимости от того, как ведет бизнес тот или иной банк? Если есть закон, то он должен быть равным для всех. Если есть закон… А его-то как раз и нет – в отношении озвученного представителем налоговой администрации показателя.

Один заместителей главы ГНАУ Г.Оперенко сообщил, что 50 коммерческих банков реально уплачивают не более 1% от своей прибыли. Позволю себе напомнить, что ставка налога на прибыль в Украине составляет 25%. Каким же образом финансовые учреждения умудряются так серьезно экономить на уплате налогов, не разделяя заботы правительства о выплате заработной платы врачам и учителям? В первую очередь банки злоупотребляют формированием различного рода резервов, которые не облагаются налогом на прибыль. При условии умелого оформления различного рода кредитных договоров, договоров по операциям с ценными бумагами можно сберечь от попадания в бюджет довольно приличные суммы. Еще одним вариантом минимизации отчислений в государственную казну является так называемая «нерезидентская» схема увеличения валовых затрат. Примерная суть ее состоит в следующем: привлекается кредит от компании, зарегистрированной за рубежом. Естественно, эта структура должна быть либо аффилирована с банком, либо состоять с ним в интимных взаимоотношениях иного, но доверительного рода. Схема работы с нерезидентской структурой выглядит следующим незамысловатым образом: от нерезидента привлекается заем, естественно, предусматривающий выплату процентов. Вот и все. Денежки из одного кармана (в виде ранее заработанной прибыли) перекладываются в другой карман (в виде понесенных процентных расходов). Соответственно, снижается база налогообложения. Хорошо, что НБУ ввел ограничения на процентные ставки по привлекаемым банками в валюте первого классификатора кредитам от нерезидентов в размере 11% годовых.

Иначе не стоило бы удивляться, если бы кредитные договоры заключались с использованием процентных ставок, которые в последний раз доводилось видеть при проведении налоговой проверки депозитного портфеля КБ «Славянский». Есть и иные методы. Например, привлеченные в виде банального депозитного вклада средства не размещаются в типичные кредиты, на них не покупают ОВГЗ, ими не оперируют на рынке ценных бумаг. Они с минимальной маржей передаются в доверительное управление фонду по управлению активами, который чаще всего зарегистрирован в безналоговой юрисдикции. Таким образом, достигается желаемое — налогообложению подлежит лишь доход от передачи средств в управление. Основной же доход — непосредственно от управления — облагается по ставкам той страны, где зарегистрирована компания по управлению активами. Понятно, что называется эта страна как угодно, но только не Украиной. Есть и иной способ занижения прибыли с использованием вышеуказанных институтов — инвестирование в ценные бумаги с завышенной стоимостью. Понятно, что такие вложения средств по существующей модели бухгалтерского учета относятся к валовым расходам. В определенных юрисдикциях подобные операции и вовсе освобождены от пренеприятнейшей процедуры налогообложения. Подтвердив твердое желание обнародовать список банков-оптимизаторов, налоговики избрали довольно нестандартный вариант воздействия на «уклонистов». Речь идет о так называемых репутационных рисках. Действительно, вряд ли в нашей стране имеются банки, которые будут абсолютно равнодушны к обвинению в неуплате налогов. По идее, едва ли найдется большое число желающих разместить свои сбережения в банках, подозреваемых в неполной уплате налогов. Есть еще один подаспект в данном варианте решения проблемы со стороны ГНАУ — налоговики с большим подозрением относятся не только к тем финансовым учреждениям, которые демонстрируют небольшой объем прибыли. С еще более неподдельным интересом они взирают на банки, работающие убыточно, подозревая их в том, что отсутствие прибыли является результатом все того же желания — сэкономить на налогах. И здесь с психологической точки зрения руководители ГНАУ тоже нащупали перспективный вариант поведения. В силу этих причин можно ожидать, что учредители и руководители банков задумаются о пересмотре своей стратегии в вопросах отражения налогооблагаемой базы. Более того, от психологического давления (довольно продуманного, с точки зрения автора) руководители Налоговой администрации решили перейти и к более ощутимым методам: для включения в число критериев оценки работы банков готовятся предложения такого рода, как «уплата налогов». С одной стороны, довольно спорное предложение. С другой стороны — а что делать, с учетом текущего состояния дел? Нацбанк фактически не возражает против инициатив с Львовской площади — предложение о возможности внесения вышеуказанного критерия в список нормативов на Институтской пообещали рассмотреть (правда, прошло уже почти два месяца – и никакой реакции не видно). В продолжение этой темы замечу, что имеет смысл прислушаться и к мнению независимых аналитиков, предлагающих использовать показатель минимальной нормы прибыльности банковских учреждений. Для его определения логичным будет применять несколько критериев — размер активов банковского учреждения, величину уставного капитала. Предполагается, что нормативное значение прибыльности составит 5-10%.

Не напоминает ли вам складывающаяся у нас ситуация прошлогоднюю историю с российским банковским кризисом? Тогда, как выяснилось позже, тоже все начиналось с несуществующего списка неблагонадежных финансовых учреждений. Смею предположить, что руководители ГНАУ не желают подобного. В силу этого считаю, что ожидаемые заявления желательно было бы строить не только на основе аналитических расчетов, но и на результатах проверок и решений судов. Во-первых, их легитимность будет несопоставимо выше, а во-вторых, есть надежда, что под психологическим прессом банковское сообщество задумается и о проблеме социальной ответственности бизнеса.

Данная тема имела продолжение в конце августа, когда из уст бывшего Премьер-Министра Ю.Тимошенко прозвучало требование к банковской системе относительно необходимости «выйти из тени». «Настало время понять, что на любые схемы минимизации налогов уходят здоровье и силы. Я бы хотела, чтобы мы подвели черту под 14-летним накоплением капитала. Согласно мировой практике коэффициент фискальной нагрузки для банков составляет более 10%, тогда как для некоторых наших финансовых учреждений этот показатель не превышает 1%», — говорила Юлия Тимошенко на совместном совещании правительства с руководителями отечественных банков, которое состоялось в конце августа. Чтобы помочь финансистам быстрее перейти на мировые стандарты расчетов с казной, в ходе заседания было принято решение создать рабочую группу из представителей банков во главе с председателем правления Укрсоцбанка Борисом Тимонькиным. Именно она должна отработать и подать Кабмину свои предложения по повышению фискальных отчислений. Очень интересно было бы узнать, какие чувства испытывает от председательствования в этой группе у господина Тимонькина?

Резервирование.

В начале августа злейший враг Н.М. Витренко – Международный валютный фонд – высказал свою оценку событиям отечественной экономической жизни и выдал ряд рекомендаций. Главную обеспокоенность «одного из структурных подразделений ЦРУ» (по версии ПСПУ) вызывает риск роста инфляции и снижения темпов экономического роста. Главные рекомендации по первой проблеме были даны Национальному банку – активнее абсорбировать избыточную ликвидность и проводить более гибкую валютно-курсовую политику. Не знаю как другие, но автор этих строк привык перед выполнением каких-либо рекомендаций попытаться понять их суть, а также возможность их выполнения.

Итак, под избыточной ликвидностью, вероятно, стоит подразумевать чрезмерные остатки на корреспондентских счетах банковских учреждений. Каким образом она образовалась – вопрос отдельный. В принципе подобная ситуация является логичным продолжением общей политики Кабмина Тимошенко – политики инфляционного развития. Насколько же мы можем рассчитывать на эффективные действия НБУ в плане стерилизации излишней денежной массы? К сожалению, вероятность исполнения данного пожелания МВФ крайне невелика.

Причина проста до банальности и в то же время крайне обидна. Дело в том, что отечественная финансовая система за 14 лет своего существования и развития не выработала соответствующего инструментария. Первое, что приходит в голову – очередное изменение размеров резервных требований к коммерческим банкам.

Напомню, что уже очень много лет НБУ (в соответствии с мировой практикой) вынуждает банковские учреждения постоянно формировать на своих корреспондентских счетах в Нацбанке. Подлежат резервированию остатки на текущих и на депозитных счетах юридических и физических лиц. В принципе, данный вариант влияния на работу комбанков в идеале направлен на поддержание их платежеспособности, удержание их от азартного желания вложить все имеющиеся средства в активные операции. А также – на обеспечение сохранности средств клиентов банков. Однако, в эпоху процветания монетаризма в Украине, руководители НБУ и Минфина быстро смекнули – при помощи ужесточения требования к обязательному резервированию есть возможность связать определенную часть денежных средств. Однако, эффективность подобных мероприятий крайне невелика. Дело в том, что в настоящий момент резервные требования к коммерческим банкам и без того находятся на достаточно высоком уровне – 8-9% в зависимости от вида валюты и срочности пассива. И поднять их можно при самом оптимистическом раскладе можно не более, чем на 1-2%. В противном случае коммерческие банки при действенной поддержке АУБ совершенно справедливо начнут проведение соответствующей PR-компании, успех которой вряд ли вызывает сомнение – иначе возможность банков кредитовать экономику значительно уменьшится. Вряд ли всерьез заинтересует банки и вариант с размещением свободных средств на депозитные сертификаты НБУ. Причина – весьма невысокая их доходность, находящаяся на уровне 6% годовых. Последний вариант связывания излишков денежной массы состоит в размещении различного рода государственных долговых обязательств. К сожалению, объем этого рынка в Украине совсем невелик. К тому же финансовые власти страны предпочитают создавать на этом рынке условия максимального благоприятствования для инвесторов-нерезидентов. Возможно, проблема «оттягивания» избытков денежной массы является актуальной для многих стран, и отечественные руководители финансовой отрасли решили оказать посильную «братскую помощь» Минфинам и Центробанкам дружественных государств. А ведь в этом направлении можно было очень серьезно продвинуться. Вариантов несколько. Например, можно было бы стимулировать банковские учреждения направлять избыточную ликвидность в государственные ценные бумаги путем внедрения налоговых льгот соответствующим комбанкам. Или создать наконец действующую систему рефинансирования и в качестве одного из условий облегченных вариантов допуска банков к этой услуге использовать фактор вложения в государственные ценные бумаги.

Откровенно говоря, удивляет довольно простой и незамысловатый подход МВФ к проблеме сдерживания инфляции. Все по закону спроса и предложения : уберем излишнее предложение денежной массы (так называемый «инфляционный навес») и ничто не будет подталкивать цены к росту. Не так давно мы это уже проходили, когда теория монетаризма была в моде. Что в итоге мы получили, помните? Ежели нет — позволю себе напомнить. Во времена проводимой в середине 90-х годов политики жесточайшего денежного дефицита падение объемов ВВП достигло рекордных масштабов. Таким образом, грубое использование сугубо монетарного влияния на инфляцию запросто может привести к весьма плачевным последствиям: если в настоящее время мы тревожимся из-за увеличивающихся темпов снижения роста ВВП, то в ближайшее время этот макроэкономический показатель может начать демонстрировать отрицательные показатели. Решение Нацбанка об изменении нормативов обязательного резервирования было принято на основе анализа нескольких показателей. Во-первых, динамики макроэкономических и монетарных параметров в январе-июле текущего года. Во-вторых, уровня процентных ставок по средствам, привлеченным и размещенным банками. И в-третьих, с учетом усиления инфляционных факторов и прогнозных тенденций развития денежно-кредитного рынка в дальнейшем. Ужесточение норм резервирования участники рынка считают политическим решением — попыткой правительства использовать все методы для борьбы с инфляцией. Дело в том, что короткие ресурсы по своей природе имеют большую скорость оборота и содержат в себе значительную инфляционную составляющую. По данным НБУ, в первом полугодии этого года половину обязательств банков в национальной валюте составили вклады до востребования — 34,4 миллиарда гривен из 69,3 миллиардов гривен. Среди обязательств банков в валюте вклады и счета до востребования занимают меньше трети — 8,8 миллиардов гривен из 26,4 миллиардов гривен. Еще один сюрприз Нацбанк преподнес свои подопечным во второй половине августа, разнообразив свой подход к проблеме резервирования. Для многих банкиров стало неприятной неожиданностью резкое ужесточение подхода к формированию обязательных ежедневных резервов. В соответствии с постановлением НБУ от 19 августа «О внесении изменений в Положение о порядке определения и формирования обязательных резервов для банков Украины» регуляторный орган поднял до максимально возможной отметки норматив ежедневного обязательного резервирования. Если до момента принятия вышеназванного документа норматив находился на уровне 80%, то теперь он составляет 100%. Банки теперь должны полностью покрывать объем обязательных резервов, которые должны ежедневно по состоянию на начало операционного дня формироваться на корреспондентском счете в НБУ. Кстати, в текущем году НБУ уже второй раз проводит подобное ужесточение – в апреле данный норматив был увеличен с 70% до 80%.

Официальное разъяснение Нацбанка о причинах такого решения выглядит весьма туманно (да мы, собственно говоря, уже давно привыкли к такой манере общения): «с целью эффективного и оперативного использования инструментов денежно-кредитного рынка». А может быть в этих слов скрыт тончайший чисто английский юмор?

Каким образом может быть эффективное использование средств, если определенная часть из них теперь будет покоиться «мертвым грузом» в НБУ? Совершенно естественным вариантом развития событий станет определенное сокращение объемов активных операций банков, что приведет к определенному снижению доходности банковских операций (которая и без того отнюдь не высока). Следующими пострадавшими станут клиенты банков, которые на собственном кармане ощутят увеличение процентных ставок по привлекаемым краткосрочным и долгосрочным займам. Вряд ли стоит сомневаться в том, что истинная причина ужесточения требований к формированию обязательных резервов продиктовано все той же причиной – необходимостью борьбы с инфляцией. Таким образом, НБУ имеет возможность в определенной степени снизить возможность банков по предложению ресурсов, номинированных в национальной валюте. «Успех» был достигнут практически мгновенно – ставки по ночным межбанковским кредитам поднялись до уровня 15-20%. Смею предположить, что такая реакция рынка четко свидетельствует – повышение требований к обязательному ежедневному резервированию не даст ожидаемого Нацбанком эффекта. Даже больше – негативные последствия подобного шага главного финансового учреждения страны очевидны. Для формирования 100%-х резервов банки будут вынуждены «пылесосить» рынок в поисках свободных ресурсов, которые не смогут быть размещены в активные операции. Еще одно следствие этого – снижение ликвидности банковской системы, результатом чего стали случаи задержек платежей некоторыми банками. Кстати, возникает еще один тревожащий банкиров момент – существенно ужесточаются санкции за невыполнение нормативов обязательного ежедневного резервирования.

В случае невыполнения нормативов нарушителям грозит отзыв некоторых пунктов лицензии. Кстати, скорее всего нововведение Нацбанк отразится не только на рынке кредитования юридических лиц, но и способно «охладить» серьезным образом перегретый рынок кредитования населения. Кстати, помните – с чего все начиналось? МВФ обнаружил излишнюю ликвидность банковской системы Украины. НБУ за свои действия должен получить от Международного валютного фонда твердую «пятерку» — похоже, о временах избыточной ликвидности уже начали забывать. Как и о приемлемых для субъектов предпринимательской деятельности ставок по кредитам. Все-таки хочется понять, что является более важным для главного финансового учреждения страны : выполнение рекомендаций МВФ или предотвращение дальнейшего снижения объемов промышленного производства?

Ипотечное кредитование.

Подорожание жилья едва ли не 1,5 раза с начала года в немалой степени вызвано существенным улучшением условий ипотечного кредитования. Ожидается, что небывалого размаха спрос на кредиты достигнет осенью, однако именно крайняя либерализация условий получения ипотечных кредитов привела к тому, что на протяжении лета 2005 года рынок недвижимости впервые не испытал спада. Традиционный сезонный фактор оживления рынка дополнится осенью появлением программ частичной компенсации процентной ставки для молодежи в банках-лидерах рынка жилищного кредитования. Однако, возможно, что уже к моменту выхода этого материала в свет тенденция на рынке ипотечного кредитования изменится. Удовлетворить повышенный спрос на кредиты банкам может помешать дефицит ресурсов — следствие замедления притока вкладов и роста стоимости внешних заимствований. А также – упоминавшегося выше ужесточения норм и порядка резервирования. С начала года банки не испытывали нехватки ресурсов, но ситуация в скором времени может измениться. Активный рост вкладов населения летом приостановился. И есть основания предполагать, что на это повлиял не только сезонный фактор. Зато спрос на кредиты, особенно со стороны населения, резко возрос.

Повышение депозитных ставок уже имеет место, и если будет значительным, то следствием этого станет заметное увеличение процентных ставок по кредитам. На повышение ставок по валютным кредитам может сыграть рост ставки Libor и, соответственно, стоимости внешних заимствований банков. Подорожание валютных кредитов осенью может произойти и в связи с уменьшением поступлений валюты от экспорта. Дефицитным товаром долларовые кредиты могут стать и в том случае, если Нацбанк все-таки продолжит усиление гривны.

После обвала доллара в апреле население перестало нести валюту на депозиты и ринулось занимать в долларах (абсолютно логичный ход – делать заимствования в дешевеющей валюте). Ответной реакцией отдельных банков было прекращение кредитования в долларах. Но в целом банки взялись выравнивать валютную структуру активов и пассивов снижением ставок по гривневым кредитам. Но, сейчас банкиры утверждают — кредиты в гривне под 15% скоро закончатся. И автор данных строк склонен им верить.

Пока что ухудшать условия по ипотечным кредитам банкам не дает высокая конкуренция. Но высокий спрос на кредиты уже отразился на работе банков. В банке «Аваль» ужесточили требования при выдаче кредитов, а также предприняли попытку повысить ставки. В «Приватбанке» отказались от кредитов без первоначального взноса. В некоторых других банках заемщикам зачастую ставится ультиматум: либо гривня под 15-17%, либо милости просим – в другой банк. По мере приближения нового года, а также парламентских выборов напряженность будет возрастать, условия кредитования — ухудшаться. Вполне вероятным выглядит и тот факт, что изменится тенденция на рынке недвижимости – после 4 лет сверхбурного и не совсем экономически обоснованного роста мы можем стать свидетелями падения цен на квартиры. По крайней мере, объем спроса, который в немалой степени формировался под влиянием облегченного доступа к ипотечным займам, заметно уменьшится.

Синдицированные займы.

На протяжении лета некоторые украинские банки попытались конвертировать свой авторитет в получение заимствований на внешних рынках. Речь идет о синдицированных кредитах. Синдицированные займы — не новинка для крупных украинских банков. Синдицированный кредит — это среднесрочный кредит, предоставленный международным синдикатом (консорциумом) банков. Срок такого кредита обычно не превышает одного года. Процентная ставка — плавающая и, как правило, привязана к годовому или полугодовому Libor. Еще в 2003 году путем «синдикации» внешние займы получили «Укрэксимбанк» (30 миллионов долларов) и «УкрСиббанк» (10 миллионов долларов). В минувшем году свои «аппетиты» удовлетворили «Аваль» и «Укрсоцбанк» (по 45 миллионов долларов). В августе текущего года о подписании соглашения о привлечении синдицированного кредита объявил банк «Форум». Организаторами синдиката выступили «Raiffeisen Zеntralbank» и «Standard Bank London Limited». Участниками объединения стали еще 11 иностранных банков.

Согласно условиям соглашения, средства предоставляются на полгода с возможностью пролонгации на такой же период. Заявленная вначале сумма кредита в 10 миллионов долларов в процессе синдикации была увеличена в 2,5 раза. Сейчас иностранные финансисты проявляют большую заинтересованность в кредитном синдикате для украинских банков, поэтому размер кредита и был увеличен. Примечательно, что в большинстве случаев средства, полученные путем синдицированного займа, направляются банками на финансирование экспортно-импортных операций клиентов. И буквально все банкиры, получающие синдицированные кредиты от своих зарубежных коллег, заявляют, что таким образом они пытаются формировать своим учреждениям положительную кредитную историю на мировом рынке капитала, чтобы потом выйти на рынок евробондов. В то же время стоит отметить, что синдицированные кредиты не могут полностью решить проблему финансирования отечественных банков. Ограничения определяются рейтингами страны и банка, а также правилами, которые международное банковское сообщество выработало для подобных операций. К примеру, стоимость «синдикации» для российских и прибалтийских банков ниже, чем для украинских. Так, в апреле московский «Внешторгбанк» привлек крупнейший в истории российской банковской системы синдицированный кредит в размере 450 миллионов долларов сроком на три года по ставке Libor + 1,2% годовых (организаторы: ABN AMRO Bank, Citibank и ING Bank). А в июле латвийский Parex banka успешно завершил привлечение рекордно крупного для Латвии синдицированного займа в размере 188,5 миллионов евро, предоставленного Parex banka по одной из самых низких ставок в истории латвийского частного сектора — Euribor + 0,6%.

Смена собственников.

Разговоры о продаже банка «Аваль» австрийскому «Райффайзенбанку» циркулировали на рынке еще с начала весны. И вот 20 августа стороны объявили о подписании документов. По некоторым данным цена продажи второго по величине активов украинского банка превысила 1 миллиард долларов. Пока австрийцы подписали договор о покупке 93,5% акций «Аваля». Оставшийся пакет акций Raiffeisen International начнет выкупать у миноритарных акционеров в ближайшие месяцы. Все формальности по продаже банка и перечисление денег должны быть завершены в октябре–декабре. Причем небольшие пакеты будут выкупать по той же цене, что и 93,5% акций. Аналитики Merrill Lynch подсчитали, что украинскому банку удалось поставить настоящий рекорд: «Аваль» был продан с невиданным коэффициентом — 3,7 (именно на столько умножили капитал банка, когда определяли его стоимость). Ранее иностранные оценщики утверждали, что среднестатистический банк Украины достоин коэффициента 1,5–3 в зависимости от его финансовых показателей и рыночной доли. В начале переговоров предполагалось, что в эти рамки уложится и сделка по «Авалю» (изначально его стоимость укладывалась в более скромный ценовой коридор — 400–600 миллионов долларов). Столь солидно накрутить цену за банк удалось благодаря стандартным мерам. Во-первых, иностранцев убедили, что они становятся хозяевами не только самой инфраструктуры банка, но и его брэнда (хотя, интересно бы узнать – кто проводил оценку этого брэнда и по какой методике?). В силу этого есть основания предполагать, что даже после вхождения в капитал группы Raiffeisen International (на 70% подконтрольна Raiffeisen Zentralbank Osterreich AG) за банком «Аваль» останется его имя. Новые акционеры пока не заявляли о намерении провести кадровые ротации в «Авале». Австрийцы даже попросили нынешнее руководство банка остаться у руля в ближайшие несколько месяцев. После этого группа Raiffeisen наверняка настоит на введении в правление банка «Аваль» своих представителей. Еще один прием, который, помог максимально накрутить цену, — наращивание капитала.

За короткий промежуток времени «Аваль» увеличивал его дважды. На позапрошлой неделе посредством дополнительного выпуска акций уставный фонд банка вырос сразу на 50%, достигнув 1,5 миллиарда гривен.

Новые акции выкупили действовавшие на тот момент времени акционеры. Почти одновременно с дополнительной эмиссией «Аваль» подписал соглашение с Международной финансовой корпорацией о предоставлении ему субординированного долга на 80 миллионов долларов, который также был зачислен в капитал. Поговаривают, что стоимость «Аваля» существенно не снижалась даже после трений, которые возникали между хозяевами украинского банка и Raiffeisen International после due dilingence (коммерческий, финансовый и юридический анализ), который завершился в июне. По слухам, проверяющие выявили ряд несоответствий в отчетности региональных подразделений «Аваля». Похоже, что пример «Аваля» — лишь первый шаг к серьезному переделу собственности в украинском банковском секторе. Владельцы «Укрсиббанка», входящего в группу крупнейших на Украине, начали переговоры о его продаже с иностранными инвесторами.

Специалисты считают, что наиболее реальными претендентами на его покупку является ряд западноевропейских структур, а также российский «Внешторгбанк». Оценивают «Укрсиббанк» в 400-500 миллионов долларов. Консультантом по поиску инвестора выступает швейцарский банк UBS. Какой пакет акций банка собираются продавать его владельцы и какова его стоимость – пока не известно. Участники рынка называют основными претендентами на покупку Укрсиббанка французские BNP Paribas, Societe Generale, банк Parisien, итальянский банк Intesa, австрийский Erste Bank, словенский Nova Ljubljanska Banka, греческий Alpha Bank, испанский BBVA, а также скандинавскую группу SEB. По оценкам экспертов, владельцы банка ведут переговоры о продаже не менее 75%+1 акция. Ряд экспертов считает, что владельцы Укрсиббанка не станут торопиться и попробуют продать свой бизнес подороже: проведенная в августе сделка по покупке австрийским Raiffeisen International банка «Аваль» серьезно повысила самооценку украинских банков. Но и это еще не все — сейчас переговоры о продаже входящего в «большую десятку» Укрсоцбанка ведут компании из группы «Интерпайп» Виктора Пинчука. По обсуждаемой на рынке версии, купить его собирается российская «Альфа-групп», контролируемая бизнесменом Михаилом Фридманом. Как это обычно бывает в таких случаях — «Альфа-групп» никогда не подтверждала, но и не опровергала информацию о переговорах с Укрсоцбанком.

О намерении купить на Украине банк в этом году заявили итальянская группа Intesa, венгерский OTP Bank, турецкий Finansbank, российские Внешторгбанк и Номос-банк, а также крупная казахская финансовая группа «Туран-Алем». Еще одна крупная австрийская банковская группа Erste начала переговоры с правительством Украины о покупке Ощадбанка, входящего в десятку крупнейших. Участники рынка также называют вероятными участниками сделок при покупке банковских активов на Украине международные группы HSBC, BNP Paribas и Calyon.

ЧЕГО НЕ БЫЛО.

Капитализация.

А вот эту проблему многие банкиры на протяжении лета практически не вспоминали, что, учитывая особенности взглядов на жизнь руководства НБУ, выглядит довольно странно. Единственное приемлемое объяснение этому – превалирование иных проблем. Жаль. Ведь именно недостаточность капитала украинской банковской системы крайне негативно сказывается на отечественной экономике. Более того – в последние годы мы наблюдаем серьезную диспропорцию между динамикой роста некоторых показателей работы банков. За минувшие пять лет объем вкладов населения увеличился в 10 раз, сумма активов – в 10 раз, а размер собственного капитала – всего лишь в 2,7 раза. Что может произойти с банком, рост активов которого не подкреплен увеличением капитала? Вопрос риторический. В таких условиях даже столь значительное увеличение ресурсной базы за счет роста вкладов населения выглядит скорее тревожным, нежели положительным моментом. К сожалению, в 2005 году пока не случилось прорыва в этом направлении.

Иностранные инвесторы никогда не относили Украину к государствам с привлекательным инвестиционным климатом (боюсь, что после недавних политических потрясений они только утвердятся в своем мнении).

Высокие политические риски способствуют росту рисков экономических. Структурные реформы находятся в зачаточной стадии, правовое поле по-прежнему отдает приоритет заемщику перед кредитором, перспективы роста ВВП туманны, зато ясны перспективы увеличения инфляции. Не являлись реальными и возможности пополнения капитала банковской системы за счет таких традиционных источников, как средства страховых и инвестиционных компаний, паевых и пенсионных фондов. Не было возможности увеличить капитал и за счет излюбленного в последнее время источника – прибыли банков. Причина – ее небольшая величина, вызванная серьезными потерями финансовых учреждений в ноябре-декабре 2004 года, и продолжающимся снижением рентабельности банковской деятельности в 2005 году. Не лучшая ситуация и в экономике в целом, что практически исключает пополнение уставных фондов банков за счет прибыли субъектов хозяйственной деятельности. Одним словом грустно. И выхода пока не видно. И подозрительное бездействие НБУ в данном вопросе настораживает – не исключено, что Нацбанк вновь вернется к излюбленной теме, однако, не известно в какую форму это будет облечено.

Кредитование.

Проблема следующая касается всей экономики в целом. Называется она – темпы роста кредитования предприятий. Проблема эта отнюдь не надуманна – по крайней мере в 2003 году наша страна занимала четвертое место в мире по темпам кредитования народного хозяйства, которые по методу цепного индекса составили 62% в годовом исчислении. В 2004 году Нацбанку пришлось прилагать серьезные усилия для сдерживания кредитной экспансии банков, что было насущной необходимостью по крайней мере на протяжении 10 месяцев – с целью недопущения перегрева экономики и роста инфляции. Первое удалось. Второе – не очень, но не по вине финансовых учреждений. Летом 2005 года этот вопрос также ушел в тень на фоне инфляции, нестабильности курса национальной валюты, необходимости выполнения рекомендаций МВФ, et cetera. Однако, проблема никуда не делась, а даже наоборот – в условиях падения объемов промышленного производства, она обострилась. Также очень важным является и по-прежнему низкое “качество” заемщиков, что существенно повышает риски банков. В контексте этой политики НБУ пользовался различными методами, среди которых основными были ужесточение норматива адекватности капитала и увеличение нормативов обязательного резервирования. В 2005 году НБУ оставил на уровне 10% нормативное значение адекватности капитала. При этом Нацбанк сделал и некоторые послабления : разрешил учитывать в капитале средства, привлеченные от эмиссии «внешних» облигаций и так называемый субординированный долг. К сожалению и эта мера не принесла улучшения положения – средний по банковской системе показатель адекватности капитала едва превышает 11%, а большинство крупных банков балансируют на допустимой границе. Причина такого положения опять же в опережающем росте активов над ростом пассивов.

Рынок ОВГЗ.

НБУ продолжает упорно игнорировать данный сектор финансового рынка. И, скорее всего – напрасно. Дело в том, что в цивилизованных странах поддержание высокой ликвидности этого рынка является весьма эффективным инструментом влияния на объем денежного предложения. Именно создание и поддержание функционирующей площадки по торговле государственными ценными бумагами способно обеспечить стерилизацию излишней денежной массы. Для Украины это было бы позитивным моментом вдвойне : в настоящий момент основными держателями ОВГЗ являются иностранные финансовые учреждения. В силу этого мы абсолютно не застрахованы от опасности мгновенного массового ухода иностранцев с рынка, результатом которого станет обвал последнего с возможным существенным снижением курса национальной валюты (зафиксировав прибыль, владельцы государственных ценных бумаг создадут высокий спрос на долларов, пытаясь отконвертировать полученную гривну).

ЧЕМ СЕРДЦЕ НЕ УСПОКОИТСЯ.

Конечно же, прогнозы – дело крайне неблагодарное, что едва ли не ежедневно доказывается Гидрометцентром. Однако, экономисты отвечают на вопросы не потому, что знают ответы, а потому, что их спрашивают. Очень многое будет зависеть от персонального состава нового правительства и возможных (или – невозможных) изменений кадрового состава руководства НБУ. Смею надеяться, что все-таки нам вряд ли стоит ждать серьезных колебаний курса национальной валюты. Все-таки хочется верить в то, что руководители Национального банка нашли в себе силы понять : ревальвация не всегда приводит к снижению инфляции, а вот вероятность способствования усиления национальной денежной единицы процессу снижения темпов ВВП – высока. Хотя, поручиться за это сложно : у автора сложилось устойчивое впечатление, что нынешнее руководство НБУ находится под непоколебимым влиянием монетаристских догм, которые помогали снижению инфляции в начале-середине 90-х годов, однако абсолютно неприемлемы в новых экономических условиях. И хотелось бы, чтобы руководители Нацбанка наконец поняли – высокое доверие к национальной денежной единице отнюдь не всегда эквивалентно понятию «ревальвация гривны». Скорее всего доверие к гривне – это стабильность ее курса и предсказуемость его динамики.

Скорее всего, будет крайне сложно избежать повышения процентных ставок всех видов: по депозитам юридических и физических лиц, по межбанковским кредитам, по кредитам прямому заемщику. Есть немалая вероятность того, что снизится ликвидность банковской системы, кредитные ресурсы станут дефицитом. Жаль лишь, что это в крайне малой степени отразится на инфляции, которая имеет преимущественно немонетарный характер. Вряд ли вырастет капитализация отечественной банковской системы. Получить ипотечный кредит будет отнюдь не так легко (равно — как и обслуживать и погашать его). Думаю, что осень пройдет все в тех же тревогах и заботах. Надеюсь, что хотя бы ничего принципиально нового НБУ не придумает.

Нефтегазовый комплекс Украины: анализ и комментарии

23.08.2005 Аналитика

«Центра энергетических исследований». (часть I)

90-е годы стали самым сложным периодом в развитии отечественного нефтегазового сектора. Крах украинской экономики повлек за собой масштабное недофинансирование основных производственных программ. За первые 9 лет независимости Украина значительно сократила объемы собственной добычи газа, а страна погрязла в многомиллионных долгах за энергоресурсы перед своими традиционными поставщиками – Россией и Туркменистаном. Общий спад производства в отрасли был неразрывно связан с крахом украинской постсоветской экономики.

Возрождение нефтегазового комплекса страны непосредственным образом связано с созданием крупнейшего отечественного холдинга – НАК «Нефтегаз Украины». Заработавшая в 1999 году компания объединила большую часть активов государства в газовой отрасли. По сути, впервые на газовом рынке появился мощный игрок, который не на словах отстаивал интересы государства.

Финансовая мощь национального холдинга позволила использовать механизмы перекрестного субсидирования, в т.ч., дотирование дочерних компаний за счет центрального аппарата, что в кратчайшие сроки дало возможность остановить спад добычи природного газа и приступить к модернизации газотранспортной системы.

В 2000-м году впервые прирост запасов природного газа превысил объемы его добычи. Таким образом, было остановлено «проедание» отечественных запасов энергоресурсов, а с 2001 года начался постепенное наращивания добычи украинского газа.

Создание единого координационного центра в лице НАК и четкое разделение функций дочерних компаний создало принципиально новую ситуацию. Дочерние компании получили больше полномочий, но и большую ответственность. Одновременно, к руководству ими в 1998-2000 годах пришли новые управленческие команды.

Как правило, они состояли из молодых людей с солидным управленческим опытом в бизнесе, менеджеров с современными подходами к хозяйственной деятельности. За этим последовал качественный скачок, особенно заметный в работе «Укрнафты», «Укргаздобычи», «Черноморнефтегаза».

Распределение зон ответственности между дочерними компаниями, завершенное в 2001 году созданием акционерного общества «Укртранснафта», окончательно кристаллизовало структуру «Нефтегаза Украины» как национального вертикально-интегрированного нефтегазового холдинга.

Сегодня компания является крупнейшим предприятием страны по объемам валового оборота, импорта, капитальным вложениям и размеру уставного капитала. «Нефтегаз Украины» создает около 13% валового внутреннего продукта Украины, а налоговые платежи Компании составляют почти пятую часть доходов Государственного бюджета. Кроме того, «Нефтегаз Украины» – крупнейший работодатель страны.

В то же время очевидные недостатки системы реализации газа в 1999-2001 гг., и в первую очередь, работа НАКа исключительно с неликвидным сегментом рынка (промышленные предприятия обслуживались так называемыми газовыми трейдерами) усугубляли финансовый баланс «Нефтегаза», тем самым блокируя инвестиции в новые производственные программы. По сути, вследствие существования дисбаланса, НАК превращался в структуру, основной задачей которой было «выбивание» долгов за газ у потребителей (к примеру, ТД «Газ Украины» в 1999 году реализовал более 43 млрд. куб. м топлива, уровень расчетов составил 38%). Ситуацию удалось выровнять лишь спустя 3 года.

Реформа рынка промышленного газа была осуществлена во втором полугодии 2002 г. управленческой командой Юрия Бойко, когда «Нефтегаз» полностью отказался от практики реализации газа через посреднические и дилерские структуры, которую зачастую грешили «серыми» схемами оформления ввоза в страну, повсеместно использовали демпинг, и тем самым лишая госбюджет миллионных отчислений. Это позволило выровнять ценовую ситуацию на рынке Украины, втрое повысило объемы прямых продаж ДК «Газ Украины» промышленности и перевело эти расчеты полностью на денежную основу.

Реформа также создала качественно новую ситуацию на рынке, при которой поставки неплательщикам немедленно ограничивались по факту неуплаты. В результате предпринятых мер, промышленные предприятия в 2002 году оплатили 97% поставленного им газа, а по неоплаченным объемам были составлены графики реструктуризации. Как следствие был заложен фундамент финансового оздоровления Компании, позволивший ей полнее финансировать производственные программы, закупку газа по импорту и выплату налогов. В 2002 году платежи за газ достигли 94.9%, что стало рекордом для независимой Украины.

Увеличение инвестиций в газотранспортную отрасль также не осталось незамеченным для страны. В конце 2002 года НАК «Нефтегаз Украины» и ОАО «Газпром» подписывают в Москве ряд договоров в дополнение к межправсоглашению между Украиной и Россией, которые выводят украинское газовое хозяйство на качественно новый уровень. Соглашениями предусматривается постепенное увеличение объемов транзита российского газа по территории Украины, соответственно увеличивается денежная часть оплаты услуг по транзиту, благодаря смене оператора поставок туркменского газа в Украину уменьшается стоимость услуг по транспортировке. Но самое главное – «Газпром» признал право Украины экспортировать природный газ в страны Европы, и способствует открытию НАКу линии предэкспортного финансирования в размере $200 млн.

Однако настоящий ренессанс газового хозяйства страны пришелся на 2003-2004 гг. Фактически впервые газовый рынок заработал цивилизованно по законам экономики, а не по прихоти отдельных политиков. Результатом титанических усилий, которые неоднократно натыкались на непонимание закостеневших чиновников и заинтересованных в продолжении вакханалии в отрасли олигархов, стало беспрецедентное усиление позиций Украины как одного из основных игроков нефтяного и газового рынков Восточной и Центральной Европы. За годы, прошедшие под знаком реформ в отрасли, НАК «Нефтегаз Украины» трансформировался из национальной в транснациональную корпорацию, признанную ведущими нефтегазовыми странами и финансовыми институциями Европы. Компания окрепла финансово, и стала мощнейшим игроком национальной экономики Украины.

Доходы НАКа в перод с 2001 по 2004 год выросли в 2,5 раза (с 22.9 до более 50 млрд. грн.), расчеты за газ выросли до наилучшего уровня за время существования НАК «Нефтегаз Украины» — 95.3% в 2004 году, созданы крупнейшие за период существования «Нефтегаза Украины» запасы природного газа на зиму (около 26 млрд. м³ в подземных хранилищах на протяжении 2002, 2003 и 2004 года), восстановлены позиции Украины на европейском рынке газа (экспорт НАКа вырос с 0.25 млрд. м³ в 2001 до 1.5 млрд. м³ в 2002-м и 4 млрд. м³ в 2004-м), впервые с момента создания «Нефтегаз Украины» добился полного исполнению бюджетных обязательств и даже превышения уровня реально уплаченных налогов над начисленными (в среднем платится 104% от начисляемого в месяц). Помимо 100%-ной уплаты текущих налогов на 800 млн. грн. снижена недоимка перед Государственным бюджетом Украины, полностью погашена задолженность прошлых лет перед дочерними компаниями, за переданный НАК, но не оплаченный им природный газ;

В 2003 году впервые с 1991 года начато решение проблемы неплатежей «авгиевых конюшен» украинской экономики – предприятий жилкоммунхоза. Для этого создано специальное дочернее предприятие «Газ-тепло», которое в порядке эксперимента взяло в управление теплокоммунэнерго и начало работать в этом неблагополучном сегменте экономики. Централизованы закупки материалов и оборудования всеми дочерними и афилиированными предприятиями компании, вследствие чего стоимость закупаемого оборудования снизилась на 7-10% при одновременном улучшении качества и сроков поставок. На реконструкцию и модернизацию газотранспортной системы направляется около 2 млрд. грн. (в среднем в предыдущие годы – 500 млн. грн.).

В 2003 году НАК получает кредит немецкого банка West LB под самую низкую в истории украинских заимствований кредитную ставку – 4.8% годовых. А спустя год компания выпускает еврооблигации, спрос на которые в 2 раза превышает предложение. В результате двухлетних переговоров подписывается соглашение о разделе продукции с Ливией, а также ряд договоров с эмиратом Фуджейра (ОАЭ), что вплотную приближает «Нефтегаз Украины» к началу добычи энергоресурсов за рубежом.

В 2004 году «Нефтегаз» полностью рассчитался по внешним газовым долгам Украины. Погашена более чем $200-милионная задолженность НАКа за поставки газа из Туркменистана 1999-2002 гг., а в августе полностью урегулирован почти полуторамиллиардный газовый долг перед Россией. Впервые диверсифицированы закупки газа за рубежом: приобретено более 3 миллиардов кубометров газа в Узбекистане и Казахстане, а не у традиционных поставщиков.

Стабильность и финансовое благополучие компании позволяет увеличить инвестиции в социальную сферу. Зарплаты работников нефтегазового комплекса в период с 2002 по 2004 год вырастают вдвое, и почти в 3 раза превышают аналогичный средний показатель по стране. В структуре НАКа действует компенсационный пакет для сотрудников, который по объемам является самым крупным среди других работодателей Украины. Работа на предприятиях нефтегазового комплекса становиться, как и 15 лет назад, одной из самых престижных в стране.

При этом цены на природный газ, а, значит, и тепло, и горячую воду на протяжении трех лет остаются неизменными, хотя такая социальная поддержка населения Украины приносит компании в среднем по 1,5 млрд. гривен убытков в год. Более того, цена на газ для населения в Украине – самая низкая среди стран СНГ, включая Россию – одного из крупнейших газодобытчиков и экспортеров в мире.

Также в 2003-04 гг. в несколько раз увеличены темпы газификации. Если до 2002 года в среднем газифицировалось до 30 тыс. квартир и дворов в год, то в последние два года эта цифра составляла 100 тыс. ежегодно. На проведение газа к селам и поселкам тратиться вдвое больше средств (в 2004 году на эти цели потрачено 400 млн. гривен по сравнению со 170 млн. в 2001-м). В целом к 2005 году нефтегазовая отрасль Украины подошла в полном расцвете сил.

Газ и правительство

Если, с точки зрения экономического развития, в газовой отрасли дела, благодаря высокому профессионализму управленцев, складывались как нельзя лучше, то политическая обстановка вокруг газового хозяйства на протяжении всего времени «от Ющенко до Ющенко» напоминала театр боевых действий. Главной причиной этого во все времена высокая ликвидность активов отрасли, быстрая окупаемость вложенных инвестиций, а также относительная самостоятельность крупнейшей компании отрасли – НАК «Нефтегаз Украины».

Если рассматривать взаимоотношения НАКа и правительства, то характеризовать их можно исключительно как процедурные. Парадокс украинской политической системы заключался в том, что такой субъект хозяйствования как «Нефтегаз» смог просуществовать более 6 лет в формальном подчинении правительства Украины, в то же время, практически не попадая под его директивы. По сути, если работа министерств, и непосредственно возглавляющих их министров полностью зависят от воли главы Кабмина, то руководители НАКа, формально первые замминистры топлива и энергетики, до настоящего времени курируются лично Президентом страны.

В этом отношении примечательно высказывание основателя и первого председателя правления НАК «Нефтегаз Украины» Игоря Бакая в начале 2000 года, сразу после назначения Юлии Тимошенко вице-премьером правительства Ющенко, курирующего ТЭК, в т.ч. и газовую отрасль:

Корреспондент: — Игорь Михайлович, похоже, для вас далеко не самым приятным новогодним сюрпризом оказалось назначение вице-премьером и, как принято говорить, куратором топливно-энергетического комплекса Украины Юлии Владимировны Тимошенко… Тем более что сначала вы чуть было не стали главой новосозданного Минтопэнерго; а пока вы отсутствовали — Ю.Тимошенко заявила, что она знает «эту отрасль… до мелочей» и знает, «как ее упорядочить». Если я не ошибаюсь, почти год тому назад вы говорили почти то же самое. А Президент однозначно дал понять в интервью «ЗН», что Бакай и Тимошенко в общем-то должны уравновесить друг друга…

Игорь Бакай: — В январе 1999 года Национальная акционерная компания «Нефтегаз Украины» фактически взяла на себя руководство нефтегазовой отраслью Украины. И, оценивая результаты нашей работы, на все 100% мы считаем ее позитивной и полезной государству…

Что же касается первой части вашего вопроса, то могу сказать только то, что я как председатель правления государственной компании — НАК «Нефтегаз Украины» — работал и буду работать в интересах государства. А что касается кураторов нефтегазовой отрасли, то за прошлый год их было трое. Возможно, я бы хотел, чтобы четвертый — вице-премьер по вопросам ТЭК — проработала дольше своих предшественников. А сказанное о равновесии… — похоже на то. Но, по большому счету, я настроен на нормальную работу с Кабмином.

Еженедельник «Зеркало недели», №4(277), 29 января-4 февраля 2000 г.

Разногласия между Бакаем и Тимошенко в результате привели к отставке первого, однако тенденция взаимоотношений между НАКом и правительством сохранилась. Во многом такая система взаимоотношений между НАК «Нефтегаз Украины» и Кабинетом Министров была заложена еще при создании компании, которая, как считается, была основана как эксперимент, но в то же время под президентские выборы 1999 года.

Харизматичные личности Игоря Бакая, а впоследствии и Юрия Бойко позволили «Нефтегазу Украины» избежать многих негативных процессов, которыми сопровождались частые смены персонального состава Кабмина. Во многом благодаря этому компания, по нашему мнению в последние годы максимально использовала фактор роста национальной экономики, став ее флагманом и гарантом энергетической стабильности Украины.

Хотя попытки ликвидировать автономию НАКа предпринимались. Наиболее яркой стала борьба за влияние в газовой отрасли между пришедшим к власти в 2002 году донецким кланом во главе с Виктором Януковичем и уже освоившимся на посту НАКа Юрием Бойко. Тогда, воспользовавшись длительным отсутствием в стране Президента Леонида Кучмы, «донецкое» правительство издало постановление о переподчинении «Нефтегаза» подконтрольному Министерству топлива и энергетики, а также подготовило ряд кадровых указов, предусматривающих, между прочим, смену высшего топ-менеджмента компании. Активная информационная и подковерная борьба велась на всех уровнях, однако уперлась в особенности украинского законодательства, согласно которому глава НАК назначается и смещается с должности лично Президентом Украины. Вернувшийся из поездки по Ближнему Востоку Леонид Кучма немедленно поручил отменить все постановления Кабмина, касающиеся кадровых ротаций в «Нефтегазе». Вторая попытка «донецких» наехать на НАК в конце 2003 года закончилась отставкой вице-премьера по ТЭК Виталия Гайдука, а затем и министра топлива и энергетики Сергея Ермилова.

Завоеванные в 2003 году привилегии до сих довлеют над отношениям НАК-правительство. Несмотря на то, что нынешнему Юлии Тимошенко пророчили твердый контроль на всеми отраслями ТЭК, этого так и не случилось.

По сути, газовые отношения до сих пор курирует окружение Виктора Ющенко. На политический расклад не повлияли даже провальные договоренности нынешнего руководителя НАК Алексея Ивченко с Туркменистаном и Россией.

Влияние на политику и выборы

2005 год принес газовой отрасли не только кадровые изменения, но и стагнацию, которая может в любой момент привести к масштабному газовому кризису. Сменивший Юрия Бойко на посту главы НАК «Нефтегаз Украины» Алексей Ивченко пока что запомнился лишь демагогией, непрофессиональной позицией украинской делегации на переговорах, и откровенной популистской деятельностью на внешнеэкономических рынках.

Если в минувшие годы основным приоритетом руководства газовой отрасли являлось налаживание более тесных (и, соответственно, более выгодных) для Украины взаимоотношений с основными партнерами – Россией, Тукрменистаном, а также проникновение на мировые газовые рынки, то нынешний менеджмент с благословения высшего руководства страны вплотную занят наполнением бюджета за счет финансового благополучия компании, и активизацией «призрачных» проектов, которые лишь усугубляют конфликт в отношениях между Украиной и Россией.

Финансовое положение «Нефтегаза» уже сегодня получило две бреши в виде кредита Deutsche Bank, выданного под неразумно высокие проценты и автоматически переправленного в бюджет страны (а не направленного на реализацю производственных программ компани), а также накопления товарного долга перед Туркменистаном, вследствие чего не исключено повышения цен на газ уже с 2007 года.

Катастрофически развиваются и отношения между «Нефтегазом» и «Газпромом». В недавнем прошлом союзник Украины по выходу на зарубежные рынки (можно вспомнить и совместный экспорт, приносящий НАКу сотни миллионов долларов, и совместное участие в конкурсе на покупку газовых активов венгерского газового монополиста MOL), сегодня строит политику взаимоотношений с «Нефтегазом» исключительно с позиции силы, который нынешней менеджмент в силу полной некомпетентности не может противостоять.

Характерно и то, что ущербная политика украинских властей, направленная на разжигание газовой войны с Россией (выиграть которую не представляется возможным) поддерживается членами правительства. Так, намерение министра юстиции Украины Романа Зварыча предложить правительству РФ отменить соглашение между НАК «Нафтогаз Украины» и ОАО «Газпром» об урегулировании газового долга Украины перед Россией демонстрируют полную некомпетентность министра юстиции Украины в газовых вопросах, и наносят дальнейший ущерб российско-украинским отношениях в сфере поставок и транзита энергоносителей.

Заявления Р.Зварыча можно расценивать как попытку пересмотреть соглашение о погашении задолженности перед РФ с тем, чтобы рассчитаться с «Газпромом» за счет очередного кредита Deutsche Bank. Однако это приведет к крайне негативным последствиям для НАК «Нафтогаз Украины» и дальнейшего существования нефтегазовой отрасли Украины в целом.

В случае пересмотра схемы погашения долга и привлечения кредита Deutsche Bank для погашения долга в денежной форме автоматически потеряет свою силу дисконт, по которому «Нафтогаз» в 2004 г. погасил долг перед «Газпромом» (1,25 млрд. вместо 1,63 млрд. дол. США). Также автоматически возрастет кредитная ставка, по которой НАК вынужден будет погашать задолженность (LIBOR+5% — кредитная ставка Deutsche Bank вместо LIBOR+1% согласно действующим соглашениям).

Очередное кредитование НАК «Нафтогаз Украины» также может нарушить условия размещения евробондов, зафиксированные в договоре с банком ABN AMRO, согласно которому в течение обращения еврооблигаций кредиторская задолженность НАКа не может превышать 70% стоимости его чистых активов. В связи с этим не исключен дефолт евробондов «Нафтогаза» и последующий за ним немедленный обязательный выкуп еврооблигаций, средствами на который компания в данный момент не располагает.

Более того, фактически, министр юстиции Зварыч призывает пересмотреть межправительственное соглашение между Россией и Украиной, согласно которому закреплена рекордно низкая для стран СНГ зачетная цена природного газа, который передает Украине ОАО «Газпром» в качестве оплаты за транзит газа в Европу и обязательства по транспортировке не менее 110 млрд. куб. м российского газа по территории Украины.

Учитывая тот факт, что последняя сделка по продаже газа, к которой имел отношение НАК «Нафтогаз Украины» была совершена по рекордно высокой цене («РосУкрЭнерго» выкупило у «Газпрома» газ, находящийся в ПХГ Украины, по цене $125 за тыс. куб. м), это также даст дополнительную возможность России в ближайшее время поставить вопрос об увеличении цены природного газа для Украины.

Кроме того, сегодня сворачиваются все реальные зарубежные проекты «Нефтегаза Украины», которые могли принести ощутимую выгоду стране уже в ближайшей перспективе. Сегодня у компании нет средств для реализации ни ливийского проекта, ни вхождения в эмират Фуджейра (ОАЭ). Законсервированы проекты по добыче энергоресурсов в Калмыкии, Ираке, Египте, Алжире. На их место пришли иллюзорные протоколы о намерениях с Францией, газово зависимой от той же России и Ираном, не имеющего газотранспортного соединения с украинской ГТС.

Немаловажным фактором перспектив дальнейшего развития газового хозяйства Украины является и откровенно антогонистическая позиция по отношению к руководству НАК премьер-министра Юлии Тимошенко.

Фактически, откорректированный Госбюджет на 2005 год, которым предусмотрена двукратная налоговая нагрузка на компанию, постановления правительства об уплате дополнительных средств в бюджет, запрет реэкспорта газа, который составляет основу финансового благополучия «Нефтегаза» ведут компанию к неизбежному дефолту как на внутреннем, так и на внешних рынках.

Последствие финансового краха НАК «Нефтегаз Украины» (и, соответственно, всей газовой отрасли) будут ощутимы и для нынешней власти, и для рядовых граждан страны. Для первых это грозит падением до нуля доверия западных инвесторов к государственным предприятиям, а также еще более негативные оценки западных стран в вопросе вступления Украины в ВТО и получения статуса страны с рыночной экономикой. Для населения газовый кризис, который неизбежен в случае финансовых проблем «Нефтегаза», будет означать резкое повышение цен на коммунальные услуги. Последний фактор непосредственным образом скажется и на предвыборных симпатиях электората, особенно в центральных и восточных регионах Украины, уже сегодня высказывающие недовольство нынешней властью.

По сути, сегодня стоит вопрос о том, будет ли существовать газовая отрасль Украины в условиях прежней стабильности, которая обеспечивала максимально эффективное использование отечественных активов, либо же государство вернется к газовой вакханалии 90-х годов, когда само стабильное газоснабжение потребителей было поставлено под сомнение. В любом случае сегодняшняя ситуация запущена до такой степени, что позитивно повлиять на восстановление позиций НАКа может только личное вмешательство Президента, предусматривающее существенные кадровые перестановки, и разрешение скрытой конфронтации между «Нефтегазом» правительством. По сути, в нынешней ситуации необходим возврат газовой отрасли Украины под жесткий президентский контроль.

ОО «Центр энергетических исследований».

CравнительнаЯ табли-а экономических показателей

05.08.2005 Аналитика

‚ июне 2005 года реальный валовой продукт вырос на 1,1% по сравнению с июнем прошлого года до 32 млрд 881 млн гривен. Џо подсчетам ѓосударственного комитета статистики, за Январь-июнь ‚‚Џ вырос на 4,0% по сравнению с Январем-июнем 2004 года до 173 млрд 482 млн гривен. Џри этом на протЯжении года наблюдаетсЯ отри-ательнаЯ динамика роста ‚‚Џ (см. табли-у экономических показателей).

 

‘равнительнаЯ табли-а роста ‚‚Џ (в том числе по отраслЯм) за Январь-март, Январь-апрель, Январь-май, Январь-июнь в сравнении

с аналогичным периодом 2004 года.

           

Январь — март

2005г в сравнении с Январем-мартом 2004г. (%)

Январь — апрель

2005г в сравнении с Январем-апрелем 2004г. (%)

Январь — май 2005г. в сравнении с Январем — маем 2004г.(%)

Январь — июнь 2005г. в сравнении с Январем — июнь 2004г. (%)

‚‚Џ

+ 5,4

+ 5

+4,7

+ 4,0

Объем промышленного производства

+ 7,1

+ 6,7

+6,2

+ 5,0

Объемы продукции сельских хозЯйств

+ 3,9

+ 4,6

+ 4,8

+ 6,4

‘троительнаЯ деЯтельность

— 5,9

— 5,9

— 6,7

— 7,7

ЏредприЯтиЯми

транспорта осуществлено перевозок

 

— 0,4

 

— 0,7

 

 

-1,4

”инансы:

„оходы бюджета

 

25,4 млрд.грн (32,1% к ‚‚Џ)

35,8 млрд. грн. (32,5% к ‚‚Џ)

47,8 млрд. грн. (34% к ‚‚Џ)

Объемы экспорта внешней торговли

14,7

15,5

+ 12,4

+ 10,6

импорт

9

20

+ 22,9

+ 24,9

Оптовая и розничная торговля, ресторанное хозяйство

 

 

+ 0,1

 

 

— 3,1

 

 

— 4,1

 

 

— 7,5

–ены и тарифы

 

+ 4,4

+ 5,1

+ 5,7

+ 6,4

„оходы населениЯ

увеличились

+ 41,8

+ 40,8

+41,4

+ 42,4

ђынок труда

на учете

безработных

1018,4 тыс. чел.

986,7 тыс. чел.

944,7 тис. чел.

877,6 тис. чел.

„емографическаЯ ситуа-иЯ

проживало

47207,1 человек

47166,2 тис. ли-.

47134,7 тис. чел.

47100,4 тис. чел.

‘равнительнаЯ таблица промышленного производства (в том числе по отраслЯм) за Январь-март, Январь-апрель, Январь-май, Январь-июнь в сравнении

с аналогичным периодом 2004 года.

Январь март

2005г в сравнении с Январем-мартом 2004г. (%)

Январь- апрель

2005г в сравнении с Январем-апрелем 2004г. (%)

Январь — май 2005г. в сравнении с Январем — маем

2004г. (%)

Январь — июнь 2005г. в сравнении с Январем — июнь 2004г. (%)

промышленность

+ 7,1

+ 6,7

+ 6,2

5,0

добывающаЯ промышленность

+ 3,6

+ 3,7

+ 3,3

+ 2,8

продуктоваЯ

промышленность

+ 16

+ 16

+ 14,8

14,0

обрабатывающаЯ промышленность

+ 7,8

+ 7,1

+ 6,6

+ 5,1

легкаЯ промышленность

+ 3,3

+ 3,2

+ 3

+ 3,5

производство древесины

+ 22

+ 24

+ 23,7

+ 20,6

–еллюлозно-бумажное производство

+ 19,5

+ 16,9

+ 14,3

+ 13,1

производство неметаллических минеральных изделий

+ 11,2

+ 12,7

+ 11,7

+ 10,9

металлургиЯ и обработка метала

+ 1,6

+ 0,5

+ 0,3

+ 1,8

машиностроение

+ 11,3

+ 11,9

+ 11,2

+ 9,1

предприЯтиЯ химической и нефтехимической

промышленности

+ 14,2

+ 14,3

+ 13,8

+ 13

производство кокса и продуктов нефтепереработки

+ 2,9

+ 5

— 4,5

— 5,6

производство и распределение электроэнергии

+ 3,2

+ 4,1

+ 4,7

+ 4,0

Џо данным ѓоскомстата

Нефтегазовый комплекс Украины: анализ и комментарии

03.08.2005 Аналитика

«Центра энергетических исследований».

(Часть2)

  1. Краткая история развития нефтегазового комплекса Украины.
Сегодня доля нефти и газа в общем балансе использования первичных ресурсов Украины составляет 61%. Приоритетным энергоресурсом является природный газ, доля которого в последние годы составляет 41–43%. Украина относится к странам с дефицитом собственных природных углеводородных ресурсов, удовлетворяя потребности в газе за счёт собственной добычи на 20–25%, в нефти – на 10–12%.

В 1991 году потребление природного газа в Украине составило 118,1 млрд. куб. метров и страна заняла третье место в мире по уровню потребления газа, уступая только США и России.

За последние 13 лет использование природного газа в Украине уменьшилось более чем на треть и в 2004 году составило 70,5 млрд. куб. метров. Потребление нефти в Украине за последние годы стабилизировалось на уровне 20-21 млн т в год, нефтепродуктов — на уровне 10–12 млн т в год.

Добыча

Таблица 1

Добыча нефти и газа в Украине

 

 

 

Годы

Годовая добыча

Нефть и конденсат, тыс. т

Природный газ, млрд. м3

1991

4933

24,362

1992

4474

20,882

1995

4248

19,221

1994

4202

18,317

1995

4093

18,161

1996

4102

18,409

1997

4138

18,133

1998

3899

17,969

1999

3801

18,116

2000

3696

18,052

2001

3709

18,349

2002

3748

18,801

2003

3975

19,456

2004

4180

20,112

Падение добычи углеводородов в Украине в последующие после обретение независимости 9 лет связанно в первую очередь с отсутствием государственной поддержки и четкой программы развития отрасли в переходной период. Кроме этого, основу для стагнации отрасли вызвала присущая тому времени бесхозяйственность и неспособность менеджмента работать в новых условиях.

В 2000-2001 гг. началось увеличение добычи углеводородов в Украине. Одним из основополагающих факторов роста добычи нефти и газа стало формирование структуры руководства отрасли и определение четких производственных планов для добывающих компаний.

В данный период дополнительный импульс к интенсификации добычи нефти и газа мог бы создать приход западных компаний. Интерес западных инвесторов украинской нефтегазовой отрасли проявился еще в начале 90-х.

В частности, в данный период к изучению проектов на территории Украины приступили «Бритиш Петролеум» и «Шелл». Однако отсутствие надлежащей нормативной базы, в частности Соглашений о разделе продукции как основы работы иностранных инвесторов в нефтегазодобыче во всех государствах мира, а также надлежащей защиты интересов инвесторов, привело к отказу крупных компаний от работы в Украине. При этом «Бритиш Петролеум» и «Шелл» по сути были инициаторами законодательного урегулирования работы иностранных компаний, принимая активное участие в разработке законодательных актов. Однако уже на данном этапе стало очевидным отсутствие у украинских властей актуальности привлечения иностранных инвестиций и данная работа была приостановлена.

Между тем, закрепиться в украинской нефтегазодобыче удалось небольшим компаниям. В середине-конце 90-х добычу углеводородов в Украине начали такие компании как «Карлтон трейдинг», «Каштан Петролеум», «Карпатский Петролеум», «Полтавская газонефтяная компания», «Крым-Техас-Нафта» и др.

Сегодня добыча углеводородов в Украине растет небольшими темпами, а перспектива дальнейшего роста находится под большим вопросом. Абсолютное большинство месторождений истощены, а на действующих месторождениях добыча зачастую ведется «варварскими» экстенсивными методами, которые ведут к их безвозвратной потере. Это является одним из результатов отсутствия надлежащего госконтроля за эксплуатацией недр и прозрачного алгоритма выдачи лицензий для разработки недр. Истории известны случаи, когда лицензии выдавались компаниям с уставным фондом в несколько тысяч гривень, не имеющих опыта разведки и добычи нефти и газа. Для серьезных инвесторов помимо коррупции, пронизавшей все госучреждения, причастные к выдаче лицензий и контролю за эксплуатацией месторождений, негативным фактором также является отсутствие дифференцированного подхода к налогообложению — в зависимости от степени сложности разработки месторождений, а также непредсказуемое изменение ставок налогообложения правительством. Пока налогообложение в данной сфере является достаточно «щадящим», однако в случае падения цен на нефть и дальнейшего увеличения налогового давления может привести к банкротству нефтедобывающих организаций.

Наличие хорошо развитой нефтетранспортной инфраструктуры и небольшое налогообложение пока делают украинскую нефтегазодобычу достаточно привлекательной для небольших инвесторов. По информации Министерства природных ресурсов, с августа и до конца 2005 г. планируется провести до 250 аукционов по продаже лицензий на недропользование. В Минэкологии уже поступило 811 заявок на получение таких лицензий. Из них 211 — на продление действующих лицензий, а также 600 новых — на разработку различных месторождений полезных ископаемых, в том числе 95 — на добычу углеводородов.

Тем не менее, главным условием развития отрасли является наличие четкой государственной стратегии и готовность создавать максимально благоприятные условия для инвесторов на основе опыта других стран. Приток инвестиций в нефтегазодобычу позволит Украине снизить свою зависимость от внешних источников нефти и газа, создать дополнительные рабочие места и обеспечить увеличение налоговых поступлений.

 

Переработка

 

Таблица 2

Переработка нефти в Украине

Период

Переработка, тыс.т

1991

58147

1992

37482,8

1993

22938,9

1994

19071,3

1995

16338,1

1996

12934,6

1997

12270,5

1998

12699,1

1999

10359,5

2000

8488,3

2001

15385,4

2002

19420

2003

21189,6

2004

21182

За 13 лет независимости Украины переработка нефти в стране сократилась почти в 3 раза: с 58 млн. т в год до 21 млн. т. Основным фактором, обусловившим резкое снижение производства в отрасли, стало исчезновение с развалом Союза плановой системы поставок и переработки нефти, разрыв хозяйственных связей между добытчиками и переработчиками нефти. После приватизации российских нефтекомпаний приоритетов распределения ресурсов полностью изменились.

Наиболее сложным для отрасли периодом стал 2000 год, когда переработка нефти упала до 8,5 млн т. Причиной этого стало российское эмбарго на поставки нефти вследствие нежелания Украины вести продуктивный диалог относительно газового долга. В декабре 1999 года российское Минтопэнерго запретило прокачку нефти в Украины по магистральным нефтепроводам. Запрет был снят лишь 11 февраля 2000 г., но из-за несформированности графиков поставок нефть начала поступать лишь в марте.

Однако нельзя сказать, что до этого уровень переработки нефти в стране был приемлемым. Небольшие объемы поставок нефти в 1997-2000 гг. преимущественно связаны с бурной деятельностью на украинском рынке нефтепродуктов группы предприятий с иностранными инвестициями, имевших налоговые льготы по большинству позиций. Вследствие этого в отдельные годы доля импортных нефтепродуктов занимала на украинском рынке до 65%.

Отсутствие эффективных владельцев, периодическая экспроприация государством нефтепродуктов для нужд оборонного и агропромышленного комплексов, злоупотребления директората привели к техническому упадку НПЗ, формированию огромных долгов перед давальцами нефти и, как следствие, к катастрофическому снижению поставок сырья.

Увеличение поставок нефти и рост переработки нефти начался в 2001 году после приватизации Одесского, Лисичанского и Херсонского НПЗ, а также смещения менеджмента на крупнейшем в стране Кременчугском НПЗ «Укртатнафта»

На сегодняшний день основной проблемой отрасли по-прежнему является низкий технический уровень заводов из-за отсутствия инвестиций, проявляющийся в первую очередь в низких эффективности переработки сырья и качестве выпускаемой продукции. Глубина переработки нефти в Украине составляет около 60%, в то время как для НПЗ Европы и США данный показатель в среднем составляет 90–95%.

Как и в случае добычи, главной причиной такого состояния дел в нефтепереработке является отсутствие четкой государственной политики по отношению к отрасли, в частности отсутствие экономических стимулов модернизации производства. Кроме этого, выпускать заводам некачественные нефтепродукты сегодня позволяет лояльная в части экологических требований законодательная база.

Нефть: «От Ющенко до Ющенко». Работа украинского правительства в отношении развития нефтяной отрасли

Виктор Ющенко: 1999-2001 гг.

Работа правительства Виктора Ющенко в 2000-2001 гг. и Кабинета, сформированного после победы в президентских выборах 2004 г., привнесла в нефтегазовую сферу несколько прогрессивных начинаний. Между тем эта работа не имела системного характера.

В период премьерства В.Ющенко необходимо отметить первое в истории Украины подписание меморандума с участниками рынка нефтепродуктов, состоявшееся в феврале 2000 г. Данное соглашение было направлено на стабильное снабжение нефтепродуктами в период посевной кампании, однако этим, по сути, ограничилось. Кроме того, на этапе реализации достигнутых с компаниями договоренностей проект фактически затормозился.

К числу заслуг Кабинета Виктора Ющенко необходимо отнести внедрение в апреле 2000 г. аукционов по продаже нефти и газоконденсата, добываемого предприятиями, в которых государству принадлежит более 50% акций. Это позволило достичь объективного ценообразования на углеводороды украинской добычи и отказаться от их административного распределения, что давало почву для многочисленных злоупотреблений чиновников. В свою очередь повышение дисциплины платежей за нефть увеличило доходность «Укрнафты», испытывающей хронические неплатежи со стороны ранее назначаемых Кабинетом Министров получателей нефти.

В период премьерства В.Ющенко состоялась приватизация двух нефтеперерабатывающих предприятий – Лисичанского (июль 2000 г.) и Херсонского (ноябрь 2000 г.) заводов. Победителями стали соответственно Тюменская нефтяная компания и группа инвесторов во главе с национальной нефтяной компанией Казахастана «Казахойл». Впоследствии управление Херсонским НПЗ получило российское ОАО «Группа Альянс». Обозреватели отмечают, что общим в приватизации двух предприятий стала весьма низкая стоимость проданных контрольных пакетов акций и «щадящие» инвестиционные обязательства покупателей, которые, как следствие, были выполнены в полном объеме. Однако в отличие от Лисичанского НПЗ, на котором за пятилетний период были введены установки по производству авиатоплива, битумов, построена установка изомеризации, на Херсонском НПЗ не было сдано в эксплуатацию ни одной новой установки или производства, и на сегодняшний день техническое состояние завода вызывает опасения специалистов отрасли. (По количеству дней простоев на ремонте ХНПЗ традиционно занимает первое место в отрасли). Как показывают исследования различных организаций, по содержанию серы херсонские нефтепродукты зачастую не соответствуют даже украинским требованиям, предъявляемым в частности к дизельным топливам. Это является следствием пониженных инвестиционных обязательств, заложенных в условия приватизационного конкурса.

Среди основных недостатков периода премьерства Виктора Ющенко необходимо выделить отсутствие протекционистской политики в отношении украинских предприятия нефтепереработки, что привело к торможению развития данной отрасли. Главной проблемой украинских нефтепереработчиков был безналоговый импорт, который завозился в Украину предприятиями с льготным налогообложением, работающим согласно закона «Об иностранном инвестировании» от 1992 г., который давал гарантии неизменности законодательства для инвесторов (На момент принятия закона в Украине не было акцизного сбора, НДС, пошлин и ряда других налогов). В конце 90-х годов объемы импорта нефтепродуктов достигли критических отметок, составляя до 65% в балансе нефтепродуктов. Соответственно украинские НПЗ оказались в дискриминационных условиях, снижая переработку нефти. Несмотря на очевидность данной проблемы, правительство не предприняло действенных шагов по ее решению. В 2001 г. льготный импорт нефтепродуктов удалось существенно ограничить, однако льготные предприятия перепрофилировались на работу с украинскими НПЗ, дав им возможность наращивать объемы переработки, однако нанося огромный ущерб бюджету за счет ухода от уплаты акциза и НДС.

2001-2002 гг.: Анатолий Кинах

Период работы правительства во главе с Анатолием Кинахом запомнился некоторой активизацией диалога с представителями нефтеперерабатывающей отрасли и попытками усиления государственной роли в ней. В феврале 2002 г. между правительством и нефтепереработчиками был подписан меморандум о взаимодействии. В отличие от меморандума Кабинета Ющенко, данный документ со стороны нефтяников был подписан с реальными производителями, а не с трейдерами, и расписывал направления взаимодействия не в рамках одной посевной кампании, а охватывал широкий круг вопросов производства, развития НПЗ, защиты инвестиций и т.д. Однако активный диалог в рамках меморандума продлился считанные месяцы, не решив ни одной серьезной проблемы отрасли. Кроме того, в этот период Верховной Радой было принято несколько законов, предоставляющих льготы импортерам нефтепродуктов. Несмотря на то, что эти законы так и не вступили в силу, рынок был несколько раз серьезно дестабилизирован при достаточно пассивной роли Кабинета министров в преодолении этих кризисов.

Одним из наиболее ярких аспектов в работе правительства А.Кинаха стало стремление усилить государственное влияние в отрасли и контроль за предприятиями с государственной долей участия. В этот же период отмечено первое заявление о целесообразности создания национальной вертикально интегрированной нефтяной компании, получившей рабочее название «Нафта Украины». Ключевую роль в этих процессах сыграл вице-премьер-министр по вопросам ТЭК Олег Дубина, выступавший за возврат контроля и усиление государства на предприятиях с государственной долей акций. Так, в августе 2001 г. при непосредственном участии Олега Дубины был смещен менеджмент АО «Укртатнафта» и начат возврат предприя%.

Изменение отношения экспертов к работе правительства

29.07.2005 Аналитика

  По всем экономическим показателям первого полугодия 2005г. можно говорить, что экономика Украины приближается к кризису. Как и прогнозировалось в первом экспертном исследовании, которое проводил «Центр исследования корпоративных отношений», экономические инициативы нового правительства не ведут к заметному изменению структуры производства и к увеличению темпов экономического роста.

         У правительства с каждым месяцем появляться все больше проблем. Одной из них становится рост задолженности по выплатам заработной платы, как по отдельным регионам, так и в целом по стране. По Украине задолженность по выплате заработной платы, по данным Госкомстата, по месяцам составила: на 1 января 1111,2 млн. гр., на 1 февраля 1225,9 гр., на 1 марта 1282,6 млн. гр., на 1 апреля 1295,4 млн. гр., на 1 мая 1254,0 млн. гр., на 1 июня 1301,7 млн. гр., на 1 июля 1341,3 млн. гр. Наибольшая задолженность заработной платы на 1 июля по таким областям: Донецкая — 330,2 млн. гр., Луганская — 138,9 млн. гр., Днепропетровская 82,5 млн. гр., Винницкая 73,4 млн. гр.  Задолженность по выплате заработной платы увеличивается с каждым месяцем.

         О погашении задолженности пока говорить не приходится. Темпы экономического роста падают с каждым месяцем и можно прогнозировать, что правительству будет все сложнее наполнять бюджет, ему придется сконцентрировать все свои силы на поиск средств наполнения бюджета. Способами, которыми возможно воспользуется правительство – продолжение пересмотра объектов приватизации, введение новых налогов, а также проведение жестких налоговых проверок на предприятиях. Пересмотр объектов приватизации будет способствовать отпугиванию инвесторов. Ведение новых налогов будет загонять весь бизнес в тень, налоговые проверки будут выколачивать из предприятий деньги для наполнения бюджета.

         По данным Госкомстата, в первом полугодии рост ВВП по месяцам в сравнении с аналогичным периодом прошлого года составлял: январь – 6,5%, январь-февраль – 5,5, январь-март – 5,0, январь-май – 4,7%, январь-июнь – 4,0. Экономические показатели в Украине упали в несколько раз по сравнению с прошлым годом. А также с каждым месяцем наблюдается отрицательная динамика роста промышленного производства. Так на январь месяц рост промышленного производства составил 8,4%, на январь-февраль 7,3%, январь-март 7,1, январь-апрель 6,7%, январь-май 6,2%, январь-июнь 5,0%. Снижение темпов роста промышленного производства приводят к ухудшению социально-экономической ситуации в стране. Ухудшение экономических показателей это первый вестник медленного скатывания экономики в кризис.

         Правительство обеспокоено слабым темпом экономического роста. Министр экономики Терехин уже высказался о необходимости пересмотра прогноза роста ВВП на 2005г. с 8,6%, до 8%. С этим оптимистическим прогнозом не согласен Ющенко, он считает, что рост ВВП в этом году составит 5-6% (за первое полугодие – 4%). В таком случае о выполнении бюджета без соответствующих поправок говорить не приходится. В последующие месяцы можно ожидать пересмотра экономических показателей и ухудшения экономических прогнозов.

         К осени можно ждать дальнейшего ухудшения социально экономической ситуации. Это связано с увеличением задолженности по выплатам заработной платы, и ухудшением экономических показателей. Уже сейчас беспокойство начинает появляться во всех слоях общества, но пока еще у населения страны сохраняются надежды на улучшение экономического положения, хотя разочарование растет с каждым днем. В ежемесячных опросах, которые проводит «Центр исследования корпоративных отношений» постоянно отслеживается оценка деятельности правительства по месяцам. Так по результатам опросов, которые проводились в мае, июне следует отметить, что происходит постепенная поляризация мнений: сокращается количество сомневающихся и растёт число как сторонников, так и противников правительства среди опрашиваемых экспертов.

         В мае месяце было 50% тех, кто не был готов оценить работу правительства, но уже в июне они составили 33,33%. В июне определились со своим отношением к власти 66,67%. В мае месяце 21,43% экспертов принявших участие в опросе оценили работу правительства положительно. В июне положительно работу правительства оценили 25%, но в этом месяце увеличился процент тех, кто отрицательно оценивает работу правительства, он составил 41,66%, в мае отрицательно оценивали работу правительства 28,57%.

         25% экспертов, положительно оценивающих деятельность правительства, в первую очередь считают, что в нынешних условиях правительство делает все возможное для улучшения экономической ситуации в стране. По их мнению правительство должно принимать вынужденные решения по стабилизации экономической ситуации и предотвращения кризисов на рынке энергоносителей. Также эксперты отмечают, что правительство стремится выполнить обещания перед народом, в связи с приближением парламентских выборов.

         41,66% экспертов отрицательно оценивающих работу правительства акцентируют внимание: во-первых, на методах, используемых правительством, во-вторых, на снижении темпов экономического роста. Не забывают эксперты упомянуть, что нынешнее правительство только в первом полугодии спровоцировало несколько кризисов.

         Можно прогнозировать, что рост доверия к работе правительства будет постепенно падать и если правительство не примет шагов по улучшению экономической ситуации, то ближе к осени можно ожидать сильного снижения доверия, как ко всей команде власти.

Николай Носов, социолог, эксперт Центра изучения корпоративных отношений

Архивы

Новости

  • Минэнерго просит правительство выделить 180 млн грн на украинские шахты

    В Минэнерго обратились к Правительству с просьбой выделить в течение 2014 года 180 миллионов гривен государственной поддержки на капитальное строительство шахт, говориться в официальном документе Профсоюза работников угольной промышленности. «Законом Украины О внесении изменений в Закон О Государственном бюджете на …

  • Украина, Россия и ЕС не хотят повторения газового конфликта 2009 года

    Ни Россия, ни Украина, ни ЕС не заинтересованы в повторении «газового» конфликта-2009, который сегодня может нанести урон каждой из сторон, сообщил эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский в интервью телеканалу БТБ. «С 12 числа в Брюсселе работает группа экспертов по …

  • Украина подает на Газпром в суд из-за цены на газ — Яценюк

    Правительство Украины и непосредственно НАК Нафтогаз Украины приняли решение о начале процедуры подачи в суд на российскую компанию Газпром, заявил премьер-министр Арсений Яценюк на брифинге в Киеве в понедельник, 28 апреля. «Российскому монополисту направлена предарбитражная претензия», — цитирует его слова …

  • Европа сегодня утвердит миллиард евро помощи для Украины

    Европейская комиссия в понедельник, 28 апреля, окончательно утвердит выделение Украине EUR 1 миллиард макрофинансовой помощи, сообщила представитель Европейской комиссии Пиа Аренкилде Хансен. «Сегодня мы подпишем меморандум о взаимопонимании о новом 1 миллиарде евро займа в рамках программы макрофинансовой помощи Украине, …

  • МВФ приступает к утверждению программы помощи Украине

    Общий объем международного пакета помощи должен составить $27 млрд. Исполнительный совет Международного валютного фонда (МВФ) в ближайшие дни получит подготовленный сотрудниками фонда доклад о кредитной программе для Украины, на основании которого в начале мая советом должно быть принято решение о …

  • Глава Минфина рассказал, сколько Украине нужно заплатить по внешним долгам до конца года

    Украина должна выплатить до конца 2014 года около $9 млрд, сообщил министр финансов Украины Александр Шлапак в пятницу, 18 апреля. «Нам до конца года надо выплатить еще около $9 млрд. Наша задача — занять на внешних рынках эти $9 млрд, …

  • В Болгарии демонтировали трубы Южного потока

    В Болгарии демонтировали трубу газопровода «Южный поток», остались только бетонные блоки. Об этом говорится на сайте bivol.bg. «На сегодняшнее утро убраны «презентационные» трубы и флаги в месте презентации Южного потока на территории Болгарии, где в октябре 2013 года при участии …

  • ЕС готовит ответ Путину по газовому долгу Украины

    ЕС может к понедельнику подготовить проект совместного ответа на письмо президента РФ Владимира Путина европейским лидерам по Украине, сообщил министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский. Глава польского МИД сообщил, что по просьбе главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу в понедельник главы …

  • Дефолта в Украине не будет – эксперт

    Дефолта в Украине не прогнозируется, так как Международный Валютный Фонд выделяет деньги Украине на реформирование, что предусматривает работу экономики, сообщила председатель совета директоров группы Инвестиционный Капитал Украина (ICU) Валерия Гонтарева в интервью изданию Hubs в пятницу, 11 апреля. «Вопрос дефолта …

  • Аннексия Крыма обошлась России в $179 млрд

    Присоединение Крыма стоило российскому рынку $179 млрд. Как сообщает РБК, эта цифра складывается из оттока капитала в $33,5 млрд, падения капитализации отечественных компаний на $82,7 млрд в РФ и на $62,8 млрд — в Лондоне. В $33,5 млрд оценивает отток …

  • Золотовалютные резервы Украины сократились до $15 млрд

    Золотовалютные резервы Национального банка Украины на 1 апреля 2014 года составили 15,08 миллиардов долларов, что на 2,47%, или на 382 миллиона долларов меньше показателя на 1 марта (15,462 миллиардов долларов), сообщается на сайте Национального банка Украины. По данным НБУ, с …

  • Украина может поднять плату за транзит российского газа

     Украина рассматривает возможность пересмотра стоимости транзита российского газа по территории страны, заявил министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан, сообщает УНИАН в субботу, 5 апреля. "Вопрос (пересмотра стоимости транзита — ред.) поднимался в рамках пересмотра договора с точки зрения ценовой …