Фондовый рынок Украины

28.04.2006 Эксперты

«Центр исследования корпоративных отношений» с 13 по 20 апреля провел исследование на тему: «Фондовый рынок Украины». В исследовании приняли участие: «Атланта Капитал» (В.Шушковский), «Институт эволюционной экономики» (И.Макаренко), «Столица – ценные бумаги» (Г.Кабальнов), «Международный институт приватизации» (А.Рябченко), Ажио (В.Мосимчук), ЗАО «КУА «ИНЭКО-ИНВЕСТ» (О.Морква), ООО КУА «СЭМ» (А.Гусятинский), КУА «Гарантия-Инвест» (И.Юраш), ТОВ КУА АПФ «Укрфининвест», ООО «ТАС эссет менеджмент», и др.

В материалах исследования представлена количественная и качественная информация. Анкета рассылалась по электронному адресу. Каждый отвечающий мог как ответить на поставленные вопросы анкеты, так и прокомментировать свой ответ.

27,3% экспертов принявших участие в исследовании положительно оценивают результаты парламентских выборов для украинской экономики. «Сам факт завершения выборов положительно воздействует на экономику».

72,7% в чем-то положительно, в чем-то отрицательно оценивают результаты парламентских выборов для украинской экономики. «Граждане устали от политической рекламы и не акцентируют внимание на политических процессах, которые происходят в Украине. Но в целом следует отметить, что за 5 лет интерес к политике значительно вырос». Участники исследования считают, что «Украине необходимо, прежде всего, решать вопросы экономического роста, а чем больше будет деструктивных и разновекторных сил в реализации рыночных экономических программ, тем сложней будет находить единые решения в рамках той же демократической коалиции».

Эксперты считают, что «на сегодняшний день не определены основные задачи развития экономики. По результатам парламентских выборов можно говорить о плюсах и минусах избирательной кампании. Плюс избирательной кампании в том, что она закончилась мирно, минус – политические силы, которые пришли в парламент имеют различные экономические приоритеты».

Некоторые эксперты считают, что «партия, набравшая большинство голосов избирателей должна формировать правительство, даже если по каким-то причинам эта партия не нравится. Если этого нет, то: 1) из нас кто-то пытается сделать дураков; 2) это – отсутствие демократии и это обязательно негативно отразится на развитии экономики в будущем».

Следует отметить, что ни один участник исследования не оценивает результаты парламентских выборов отрицательно.

54,5% экспертов считает, что в случае возобновления «оранжевой» коалиции, интерес к Украине со стороны иностранных инвесторов повысится. «При условии, если будут учтены ошибки прошлой коалиции и во главу угла будут поставлены государственные интересы и рост благосостояния украинского народа, а не личные, либо партийные интересы. Создание коалиции демократических сил приведет к укреплению проевропейского выбора, снижению политических рисков, что в итоге приведет к повышению инвестиционной привлекательности».

27,3% считает, что в случае возобновления «оранжевой» коалиции, интерес к Украине со стороны иностранных инвесторов останется прежним. «Так как у нас пока не стали главными в экономической политике экономические законы и экономические инструменты – политологи правят бал, а для инвестора важны экономические, а не политологические сигналы о благоприятном инвестиционном климате. Кроме того, зарубежный инвестор смотрит, как правительство защищает свои национальные интересы. Если плохо, то он отлично понимает, что инвестировав (читай – потребив, купив) капитал в этой стране, он сольется с системой, его защищающей и, если она плохая – вместе с ней подвергнет себя дополнительным рискам».

9,1% считает, что в случае возобновления «оранжевой» коалиции, интерес к Украине со стороны иностранных инвесторов понизится. Эксперты говорят, что «государством будет управлять правительство, которое показало себя не с самой лучшей стороны. Такое правительство просто не должно иметь больше шансов. Так как «оранжевая» власть просто пугает инвесторов».

9,1% считает, что пока рано говорить о влиянии «оранжевой» либо иной коалиции на интерес иностранных инвесторов, все зависит от дальнейшего развития ситуации.

54,5% считает, что в случае политического кризиса возможен обвал фондового рынка. Эксперты уверены, что «фондовый рынок Украины слишком слаб, чтоб выдержать любой кризис. Страна ждет серьезных решений и реформ, прямо влияющих на фондовый рынок, при кризисе об этом просто забудут, инвесторы свернут работу до лучших времен». Некоторые участники исследования уверены, что «если неграмотные действия правительства и парламента приведут к ухудшению и без того слабенького инвестиционного климата в стране, либо попытаются регулировать отечественный фондовый рынок, который и без того не отличается демократизмом, то кризис может проявиться в наихудших его проявлениях».

36,4% считает, что обвала фондового рынка в случае политического кризиса не будет. Эксперты уверены, что «фондовый рынок слабо зависит от политики как таковой, больше от отдельных политиков (или тех, кого таковыми считают). И фондовый рынок больше зависит от экономических показателей, а не от политических».

9,1% считает, что «обвалиться фондовый рынок мог бы в том случае, если бы он существовал, но у нас в стране его как такового нет и, следовательно, нечему обваливаться».

Эксперты, принявшие участие в исследовании, считают, что обвал фондового рынка в случае политического кризиса может найти свое проявление в следующем: снижение объемов торгов (87,5%), снижение котировок (75%), уход иностранного капитала с рынка (75%), ухудшение финансового положения инвестиционных компаний (62,5%).

Эксперты считают, что «как правило, есть определенная закономерность, где при появлении политического кризиса в стране на фондовом рынке происходит следующее: рынок затихает, снижается объем торгов, снижаются котировки, ухудшается финансовое положение инвестиционных кампаний, а вот иностранный капитал уходит не так стремительно».

Участники исследования уверены, что «обвал фондового рынка в случае политического кризиса может отразиться на всем перечисленном сразу. Все взаимосвязано, сначала уйдут нерезиденты, потом упадут объемы, что приведет к снижению котировок в целом по рынку ценных бумаг и как конечный результат, финансовое положение инвестиционных компаний не улучшится».

20% считает, что неопределенная политическая ситуация в чем-то положительно, в чем-то отрицательно повлияет на привлечение иностранных инвестиций. «Из неопределенности рождается порядок. Будем надеяться, что в нашем случае все произойдет именно так, произойдет установление принципиального экономического курса, что позволит вывести Украину на принципиально новый уровень».

20% считает, что неопределенная политическая ситуация отрицательно повлияет на привлечение иностранных инвестиций. «Иностранный инвестор любит стабильность, открытость и прозрачность, его всегда привлекают стабильные и консервативные действия. Украина 16 лет самостоятельно «шагает» и ее шаги — неопределенность, риск, снижение привлекательности». Эксперты говорят, что «инвестор любит покой, стабильный рост и гарантии, а не мутную воду. Неопределенная политическая ситуация приведет в первую очередь к тому, что сократятся внутренние инвестиции и усилится вывоз капитала.

 

Нестабильность может привлечь спекулянтов, но на короткий промежуток времени. Если будет заметно, что ситуация будет приближаться к стагнации экономики, то в результате может произойти резкий вывод капиталов».

Некоторые эксперты говорят о том, что «в Украине уже давно неопределенная политическая ситуация и если что-то изменится, то это изменится в будущем».

45,4% участников исследования уверены, что в ближайшие месяцы возможны сильные колебания курсов ценных бумаг и объемов торгов ценными бумагами. «Все возможно, особенно при переделе собственности, что происходит особенно после выборов. А так как в Украине нет нормального фондового рынка и прозрачных правил игры на нем, с ценными бумагами в основном работают институциональные инвесторы спекулятивной направленности». Эксперты уверены, что сильные колебания курсов ценных бумаг и объемов торгов ценными бумагами будут в том случае, если не будет создано «нормальное» правительство.

27,3% считает, что в ближайшие месяцы не должно быть сильных колебаний курсов ценных бумаг и объёмов торгов ценными бумагами. Эксперты говорят, что «фондовый рынок довольно стабильная система, которая реагирует с запаздыванием на любые изменения. Возможно, будет наблюдаться постепенный спад объемов торгов ценных бумаг, в первую очередь это связано с сезонностью (весной не столь активный рынок, как, например, осенний)».

36,4% считает, что в ближайшее время увеличится количество спекулятивных операций на рынке ценных бумаг. Эксперты уверены, что «пока нет стабильности и четких ориентиров на счет того, каким образом будет развиваться как отраслевая экономика, так и политика государства в сфере инвестиционной открытости и прозрачности приватизации; местный рынок будет, прежде всего, вотчиной спекулянтов как местного, так и нерезидентного происхождения. Чем более свободен рынок ЦБ, тем лучше».

54,5% считает, что в ближайшее время может увеличиться, а может, и не увеличиться количество спекулятивных операций на рынке ценных бумаг. Эксперты говорят, что «при удачном разрешении политических проблем, увеличатся объемы спекуляций и стратегических инвестиций».

9,1% считает, что «увеличение спекулятивных операций на рынке ценных бумаг должно было произойти ранее. То, что не произошло существенного увеличения числа операций с ценными бумагами – серьезный сигнал о наличии институциональных проблем».

67% участников исследования считают, что инвестиции венчурных фондов преобладают в строительстве (строительные работы, производство стройматериалов, инженерные и архитектурные услуги). Эксперты говорят, что «на данный момент большинство проектов связано со строительством и недвижимостью, но инвестиции есть и в других отраслях экономики, в частности, они активно присутствуют в потребительском секторе (развитие розничной торговли), туристическом бизнесе, различных видах производства как промышленный продукции, так и продуктов питания, в финансовой сфере. И все-таки, по мнению экспертов, строительство — это наиболее удобная форма оптимизации налогообложения. Сама статистика говорит о том, что больше всего вкладов инвестиционных кампаний осуществляется в строительство».

24% считает, что венчурные фонды вкладывают свои инвестиции в финансовые услуги (банковский сектор, страхование, лизинг, агентства недвижимости). «Сами вклады в строительство и в финансовые услуги — это наиболее быстрый возврат прибыли, а при нестабильной политико-экономической ситуации это уменьшает риск».

9% говорит, что венчурные фонды осуществляют инвестиционные вклады в энергетику и легкую промышленность.

Некоторые эксперты, принявшие участие в исследовании, считают, что «венчур» – рискованный капитал, направляемый в инновационную сферу и «венчур» в Украине похожи только одним общим названием. У нас  в Украине пока нет венчура. Тех, кто присвоил себе это название, мы не можем брать в расчет. У нас он (венчур) – только одна из финансовых полукриминальных-полутеневых схем, множество из которых изобилует в экономике. У нас настоящий венчур не может найти места (мы занимаем < 1% мирового рынка инновационной продукции), поэтому настоящий венчур, если он у нас будет создан, устремится за границу. В Украине формируют венчурные потоки, а финансируют традиционные секторы экономики».

Следует отметить, что ни один участник исследования не считает, что инвестиции венчурных фондов преобладают в транспортной сфере, производстве продуктов питания и напитков, машиностроении и оптовой торговле.

36,4% считает, что в Украине в чем-то нормальные, в чем-то нет условия ведения бизнеса. Эксперты говорят, что «в Украине не работает нормально судебная система, плохая законодательная база, налоговые органы, государственные регуляторы, а самое обидное — незаинтересованность людей, без чего не сможет работать нормально бизнес».

63,6% участников исследования говорят, что условия ведения бизнеса в Украине удовлетворительные. «Чувствуется противостояние власти и бизнеса, нет стабильности уверенности и четких правил игры».

Эксперты считают, что «на нашем рынке можно работать, но существует много устаревших норм, ограничений, которые мешают эффективно развивать как в целом экономику, так и отдельно взятые элементы. На фондовом же рынке главным стопором является, прежде всего, несовершенство законодательной базы – тот же закон «Об акционерных обществах» не меняется уже более 10 лет».

Следует отметить, что ни один участник исследования не считает, что в Украине нормальные условия ведения бизнеса.

Рейтинг политических партий по привлечению инвестиций

40% считает, что премьер от «Нашей Украины» положительно повлияет на привлечение иностранный инвестиций в Украину.

«Представители данной политической силы с одной стороны более прагматичны и ориентированны на проведение экономически обоснованных рыночных реформ, с другой стороны, они менее радикальны, чем БЮТ и смогут найти общий язык с представителями оппозиции в лице «Партии регионов».

30% считает, что премьер от Партии регионов положительно повлияет на привлечение иностранных инвестиций в Украину. «Так как это наиболее последовательная и стабильная политическая сила».

20% считает, что премьер от БЮТ положительно повлияет на привлечение иностранных инвестиций в Украину.

10% считает, что премьер от СПУ положительно повлияет на привлечение иностранных инвестиций в Украину.

«Представитель от СПУ – это наиболее равновесная фигура».

Следует отметить, что ни один участник исследования не считает, что премьер от КПУ сможет положительно повлиять на привлечение иностранных инвестиций в Украину.

20% затруднилось ответить на вопрос «Как Вы считаете, премьер от какой политической силы положительно повлияет на привлечение иностранных инвестиций?»

Некоторые эксперты высказали мнение, что «для премьера не важна политическая принадлежность, важна общая направленность действий».

Есть эксперты, которые считают, что «ни один премьер из представленных политических партий в парламенте не сможет положительно повлиять на привлечение иностранных инвестиций. Все люди, представленные в парламенте — люди вчерашнего дня. Никто из них не видит современных, а уж тем более будущих проблем экономики Украины, стратегических вызовов глобальной экономики. И это наносит огромный вред Украине, ибо все эти люди, без исключения, создали систему, изолирующую пути прихода новых сил и новых сильных личностей (включая воспитание личностей, способных выполнить новые задачи)».

Новая политическая реальность и финансово-банковский сектор

10.04.2006 Аналитика

Введение

В течение двух последних лет Украина жила в условиях перманентного избирательного процесса. Экономическая составляющая жизни государства если и рассматривалась, то исключительно сквозь призму политики. Преимущественно наличие кризисных явлений в различных отраслях и в экономике в целом констатировалось, но при этом эксперты оценивали не столько саму проблему, сколько её возможное влияние на шансы того или иного политика или партии добиться успеха или, наоборот, потерпеть поражение на выборах.

В значительной степени такой перекос в политику был оправдан, во-первых, серьёзными различиями во взглядах основных игроков на экономическую теорию, пути и приоритетные направления развития экономики страны. Во-вторых, существенную роль играл переход от президентской формы правления к парламентской. Усиление политической роли парламента автоматически выводит крупнейших собственников из тени «арбитра нации», их влияние на политику и экономику из опосредованного становится непосредственным.

Это, помимо прочего, значит, что межолигархические конфликты, ранее практически не влиявшие на общественно-политическую жизнь и решавшиеся в тиши президентского кабинета, теперь становятся ключевым фактором внутренней политики, во многом определяющим целесообразность тех или иных союзов и коалиций.

Лучшим подтверждением сказанного могут служить начавшиеся после выборов переговоры о создании коалиционного большинства в парламенте.

Теоретически, несмотря на личные противоречия, разделившие Ющенко и Тимошенко, восстановление оранжевой коалиции (БЮТ-НУ-СПУ) казалось бы единственно возможным шагом с идеологической и политической точек зрения. Ведь если сам президент говорит о том, что он беспокоится не о трудоустройстве отдельных политиков, а об интересах страны, то ему должно быть всё равно кто работает оранжевым премьером (Тимошенко или Ехануров). Тем более, что оба ющенковских премьера доились весьма сомнительных экономических успехов и нет никаких оснований считать, что они смогут переломить кризисную ситуацию, сложившуюся в экономике.

Можно предположить, что если бы речь шла только о личном неприятии Ющенко властолюбия Тимошенко и его опасении потерять даже тень власти, то он (как политик слабый, безвольный и зависимый от окружения) давно бы вынужден был сделать выбор в пользу оранжевой коалиции.

Однако Ющенко ведёт торг, ведёт переговоры с Партией регионов. И информация, поступающая из штабов абсолютно всех заинтересованных политических сил, свидетельствует о том, что переговоры эти серьёзные. Фактически Партии регионов, для того, чтобы «Наша Украина» моментально согласилась на коалицию, достаточно было бы отказаться от поста премьера.

Независимо от того, чем закончится переговорный процесс, уже сам факт признания Ющенко возможности и даже желательности коалиции с Партией регионов свидетельствует о том, что, под давлением диктуемой парламентской формой правления необходимости, украинский политикум начал переходить от идеологических коалиций к прагматическим, диктуемым интересами стоящего за партиями бизнеса.

В этом отношении харизматичность, диктаторские замашки Тимошенко, её склонность к социальной демагогии и попытки совместить в своём лице генерала Перрона и Эвиту, равно как и сомнительные успехи восьми месяцев хозяйствования её правительства, отталкивают от неё бизнес, за исключением той его части, которая делает ставку на восстановление системы Кучмы во главе с новым лидером (раз не получилось с Ющенко, можно попробовать с Тимошенко).

При этом большой бизнес, независимо от его окраски (синий или оранжевый), в силу своего прагматичного цинизма (без этого бизнес-империю не создашь, а создав не удержишь) настроен значительно радикальнее антитимошенковски, чем малый и средний. Представители последнего, хоть и пострадали от политики тимошенковского правительства, склонны, как крестьяне в средние века испытывать «царистские иллюзии».

Вождь, дуче нужен современному украинскому малому бизнесу не меньше, чем был нужен фюрер немецким бюргерам в 20-е годы прошлого века. Неорганизованный социально и политически, слабый, разделённый и зависимый экономически, малый и средний бизнес завидует олигархам, ненавидит их, но ничего не может сделать без поддержки власти. Получить же политическую власть, на данном этапе, малый бизнес может, лишь сконцентрировавшись на поддержке харизматического лидера. Для формирования собственных влиятельных политических партий украинский средний класс ещё не созрел и не скоро созреет.

Таким образом, финансовый, спекулятивный, по преимуществу, капитал, приведший Ющенко к власти и стоящий за ним сейчас, делает выбор между союзом с промышленниками Востока и Юга Украины, чьи интересы выражает Партия регионов или с амбициозными рантье центральных областей, сделавшими ставку на БЮТ.

В принципе, мировой опыт показывает, что для финансового капитала равно приемлемы оба союза. Каждый вариант имеет свои преимущества и свои риски. Правда, для такого политически юного и экономически слабого государства как Украина повторение опыта начала 2005 года по скрещиванию финансовых спекулянтов с политическими популистами и вручению им рычагов управления страной, скорее всего, станет роковым.

Против Тимошенко играет и тот факт, что помимо финансового капитала, в окружении Ющенко и в руководстве «Нашей Украины» представлен и реальный сектор. Интересы крупного промышленного капитала отражают такие заметные фигуры из нашеукраинского списка, как Порошенко, Ехануров, Кинах (двое последних были выращены при Кучме именно как политические менеджеры крупного бизнеса).

Однако украинская политика всё ещё остаётся непредсказуемой в силу того, что политики в Киеве иногда хорошо разбираются в дорогах, ракетах, газе, металлургии и даже банках, но сущие дети в политике. Пока что многими из них управляют эмоции, а не понимание реальных возможностей и выплывающей из них политической целесообразности. Поэтому на сегодня предсказать какой из коалиционных сценариев реализуется крайне сложно. В конце концов, Партия регионов теоретически способна составить большинство даже с СПУ и КПУ. Правда, на этот случай Ющенко уже попытался присвоить себе «право» отказаться представлять парламенту кандидатуру премьера, выдвинутую большинством, если она его не устроит по каким-то непонятным соображениям.

Фактически финансовый капитал, сделавший в 2004 году ставку на Ющенко и проигравший её, намекает своим более успешным конкурентам на прошедших парламентских выборах, что получить свою долю власти без эксцессов, они могут только в том случае, если поделятся её с финансистами. На сегодня это маскируется формальной готовностью «Нашей Украины» к переговорам о коалиции только на условии сохранения Еханурова премьером. Таким образом, планируется обеспечить сохранение частичного неформального контроля Ющенко над правительством.

В этих условиях, особое внимание должен привлечь именно финансово-банковский сектор украинской экономики. Ведь именно его представители прямо или косвенно претендуют на существенную долю власти в стране. Ситуация тем более актуальна и несколько пикантна, что в последнее время началось активное проникновение в украинский банковский сектор иностранного капитала.

В СМИ даже появились разрозненные публикации и комментарии экспертов, оценивающие такую финансовую интервенцию как угрозу потери контроля государства над национальной экономикой. Речь идёт о возможности установления контроля над украинскими промышленными предприятиями и другими привлекательными национальными активами через контроль над кредитными учреждениями. Возможная схема неоднократно популярно разъяснявшаяся на примере НАК «Нафтогаз Украины», чья хозяйственная деятельность находилась в центре внимания общественности в связи с «газовой войной» и её результатами.

Ещё одной причиной, диктующей необходимость пристального внимания к финансово-банковской системе, является именно её инвестиционная привлекательность. Финансово-банковский сектор пожалуй единственный в украинской экономике, переживший 2005 год не только без особых проблем и убытков, но и сохранивший тенденцию к динамичному развитию. Фактически сейчас от деятельности нового украинского правительства и Рады, не в последнюю очередь будет зависеть, удастся ли использовать потенциал этого сектора в качестве кредитного паровоза для всей экономики, или он будет полностью поставлен на службу узкой группе финансовых спекулянтов.

Мировой опыт

Банковский сектор экономики во всем мире претерпевает в последние десятилетия значительные изменения, характеризующиеся глобализацией финансовых рынков, консолидацией финансового сектора, которая находит выражение в сокращении числа финансовых учреждений, расширении сферы бизнеса банков, выражающейся в интернационализации бизнеса и диверсификации продуктового ряда, включая расширение предложения банками небанковских продуктов и услуг. Большое влияние на финансовый сектор оказывает дерегулирование и изменение налогового законодательства во многих странах. И уже совсем давно процесс проникновения банковского капитала из одной страны в другую является абсолютно привычным делом.

Молодые банковские сектора многих развивающихся стран отличает огромный потенциал расширения, что и привлекает инвесторов. Более половины банковских активов в Польше, Чехии, Венгрии, Болгарии, Эстонии, Литве уже контролируются иностранными банками. Еще одним фактором, обусловившим большой интерес западных банков к банкам стран Центральной и Восточной Европы и Балкан, является относительно высокий уровень прибыли. На банковских рынках отдельных стран этого региона процентная маржа превышает 5-8%, а наиболее успешным банкам удается достичь показателей доходности капитала свыше 20%.

Особенно привлекательно на фоне ситуации на собственных рынках некоторых банков-инвесторов выглядят перспективы более высоких темпов развития и доходности. Неудивительно, что, например, немецкие и австрийские банки находятся в числе тех, кто наиболее активно расширяет свою деятельность на Востоке, — если учесть, что банковские рынки в их собственных странах перенасыщены и отличаются низкой доходностью. Помимо известных международных инвесторов — Citibank, ABN-AMRO и HSBC, особенно активную позицию на банковских рынках Центральной и Восточной Европы занимают ряд европейских банков, таких, как UniCredito Italiano, KBC Bank и Erste Bank. В настоящее время шведские банки Swedbank и SEB контролируют около половины банковского рынка в странах Балтии.

Даже греческие банки, которые сами когда-то рассматривались как объекты иностранных инвестиций, делают крупные ставки на банки соседних балканских государств. Приток прямых инвестиций, как правило, усиливает получающие их банковские сектора, повышая кредитное качество дочерних банков за счет увеличения капитала и приобретения необходимого опыта в областях клиентской работы, корпоративного управления, анализа рисков и внутренних управленческих систем. Вместе с тем необходимо отметить, что массовое появление иностранных инвесторов неизбежно приводит к ужесточению конкуренции и снижению уровня рентабельности работы банковских учреждений.

Ситуация в Украине

Еще лет пять назад практически невозможно было представить, что украинские банки станут интересными объектами инвестиций для своих иностранных собратьев. Сейчас же происходят на первый взгляд неожиданные вещи. Группа «Райффайзен» за огромные деньги приобретает банк «Аваль», «Сосьете Женераль» покупает контрольный пакет акций «УкрСиббанка», шведский SEB приобретает банк «Ажио», итальянская группа «Интеса» покупает «Укрсоцбанк», легендарный французский «Креди Агриколь» приобретает «Индекс-банк». Меняет собственника и банк «Мрия», его покупает второй по величине российский банк с практически не ограниченными возможностями – «Внешторгбанк РФ». Иностранные финансовые учреждения проявляют интерес к ВАБанку, приобретая пакет его акций. И это неполный перечень.

Для того чтобы проанализировать причины и перспективы «смены гражданства» представителями отечественной банковской системы, есть смысл отдельно рассматривать четыре группы украинских банков в зависимости от типа доминирующих собственников. Первую группу составляют государственные банки, вторую — иностранные, третью — банки, чьи собственники одновременно являются владельцами крупных промышленных активов, четвертую — все остальные, то есть украинские «неолигархические» частные банки.

Предположения о подготовке к продаже обычно касаются банков четвертой и особенно третьей («олигархической») группы. Каковы основания для подобных предположений? По нашему мнению, главная причина — потенциальная нехватка капитала для полноценного развития украинских банков. Чем выше капитал банка, тем выше его устойчивость, можно сказать, что капитал служит обеспечением по всем операциям — от выдачи кредитов до покупки ценных бумаг.

При этом маленький капитал заметно снижает инвестиционные возможности кредитного учреждения. После кризиса 1998 года отечественные банки начали расти. Когда люди впервые сталкиваются с необходимостью взять кредиты, они начинают с малого, а потом постепенно переходят к большему. По определению следующая стадия финансовой организации, желающей эффективно работать с клиентами, связана с привлечением значительных объемов капитала. Банки, собственно, и занимаются производством денег — это их продукт, — за что они потом и взимают определенную «арендную» плату. Поэтому любой банк вне зависимости от того, в какой стране он работает, нуждается в доступе к капиталу, который при этом будет стоить достаточно дешево. Из этого капитала банк будет давать кредиты и получать свою прибыль. С точки зрения экономических принципов, данный механизм одинаково работает и в Мехико, и в Нью-Йорке, и в Киеве.

Потенциальная проблема с капитализацией банковской системы Украины вызвана не только быстрым ростом кредитования экономики, но и довольно скромным уровнем рентабельности банков. Доналоговая доходность на капитал в украинской банковской системе в 2005 году составляла 14,5%. В текущем году этот показатель, скорее всего, снизится. Данный уровень рентабельности недостаточен для капиталообразования, позволяющего хотя бы сохранить существующий уровень капитализации банковской системы (если считать, что темпы роста кредитования не изменятся). Иными словами, банки не смогут генерировать капитал за счет своей прибыли и будут нуждаться во вливаниях извне.

При этом, если мы говорим о частных внутриукраинских источниках, банкам придется конкурировать за капитал преимущественно с промышленной, торговой и сырьевой отраслями.

В такой конкуренции шансов у кредитных учреждений немного. В кратко- и среднесрочном аспекте в Украине банковский бизнес менее прибылен по сравнению с промышленным, торговым и сырьевым, который, напомню, для хозяев банков третьей группы является основным. Особого смысла вкладывать дополнительные средства в капитал своих банков, а не в профильный бизнес (или – бизнесы), собственникам, откровенно говоря, нет. Напротив, идея концентрации усилий (и собственных, и своих лучших менеджеров) на основном бизнесе и избавления от бизнесов неосновных выглядит весьма привлекательной.

«Свои» банки постепенно перестали играть значимую роль в финансировании профильного бизнеса — выросшие и «почистившиеся» промышленные, торговые или сырьевые компании могут сегодня заимствовать средства с рынка не дороже, чем крупнейшие частные украинские банки. Обычные для банков — членов финансово-промышленных групп функции расчетного центра вполне успешно могут выполняться внешними структурами — для этого необязательно подкармливать свой банк за счет своего же основного бизнеса. Главной причиной сохранения «своих» банков служат, пожалуй, лишь соображения защиты бизнеса, соблюдения необходимой тайны в деликатных вопросах. Но и здесь, как представляется, положение дел меняется: от атаки по российской «схеме ЮКОСа» свой банк не защитит, а с менее серьезными «наездами» крупный бизнес, как правило, умеет справляться сам. Плюс к этому постепенное повышение транспарентности промышленных бизнесов снижает спрос на секретность, традиционно обеспечивавшуюся с помощью полностью подконтрольного банка.

Оценка украинских банковских активов

Наряду с потенциальным предложением украинских банковских активов, вызванным их невысокой по сравнению с промышленными, торговыми или сырьевыми активами доходностью, логично было ожидать появления серьезного спроса на них со стороны транснациональных финансовых групп. Что, собственно говоря, уже и происходит. Для глобальных игроков не стоит вопрос, быть в Украине или нет — они должны здесь быть просто потому, что они глобальные, и, следовательно, будут либо покупать банки, либо строить их сами. В отличие от отечественных предпринимателей они готовы платить за входной билет на рынок, причем платить дорого: банк «Аваль», например, был продан за сумму, превышающую его капитал почти в 4 раза.

Этот, а также ряд других подобных примеров говорят о принципиальной готовности к дорогим покупкам в украинском банковском секторе. Другое дело, что украинским банкам для успешной продажи требуется серьезная предпродажная подготовка — «причесывание», «убирание скелетов из шкафов» и прочее.

Но что же собственно дает иностранным банкам возможность приобрести украинские банки? Да и, кстати, почему только иностранным? Почему не рассмотреть возможность приобретения крупными украинскими банками своих более мелких соотечественников?

Во-первых, это — стремление получить в результате покупки (или — слияния и поглощения) синергетический эффект, то есть взаимодополняющее действие активов двух или нескольких организаций, совокупный результат которого превышает суммарный результат отдельно работающих на рынке структур. Диверсификация бизнеса в разрезе стабилизации потока денежных средств и снижения рисков также относится к числу мотивов покупки украинских финансовых учреждений.

Что касается банковского бизнеса, то процентные доходы подвержены определенной цикличности, поэтому приобретение специализированного финансового учреждения, основным источником доходов которого являются комиссии, банком, специализирующимся на кредитовании, может оказать весьма положительное воздействие на тренд доходности. Возможность использования избыточных ресурсов — также важный мотив для покупки банков. Например, региональный банк, расположенный в районе с большими финансовыми ресурсами, но с ограниченными по тем или иным причинам возможностями для их размещения, может быть интересен как объект поглощения для зарубежного или более крупного банка, оперирующего в национальном масштабе. Специалисты указывают на такой мотив слияний и поглощений, как разница в рыночной цене компании и стоимости ее замещения. Что касается банковской практики, то в большом числе случаев оказывается дешевле купить региональный банк и преобразовать его в филиал, чем открывать филиал «с нуля».

Едва ли не самым интересным моментом в вопросах покупки отечественных банков зарубежными (либо во внутристрановых приобретениях) является вопрос цены. В действительности существует целая масса теорий, которые с той или иной степенью права на жизнь могут быть применены при оценке покупаемого банка. Например, это метод дисконтирования потока денежных средств, метод экономической добавленной стоимости, метод капитализации дохода. Они относятся к методам, предполагающим расчет текущей стоимости доходов коммерческого банка.

Данные методы объединяются в доходный подход к оценке рыночной стоимости. Общим в их применении является определение рыночной стоимости собственного капитала банка путем дисконтирования или капитализации одного из видов доходов по ставке, отражающей среднерыночную доходность альтернативных финансовых инструментов. При этом метод дисконтирования и метод экономической добавленной стоимости требуют составления прогноза доходов банка. В целом доходный подход всегда является преобладающим при оценке банковского бизнеса.

Применение доходного подхода к оценке коммерческого банка основывается на методах и приемах его использования при оценке бизнеса как такового. Особенности применения данного подхода в отношении отечественных банков связаны со спецификой украинского банковского бизнеса. Во-первых, в наших условиях крайне сложно определить объективную ставку дисконтирования. А во-вторых, показывать реальные доходы – моветон для большинства операторов рынка банковских услуг.

Не менее распространенным для рыночной оценки банков является так называемый затратный подход. Сущность его заключается в поэлементной оценке активов и обязательств банка. Сначала определяется рыночная стоимость каждого актива. Переоценка активов производится по причине того, что их рыночная стоимость будет отличаться от балансовой по причине инфляции, изменения конъюнктуры рынка, ликвидности финансовых инструментов и других факторов.

Затем определяется рыночная стоимость обязательств. Рыночная стоимость собственного капитала банка будет составлять разницу между переоцененными активами и обязательствами. В зависимости от предложений о возможном будущем кредитной организации, которые определяют тип определяемой при оценке активов стоимости, в рамках затратного метода выделяют метод чистых активов и метод ликвидационной стоимости. Метод ликвидационной стоимости применяется при решении о ликвидации или при покупке финансового учреждения с целью продажи активов для извлечения прибыли.

При оценке кредитной организации как действующего бизнеса в рамках затратного подхода используется метод чистых активов, который заключается в определении стоимости каждой статьи активов либо группы активов. Выбирается один наиболее подходящих методов оценки или рассчитывается среднее значение результатов по нескольким методам. Применение данного метода по отношению к украинским банкам в чистом виде также невозможно. Во-первых, стоимость далеко не каждого актива в нашей стране можно определить рыночным методом. То же самое можно сказать и насчет обязательств. Во-вторых, далеко не все финансовые инструменты обладают хотя бы минимальной ликвидностью. В-третьих, отнюдь не всегда официальный уровень инфляции в нашей стране отражает реальное значение этого макроэкономического показателя.

Третий подход, который используется при оценке стоимости банка — сравнительный подход. Суть данного подхода заключается в том, что курс акций банка отражает рыночную привлекательность этого банка как объекта приобретения и инвестирования. Показатель рыночной привлекательности обычно рассчитывается по открытым акционерным обществам, акции которых котируются на фондовых биржах. Для того чтобы определить показатель рыночной привлекательности банка, выпустившего только обыкновенные акции, необходимо разделить прибыль после налогообложения за истекший год на число акций, находящихся в обращении на конец этого года.

Полученный показатель является доходом на одну акцию. Затем рыночная продажная цена акций на любую произвольно выбранную дату соотносится с полученным результатом — доходом в расчете на одну акцию, в результате чего определяется показатель рыночной привлекательности. К сожалению, для украинской банковской системы данный подход в настоящее время практически невозможно использовать, ибо акции отечественных коммерческих банков на фондовых биржах не котируются.

Какой из вышеприведенных методов используют иностранные банки, при покупке украинских банков? Предполагаем, что ни один из основных методов оценки ими не используется. Тут скорее играют роль эмоционально-интуитивные факторы. Иностранные банкиры нередко полагают, что весь украинский бизнес недооценен, в том числе и банки. Они понимают, что такое положение вещей не может длиться вечно. И наиболее решительные из них рискуют инвестировать в отечественные финансовые учреждения. Представители ведущих мировых банков видят перспективы в развитии розничного бизнеса в Украине.

В силу этой причины они всерьез рассматривают возможность приобретения украинских банков. Адекватно ли они оценивают стоимость отечественных банков? Рискнём предположить, что нет. Полагаем, что иностранцы по-прежнему находятся под влиянием «моды на Украину». Представители зарубежного бизнеса с определенным запаздыванием объективно оценивают состояние отечественной экономики вообще и финансовой системы в частности.

В настоящее время зарубежные банкиры пока еще видят радужные перспективы развития экономики Украины. Есть основания предполагать, что скоро это «пройдет, как с белых яблонь дым». Опять же, адекватно ли иностранные банки оценивают перспективы развития наиболее лакомого для них кусочка рынка – сегмента работы с населением? С точки зрения пока еще низкой степени охвата граждан банковскими услугами – им есть за что бороться. Однако, если смотреть на эту проблему в разрезе потенциальной доходности отечественного банковского «ритейла» — имеются большие и обоснованные сомнения.

Вышесказанное позволяет сделать некоторые прогнозы относительно структуры украинской банковской системы на ближайшие несколько лет. Восточноевропейский сценарий нас в ближайшие три года не ждет — для его реализации необходима приватизация Сбербанка и Укрэксимбанка, что по политическим причинам маловероятно. Реальная перспектива — раздел третьей и четвертой групп между первыми двумя.

Нельзя исключать и крупных приобретений со стороны украинских банков из первой десятки, которые будут поглощать своих мелких региональных собратьев. Но, самое главное – вопреки прогнозам некоторых аналитиков, полагаем, что активность иностранных банкиров в вопросах приобретения украинских банков будет снижаться. А подход к определению цены покупки – ужесточаться. Скорее всего, хитом покупок в ближайшие 1-1,5 года станут сначала страховые, а потом – инвестиционные компании.

Прогноз

В любом случае развитие ситуации на ближайшие годы предполагает некоторое увеличение доли и роли иностранного бизнеса на украинском рынке — это реалии экспортоориентированной сырьевой экономики, в которой производство несырьевых конкурентоспособных товаров постепенно переходит в руки иностранных владельцев. Макроэкономические условия в Украине таковы, что при существующей политике регулирования бизнеса, при существующем курсе национальной валюты, при нынешнем уровне коррупции и неэффективности государственного регулирования развитие несырьевого бизнеса в нашей стране невыгодно отечественным бизнесменам. Более того, этот бизнес не может конкурировать с зарубежным.

Банковский сектор не является исключением: финансовые услуги, в отличие от металла или угля, предполагают другие механизмы конкуренции и принципиально другие требования к лидерам рынка. Высокая технологичность, опыт, диверсификация деятельности, долгосрочность стратегии, консервативность, контроль над рисками, стабильная клиентская база — это параметры, по которым большинство украинских банков пока проигрывают иностранцам. Да они и сами не скрывают этого.

Насколько же позитивным фактором можно считать приток иностранного капитала в банковскую систему Украины? Если отбросить банальности вроде «в результате конкуренции всегда выигрывает потребитель», то, несмотря на то, что вхождение иностранных банков в целом приветствуется отечественным финансовым сообществом, возникает ряд опасений. Причем их степень находится в прямой зависимости от градации игроков. Большое значение будет иметь метод проникновения иностранных банков на наш рынок. Дочерние западные банки давно работают у нас, но не добились успехов на розничном рынке или на рынке малого и среднего бизнеса, потому что изначально позиционировали себя на других рынках. Теперь же у западных игроков есть интерес к «ритейлу», и реализовывать его они могут (и будут это делать) через покупку хорошо действующих украинских банков.

В силу ряда объективных и субъективных причин «иностранцам» работать на «чужом» рынке и проще, и одновременно сложнее. В розничном секторе иностранные банки будут существенно теснить украинские, особенно в Киеве и других крупных городах. Главные преимущества иностранных банков — низкая цена и себестоимость услуг за счет экономии на масштабе. Ведь любой банк с иностранным капиталом работает в развитой международной сети, и делать серьезные капиталовложения для освоения новых услуг им, в отличие от украинских банков, не нужно.

Именно на рынке услуг частным лицам данные преимущества особенно значительны. Конкурентные преимущества банков с иностранным капиталом заключаются в отработанных технологиях и доступе к дешевым долгосрочным ресурсам, за счет чего они могут предлагать более выгодные ставки по кредитам. Еще один «плюс» «иностранцев» — надежность марки и хорошее знание международной практики. Однако специалисты отечественных кредитных организаций подчеркивают, что пока иностранные банки занимают относительно небольшую долю розничного рынка. Например, банки с иностранным капиталом выдали менее 15% потребительских ссуд. На рынке депозитов их доля еще меньше.

В арсенале украинских банков — более простая и оперативная система принятия решений и наличие у ряда банков региональной сети, чего пока нет ни у кого из «иностранцев». Последнее обстоятельство особенно важно, поскольку в ближайшие годы розничный рынок будет расти за счет освоения регионов. Причем не только за счет крупных индустриальных центров, где есть представительства банков с иностранным капиталом, но и за счет средних и малых городов, где иностранные банки в ближайшем будущем не планируют открывать отделения. При этом, иностранные банки на практике не знают в достаточной степени ни украинского клиента, ни стратегии развития на отечественном рынке.

Стоит порекомендовать иностранным «дочкам» для лучшего понимания украинской специфики следовать трем советам. Во-первых, как можно меньше полагаться на западный опыт, зачастую бесполезный в нашей стране. Во-вторых, более грамотно выбирать банки для покупки, в случае, если кредитная организация выходит на рынок через приобретение банка (к этой теме мы вернемся ниже). И, наконец, продуманно подходить к выбору высшего руководства, которое очень часто имеет достаточно скудные представления о ведении бизнеса в Украине.

Для «чистоты эксперимента» воспользуемся международно признанной методикой — проведем SWOT-анализ банковской системы Украины в период интервенции иностранного капитала.

Преимущества:

— новые банковские услуги

— технический банковский прогресс

— дополнительные инвестиции в экономику

— снижение ставок по кредитам предприятиям и населению

— стимул к активному росту для отечественных банков

— возможные положительные изменения в банковском законодательстве

— рост уровня образования кадров, стимул для персонального роста существующего персонала.

Краткий комментарий. Безусловно, иностранные банки привнесут новые виды банковских продуктов на отечественный рынок, однако, при нынешнем развитии банковской системы Украины вряд ли нам будет предложено что-то по-настоящему революционное. Также стоит довольно сдержанно относиться к возможности кардинального снижения процентных ставок по кредитам. Во-первых, зачем получать меньший доход, если субъекты предпринимательской деятельности и физические лица готовы уплачивать процентные платежи по ныне существующим ставкам. А во-вторых, риски-то украинской экономики никуда не исчезнут. Имеет ли смысл в подобных условиях снижать цену? Отечественные банковские сотрудники могут быть элементарно соблазнены высоким жалованием в иностранных банках, результат чего для украинских банков малоприятен – кадры по-прежнему решают все.

Недостатки:

— большое количество слабых банков, не способных выдержать высокую конкуренцию

— отсутствие эффективного банковского законодательства

— снижение депозитных ставок в целом по стране (часть населения живёт на проценты от своих депозитов)

— небольшой объем внутреннего собственного капитала украинских банков.

Краткий комментарий. К сожалению, массированный приток иностранного капитала в банковскую систему нашей страны приведет к вполне вероятному банкротству ряда вполне здоровых в финансовом смысле средних и мелких отечественных банковских учреждений. В условиях отнюдь не идеального банковского законодательства рассчитывать на их выживание будет сложно. Их единственная «вина» будет заключаться в том, что они невелики по своему размеру. В силу отсутствия дефицита ресурсов, возможности приобретать их по крайне низкой цене у материнских структур, следует ожидать существенного уменьшения депозитных ставок вследствие того, что иностранные банки зададут тренд на максимальную их приближенность к мировому уровню. В результате этого, граждане, имевшие дополнительный доход от депозитов, фактически лишатся его.

Угрозы:

— потеря национального банковского рынка

— ослабление контроля над валютным рынком страны со стороны Национального банка – крупные игроки смогут значительно влиять на валютный курс

— банкротство ряда банков, не сумевших выдержать конкуренции, а это — помимо возможных потерь депозитов, возможные потери сотен миллионов вложенных гражданами и компаниями в депозиты и акции отечественных банков

— снижение уровня доверия населения к отечественной банковской системе

— рост числа безработных среди кадров, не сумевших перестроиться в одночасье на новые стандарты и качество работы

— рост зависимости экономики Украины от иностранного капитала

— в случае существенных изменений, затрагивающих политическую и экономическую сферы, возможен быстрый отток иностранного капитала, который может привести к финансовому кризису.

Краткий комментарий. Во-первых, массированный приход иностранных финансовых учреждений на отечественный банковский рынок приведет к тому, что банковская система Украины фактически будет контролироваться зарубежным капиталом. НБУ в таких условиях не сможет контролировать валютный рынок – его резервы, если их сравнить, например, с возможностями Citibank или HSBC, являют собой мизерную величину. В результате, курс национальной валюты Украины будет зависеть не от действий Нацбанка и Минфина, а от решений принимаемых в Нью-Йорке или Лондоне.

И самое опасное состоит в том, что решения эти будут приниматься отнюдь не Председателями Правлений или их заместителями, а рядовыми дилерами, которые будут играть с гривней, как с фьючерсами на прогноз погоды в Абиджане. Экономика Украины в результате увеличит свою и без того уже немалую зависимость от иностранного капитала. При этом вполне вероятный его резкий отток может моментально спровоцировать жесточайший кризис, по сравнению с которым события августа 1998 года покажутся легкими неприятностями.

Отдельно хочется отметить опасность того, что вместе с банкротством не выдержавших конкуренции с иностранцами ряда отечественных банков «испарятся» средства миллионов наших граждан и сотен тысяч пока еще успешно работающих предприятий. Достигнем ли мы таким путем цели, которую преследуем все время существования независимой Украины, — повышение доверия к национальной банковской системе – вопрос риторический. Параллельно с этим существенно возрастет число безработных за счет лишившихся места службы банковских клерков.

Возможности:

— предоставление более широкого спектра банковских услуг населению;

— улучшения качества предоставления услуг;

— консолидация коммерческих банков;

— увеличение иностранных инвестиций в различные отрасли экономики;

— увеличение доли безналичного оборота.

Краткий комментарий. Население и юридические лица действительно смогут получать более широкий спектр банковских услуг, однако стоит ли это незначительное преимущество всех тех вышеописанных потерь? К консолидации украинской банковской системы давно призывают руководители НБУ, однако, стоит ли считать повышение вероятности этого явления, если оно будет происходить по сути насильственно? Обладая высокой бизнес-культурой иностранные банки действительно будут стремиться всячески расширять использование пластиковых карт для проведения различного рода платежей, но разве украинские банки не стремятся к тому же?

Опасность финансовых махинаций

Практически нет сомнений, что в ближайшие нескольких лет рекорд, установленный при покупке австрийским «Райффайзенбанком» банка «Аваль», не будет превзойден ни при каких условиях. Хотя, потенциальный кандидат имеется — итальянский Banca Intesa собирается купить «Укрсоцбанк» за 1,16 миллиардов долларов. Если это действительно является правдой – стоит поразмыслить о реальной стоимости приобретаемого объекта. Примечательно, что «Укрсоцбанк» за последний год пытались продать нескольким структурам.

Сначала говорили про Societe Generale. Кстати, крайне интересным является тот факт, что акции Societe Generale на международных биржах упали на 40 центов после публикации в французской прессе новости о намерении этого французского банка купить «Укрсоцбанк». В начале этого года на полном серьезе утверждали, что венгерский OTP-bank сделал хозяевам «Укрсоцбанка» так называемое обязывающее предложение. Причем сумма в нем указывалась равная той, о которой идет речь относительно сделки с Banca Intesa. В силу каких-то причин был сделан выбор в пользу итальянцев? Думаю, на этот вопрос ответят лишь учредители «Укрсоцбанка».

Стоит ли это финансовое учреждение суммы в 1,16 миллиарда долларов? Попробуем аргументировано в этом усомниться. Специалисты в сравнительном анализе стоимости банков утверждают, что максимальная цена «Укрсоцбанка» ни при каких условиях не может превышать 700 миллионов долларов. Нет оснований им не доверять. Как и тем, кто, анализируя ситуацию по методу «доходов-расходов» утверждает, что «Укрсоцбанк» не может стоить более 450 миллионов долларов. Но, на всякий случай займемся сравнением с уже проданным (и по всем оценкам – более чем успешно) «Авалем». Итак, главным интегральным показателем при подобного рода исследованиях является соотношение цены продаваемого банка и суммы его капитала.

Так вот в случае с «Авалем» это превышение составило 3,9 раза, («УкрСиббанк» был куплен Societe Generale c превышающим коэффициентом 3,31). Планируемая продажа «Укрсоцбанка» грозит существенно превысить эти показатели – объявленная сумма сделки превышает капитал «Укрсоцбанка» более, чем в 5 раз. Не исключено, что это близко к мировому рекорду, что свидетельствует о сомнительности объявленной цены. Так, например, глава представительства BNP Paribas в Украине Д.Меню заявил – «Это действительно дорого – покупать банк с multplies более 5». Для справки, Multplies – это превышение цены банка над собственным капиталом банка. А руководитель подразделения международных медиасвязей немецкого Commerzbank Д.Филлипс со ссылкой на председателя правления банка К.-П.Мюллера заявил, что их банк не собирается покупать в Украине банк, не что бы с multplies 5, а даже с коэффициентом – 4.

Рассмотрим еще один аспект. Специалисты в банковской деятельности небезосновательно утверждают, что лучшей характеристикой банка, его главным экономическим базисом является клиентская база. На момент смены собственника в банке «Аваль» обслуживались «Укртелеком» и «UMC», «Укрпочта» и Государственная таможенная служба, «Киевстар» и «Галактон», «Укравто» и «Макдональдс-Украина», Государственный пенсионный фонд и НАЭК «Энергоатом». Ни в коем случае не хотел бы обидеть «Укрсоцбанк», но ему о подобных клиентах можно лишь мечтать.

Теперь, посмотрим на основные финансовые показатели двух банков, которые также отнюдь не в пользу продаваемого «Укрсоцбанка». Уставный фонд «Аваля» составляет 1,5 миллиардов гривен, у «Укрсоцбанка» этот показатель немного превышает 900 миллионов гривен. Общая сумма активов «Аваля» составляет 15 миллиардов гривен, против 9,5 миллиардов у «Укрсоцбанка». В таком же аспекте выглядит «Укрсоцбанк» и с точки зрения разветвленности филиальной сети — 527 обособленных подразделений у «Укрсоцбанка» против 1580 у банка «Аваль».

Определенные опасения вызывает и потенциальное финансовое положение «Укрсоцбанка» с точки зрения его активной политики в области ипотечного кредитования. В последнее время этот банк, видимо, решив завоевать львиную долю рынка, выдает кредиты на покупки жилой недвижимости без внесения первоначального взноса вообще. И декларирует срок кредитования в 20 лет. Во-первых, загадывать на такой срок рискованно в принципе. А во-вторых, наметившаяся тенденция к снижению цен на жилье, реально грозящая трансформироваться в элементарный, но громкий обвал рынка, в первую очередь ударит по тем банкам, которые излишне увлеклись ипотечным кредитованием.

Сверхудачная продажа «Аваля» может сыграть злую шутку с руководством Banca Intesa. Кстати, нельзя исключать и того, что «Райффайзен» при покупке «Аваля» руководствовался соображениями, аналогичными мыслям Л.Миттала при приобретении «Криворожстали» — вопрос денег стоял в лучшем на втором месте, главное было войти на рынок. Кстати, дальнейшие действия «Райффайзенбанка» в Украине говорят в пользу этой версии – объединение под одним руководством, распределение клиентуры, согласованная тарифная политика.

Вряд ли у Banca Intesa есть основания строить подобные планы. Да и в случае с «Авалем» нельзя забывать о том, что банк владел корпоративными правами в отношении большого количества высокоприбыльных предприятий в молочной и хлебных отраслях. О чем-нибудь подобном в отношении «Укрсоцбанка» неизвестно.

Что преследует в данной ситуации Banca Intesa — сказать сложно. Но, если бы «Аваль» был продан за первоначально оговоренную сумму – а именно с ней в силу вышеприведенных доводов логично сравнивать продажу «Укрсоцбанка» — то стоимость «Укрсоцбанка» не должна превышать 500 миллионов долларов.

И напоследок, еще один пример. Пятикратную цену при покупке банка в Восточной Европе платил лишь австрийский банк Die Erst за румынский банк BCR. Но, BCR владеет долей в 25% рынка. А в Украине ни один банк не владеет даже 12% рынка. Неужели кто-то опроверг принцип соответствия цены и качества? Или Banca Intesa намерен стать первопроходцем?

Также хотелось бы затронуть вопрос, который на первый взгляд не касается рассматриваемой темы. На протяжении 15 лет существования Украины как государства все контролирующие и надзирающие органы изо всех сил, но без особого успеха борются с незаконным оттоком капитала из нашей страны. Возможны ли махинации, преследующие целью вывести капитал из Украины при помощи операций по продаже отечественных банков за рубеж? Предполагаем, что да, и в пояснение этой точки зрения приведём следующие предположения.

Могут ли с целью легализации полученных ранее доходов учредители некоего украинского финансового учреждения приобрести банк сами у себя? Почему бы и нет? Для этого декларируемый покупатель (например, иностранный банк) может быть использован как «прокладка» в сделке, то есть выступает как специальный финансово-платежный агент. В рамках возможной реализации данной схемы компания, принадлежащая акционерам продаваемого отечественного банка, заключает агентский договор с покупателем, по которому последний должен от своего имени, но за счет принадлежащей владельцам украинского банка структуры приобрести акции украинского банка у нынешних его учредителей.

При этом объявленный покупатель будет являться лишь номинальным собственником продаваемого банка, а фактическими его собственниками будут те же его нынешние акционеры. В чем может состоять потенциальный интерес, скажем так, «официального покупателя»? Так ведь на то он и агент, чтобы получить агентское комиссионное вознаграждение.

Продолжим наш ряд предположений. Другая возможная схема выглядит более изощренно и реализуется при помощи эмиссии специальных ценных бумаг. Так, возможный официальный покупатель украинского банка выпускает облигации связанные с владением, так называемые Equity linked notes – ELN. По условиям обращения которых их приобретатель на протяжении определенного периода времени имеет право обменять их на акции продаваемого иностранцам украинского банка. Некое подобие опциона. Компания, принадлежащая нынешним учредителям продаваемой отечественной банковской структуры, приобретает на рынке ценных бумаг именно эти облигации.

За счет полученных от размещения ELN средств, естественно за вычетом премии для официального покупателя за реализацию сделки, он и приобретает акций украинского банка. Круг замкнулся.

Еще одно предположение. Допустим, что единственным объяснением высокой цены предполагаемого к продаже украинского банка является факт заранее согласованных сторонами позиций по цене. Нам будет нелегко проследить, но вполне возможно, что в действительности за отечественный банк будет уплачена абсолютно реальная сумма.

А разницу покупателю компенсируют нынешние акционеры продаваемого украинского банка иным способом. Заодно можно будет легализовать полученные ранее различными путями теневые доходы, ежели таковые имеются. Одновременно с договором купли-продажи акций украинского банка может быть заключен договор опциона, по которому структура, например, принадлежащая опять же нынешним акционерам продаваемого отечественного банка, может выкупить у официального покупателя акции по какой-либо завышенной цене, скажем, через полгода.

В качестве задатка аффилированная с владельцами украинского банка структура, выплачивает официальному покупателю денежные средства, равные разнице между суммой договора купли-продажи и реальной стоимостью продаваемого финансового учреждения. Далее, родственная нынешним учредителям отечественного банка компания не исполняет опцион, и официальный покупатель оставляет сумму задатка себе.

Ну и совсем маловероятное предположение, которое все же для полноты картины предлагаем рассмотреть. В различных видах бизнеса имеет определенное распространение следующая схема. Приезжает некий торговец товаром к потенциальному покупателю с предложением следующего характера: понимаю, что цена за реализуемый мною товар явно завышена, однако – кто Вы? Менеджер. Вы участвуете в разделе прибыли возглавляемого Вами предприятия? Нет. И прекрасно. Так почему бы не получить прибавку к жалованию, которая будет зависеть от суммы «переплаты» за товар? Давайте не будем святее Папы Римского – обычная схема. А банк – разве не разновидность товара?

Кстати, «Укрсоцбанк» оказался причастным к новому повороту событий вокруг затяжного спора, предметом которого является Никопольский ферросплавный завод. Примечательно то, что сложившуюся ситуацию нельзя квалифицировать как некую внутриукраинскую разборку. Дело в том, что 29 марта миноритарные акционеры ОАО «Никопольский завод ферросплавов» – компании Athina Investments, Varkedge и Wisewood Holdings – подали иск “о защите интересов” в окружной суд штата Массачусетс (США).

Иск подан к господам В.Пинчуку, Д.Маргулису, А.Новаку российским бизнесменам В.Вексельбергу и А.Абрамову, и к юридическим лицам — Allied Steel, Steelex, консорциуму “Приднепровье”, ЗАО “Интерпайп”, компаниям Bipe, New Trend, Travis, а также – к «Укрсоцбанку». Пока сложно говорить – чем закончится данное судебное разбирательство. Можно лишь предположить, что оно будет длительным. Но один вывод можно сделать с большой долей уверенности – на возможной продаже «Укрсоцбанка» данный судебный процесс может отразиться самым негативным образом. Ведь любой покупатель будет трижды осторожен, приобретая структуру, выступающую ответчиком в крайне сложном и запутанном деле. Соответственным образом будет скорректирована и цена данного актива.

Вывод

Напоследок необходимо сказать следующее. Безусловно, по-настоящему дальновидные иностранные банки не спешат покупать финансовые учреждения в Украине, понимая, что в самое ближайшее время начнется снижение их стоимости. В результате этого купить отечественные банки можно будет существенно дешевле. Не менее важным в этом вопросе является и то, что с принятием нового варианта рекомендаций Базельского комитета Международного банка расчетов (Basel-II) вопрос прямых инвестиций в капиталы банков развивающихся стран встанет особенно остро, что потенциально может привести к снижению инвестиционных аппетитов западных банков. Хотя окончательный вариант документа предполагается к введению центральными банками крупнейших стран мира не ранее чем с 2007 года, влияние новых принципов оценки капитализации на работу мировых финансовых систем станет ощутимым намного раньше. Уже сейчас западные банки постепенно пересматривают принципы своей работы, готовясь к более жестким и консервативным принципам Basel-II.

В отличие от Basel-I, Basel-II представляет собой более сложную систему оценки необходимого уровня капитала в зависимости от характера деятельности и рисков банков. Новые правила, в частности, предусматривают повышение требований к уровню капитализации самого банка-инвестора в случае вложения в высокорисковые активы (к которым относятся и украинские банки). Это значительно повышает себестоимость вложения. В связи с этим определяющими становятся уровень доходности дочерней структуры и в особенности стабильность и возобновляемость ее доходов.

Украинские же банки, в структуре доходов которых все еще доминируют, например, столь нестабильные доходы, как прибыль от выданных кредитов и от торговли ценными бумагами, невыгодно отличаются, скажем, от банков Восточной Европы. Заметим также, что представления самих украинских банков и их потенциальных инвесторов о стоимости приобретаемого актива значительно отличаются. Дело в том, что применение традиционной модели дисконтирования потоков будущей прибыли затруднено в развивающихся странах из-за неопределенности дальнейшей динамики развития рынка и скрытых операционных рисков.

В этих условиях потенциальные инвесторы склонны предлагать цену, представляющуюся собственникам банков заниженной. Именно этим объясняется и широко распространенное мнение о том, что в Восточной Европе иностранным банкам удалось приобрести местные банки в основном по очень низким ценам. Однако не стоит забывать, что подобные вложения следует рассматривать как высокорисковые, зачастую носящие венчурный характер, где определение «рыночной стоимости» едва ли применимо.

Экономическая ситуация в Украине

05.04.2006 Эксперты

«Центр исследования корпоративных отношений» с 14 по 21 марта провел исследование на тему: «Экономическая ситуация в Украине». В исследовании приняли участие: «Центр социальных и политических коммуникаций» (С.Сычев), «Центр социально-экономических исследований CASE Украины» (В.Дубровский), «Институт национальной стратегии Украины» (А.Мушак), ЛИГАБизнесИнформ (В.Лушниченко), «Институт конкурентного сообщества» (А.Чередниченко), «Центр антикризисных исследований» (Я.Жалило), КИНТО (А.Федоренко), «Новая Концепция» (В.Коваленко), «Атланта Капитал» (В.Шушковский), «Шевченко Дидковский и Партнеры» (В.Самойленко), «Институт эволюционной экономики» (И.Макаренко), «Столица – ценные бумаги» (Г.Кабальнов), «Международный институт приватизации» (А.Рябченко).

В материалах исследования представлена количественная и качественная информация. Анкета рассылалась по электронному адресу. Каждый отвечающий мог ответить на поставленные вопросы анкеты, а также дать свой ответ и прокомментировать, почему он так считает.

46,1% экспертов, принявших участие в исследовании, считают, что инвестиции являются панацеей для украинской экономики. Участники исследования считают, что «украинская экономика недоинвестирована: отрасли, ориентированные на потребительский спрос, имеют значительный потенциал роста, а традиционные, в частности экспортоориентированные, производства имеют очень изношенное оборудование (в 2004 году металлургия – 68,8% износа в стоимости основных фондов, химическое производство – 64,1%, производство и распределение электроэнергии, газа и воды – 62%, машиностроение – 59,9%). В случае низких объемов инвестирования экспортоориентированные производства будут терять в конкурентоспособности по мере наращивания эффективных производственных мощностей в других странах».

Эксперты говорят о том, что «в украинской экономике существует проблема основных фондов, которые последний раз обновлялись еще в советскую эпоху. Поскольку в ближайшее время (1-2 года) будет отрицательное торговое сальдо и дефицит бюджета, то единственным выходом из данной ситуации являются крупные инвестиции в экономику Украины. Помимо этого, для Украины жизненно важно провести модернизацию производства и налаживание инфраструктуры, а этого невозможно достичь без крупных инвестиций».

30,8% считает, что инвестиции не являются панацеей для украинской экономики. «Поскольку наличие инвестиций является лишь одой из важнейших предпосылок для роста любой экономики/предприятия. Для нашего же государства помимо наличия достаточных объемов инвестиций, необходимо иметь четкий план их реализации с целью получения определенных рыночных преимуществ для наиболее перспективных секторов украинской экономики. Кроме того, желательно, чтобы эти планы реализовывались бы чистыми на руку людьми открыто и под жестким контролем со стороны общественности».

23,1% говорит, что «экономический организм – сложнейшая система, которая подвержена различным заболеваниям, каждое из которых требует своих средств и своих методов лечения. Инвестиции – это только вливание свежей крови. Показано при малокровии. Это важная, но не единственная составляющая «микстуры» от экономических болезней, тем более не панацея».

Некоторые эксперты придерживаются мнения, что «капиталов накоплено и унаследовано предостаточно, а их эффективное использование по-прежнему под вопросом».

16,7% экспертов принявших участие в исследовании считает, что «Украина никогда не сможет приблизиться к стандартам европейской экономики, если не поменяет свою политику. Конечно, может пройти «длинная волна» модернизации экономики, которая будет длиться 20-30 лет. Возможно, что тогда произойдут значительные изменения, начнется процесс приближения украинской экономики к европейским стандартам».

Некоторые эксперты говорят, что «нужно определить стандарты, к которым должна стремиться Украина, они очень разнообразны. (Например, в некоторых сферах общественной жизни ситуация в Украине лучше, чем в Европе). Сближение в экономической сфере будет – оно неизбежно. То же вступление в ВТО приблизит правила игры на рынке к европейским. Однако в технологиях производства и управления Европа существенно нас опережает. Ужесточение конкуренции на мировом рынке, увеличение объемов прямых иностранных инвестиций в Украину будут повышать технологическую эффективность Украины».

75% считает, что к стандартам европейской экономики Украина сможет приблизиться за 10 лет, «да и то только при условии, что достижением этой цели будут заниматься умные и честные исполнители под постоянным контролем и во взаимодействии с институтами гражданского общества».

Как демонстрируют результаты опроса, эксперты придерживаются мнения, что «для того, чтобы приблизиться к стандартам европейской экономики, необходимо четко определить стратегию, на основе которой возможно развитие украинской экономики. И в первую очередь необходимо четко определить, что является европейским стандартом и по каким параметрам Украина должна приблизиться к Европе. Многое также зависит от того, что понимать под стандартами европейской экономики. Если, например, размер ВВП Англии, Франции, Германии, то Украина никогда (по крайней мере, в ближайшие 15-20 лет) не достигнет этого уровня. Но если равняться на Польшу, Литву, Латвию, то Украина вполне может достичь их уровня в ближайшие 10 лет в случае прихода массовых инвестиций».

Некоторые участники исследования говорят, что «приблизиться к стандартам европейской экономики можно и за один год, вопрос только, насколько близко. Через 10 лет этот разрыв сократится более чем на половину. Проблема в том, что Европа тоже не стоит на месте, и чтобы приближаться, надо двигаться быстрее «европейского локомотива». Но у нас «низкий старт», поэтому есть шансы».

8,3% считает, что Украина за пять лет сможет приблизиться к стандартам европейской экономики.

Некоторые эксперты считают, что «процесс приближения Украины к стандартам европейской экономики займет намного больше времени, чем 10 лет. На сегодня состояние инфраструктуры, энергоемкость, экологическая компонента, состояние основных фондов предприятий, неразвитость фондового рынка, трудовых и земельных отношений, масштабы инноваций с одной стороны, и многократная разница в показателях уровня жизни с другой, требуют системных преобразований экономической и политической системы на пути к европейским стандартам».

Следует отметить, что ни один участник исследования не считает, что Украина в течение двух лет сможет приблизиться к стандартам европейской экономики.

30,7% экспертов считает, что инвестиции в Украину придут во втором полугодии 2006 года. «…поскольку до окончания послевыборных разборок и разделения власти никакой крупный инвестор не рискнет зайти в Украину. Хотя возможен вариант, что в апреле-мае 2006 года в Украину ринутся спекулятивные инвесторы, как это уже было после Оранжевой революции».

Некоторые участники исследования считают, что «приход инвестиций во втором полугодии 2006 года возможен в том случае, если будет стабильное правительство, возглавляемое не Януковичем, не Тимошенко, и не социалистами».

30,7% считает, что инвестиции в Украину придут в 2007 году. Эксперты говорят, что «существенного притока иностранных инвестиций в экономику Украины следует ожидать не ранее 2007 года, так как до этого момента вряд ли возможно появление полной ясности относительно путей дальнейшего развития страны после парламентских выборов 26 марта 2006 года».

Среди респондентов есть те, которые считают, что «существенного ускорения в объемах прямых иностранных инвестиций (ПИИ) можно ожидать после вступления в ВТО. Если вступим в 2006 году, то влияние на ПИИ проявится уже в 2007 выходом крупных украинских компаний и ФПГ на мировые рынки заимствований с IPO».

7,9% уверены в том, что в Украину никогда не придут инвестиции, если не изменится политика.

30,7% считает, что «процесс инвестирования экономики носит перманентный характер. Объемы инвестиций зависят от различных факторов, среди которых наиболее значимые: фаза экономического цикла, макроэкономические показатели, международные рейтинги страны, стабильность политического режима, незыблемость «правил игры» на рынке для экономических агентов вне зависимости «цвета» правящей элиты и др. Если говорить о ближайшем периоде, то какое-либо значительное увеличение объемов внутренних и, особенно, внешних инвестиций в первом полугодии 2006 года маловероятно, по причине нетранспарентности сегодняшней экономической политики и ожиданий изменения конфигурации политических сил в результате парламентских выборов».

Некоторые участники опроса говорят, что «стратегические инвестиции (а-ля покупка «Криворожстали») будут поступать по мере выставления стратегических объектов на приватизацию. Когда это произойдет, зависит от состава будущего правительства и его приватизационной политики. Портфельные (спекулятивные) инвестиции в ценные бумаги будут увеличиваться по мере стабилизации политической ситуации в стране (наберемся терпения и подождем результатов выборов) и перспектив роста фондового рынка (что взаимосвязано с первым условием). Наконец, денежные инвестиции в банковскую систему (приобретение украинских банков и открытие валютных депозитов нерезидентами в украинских банках) и так имеет место быть, не только не взирая на ситуацию, но и вопреки ей (см. покупка «Аваля», «Укрсиббанка», «Укрсоцбанка» и т.п.)».

Эксперты говорят, что «инвестиции (прямые иностранные) идут в Украину с 1994 года. На 1.01.2006 накоплено более 16 млрд. дол., из них 7,5 млрд. пришли в 2005 г., т.е. львиная доля – «Криворожсталь» и покупка «Аваля» «Райффайзеном».

Следует отметить, что ни один участник исследования не считает, что в первом полугодии 2006 года в Украину придут инвестиции.

84,6% считает, что покупка украинских банков иностранными инвесторами приведет к тому, что будут больше доверять таким банкам. «Покупка иностранцами банков приведет к двум вещам: удешевлению кредитов и повышению доверия к банковской системе. У иностранцев больший запас прочности, что было доказано банковским кризисом 2004 года, когда Raiffaisen достаточно уверенно себя чувствовал на фоне проблем у Аваля, Укрсиббанка и Надры.

Что касается удешевления кредитов, то здесь тоже все ясно – иностранцы обладают более дешевой ресурсной базой, что позволит им к весне 2007 года опустить процентные ставки по кредитам до 8-9% (но не раньше). В результате покупки любого нашего банка иностранным инвестором у этого банка, как правило, появляется доступ к куда более значительным капиталам. Другими словами, возрастет финансовая устойчивость наших банков, купленных известными иностранными компаниями».

Эксперты говорят, что «банкам, владельцами которых стали иностранные инвесторы, должны доверять больше. По ряду причин: большая надежность (связи с их большей капитализацией), привлекательность услуг, что связано с доступом к более дешевым ресурсам, меньшая зависимость от политических факторов (я не беру во внимание радикальные, форс-мажорные обстоятельства, как «запрет на осуществление негосударственными структурами банковской деятельности» или «национализация банков»). В целом же, задача государства — обеспечить через регуляторы (Национальный банк Украины, Фонд гарантирования вкладов физических лиц и т.п.) безоговорочное исполнение банками, независимо от их вида собственности или страны происхождения капитала, исполнение своих обязательств перед клиентами».

Участники исследования считают, что «покупка иностранными инвесторами украинских банков приведет к повышению качества корпоративного управления, а также к уменьшению рисков злостного банкротства и политического наезда (банк не принадлежит украинской бизнес-административной группе; страх перед международными санкциями)».

7,7% считает, что покупка украинских банков иностранными инвесторами никак не отразится на доверии к банкам.

7,7% уверены в том, что покупка украинских банков иностранными инвесторами приведет к тому, что будут меньше доверять таким банкам. «При выходе иностранных инвесторов на украинский рынок им необходимо будет привыкнуть к новым корпоративным отношениям и пройти процесс акклиматизации».

30,7% считает, что правительству в 2006 году удастся частично вывести экономику из тени. Эксперты связывают надежды выхода экономики из тени главным образом с ожидаемой активизацией реформ в пенсионной и налоговой сферах, особенно в части социальных нагрузок на фонд оплаты труда.

Респонденты называют несколько причин, которые не в полной мере будут способствовать выходу экономики из тени:

1. Первая половина года проходит под знаком выборов в парламент в ущерб многим процессам в экономике, в том числе и мероприятиям, направленным на детенизацию экономики.

2. Борьба с коррупцией и контрабандой (тоже не совсем системные), реприватизационные процессы носят скорее фискально-карательный, чем стимулирующий характер.

3. Налоговый Кодекс так и не принят.

4. Упрощенная система регистрации предприятий и налоговой отчетности носит до сих пор «опытно-экспериментальный» характер.

5. Неопределенность внешнего вектора вносит свой негативный вклад.

Участники исследования говорят, что «некоторые видные представители новой властной команды не заинтересованы полностью платить все налоги, как «обычные смертные».

53,8% считает, что в 2006 году правительству не удастся вывести экономику из тени. Респонденты считают, что «на данный момент у руководства страны нет ресурсов для борьбы с олигархами и другими теневиками. Скорее всего, будет постепенное уменьшение тенизации экономики».

Эксперты считают, что «экономику не удастся вывести из тени до тех пор, пока не будут созданы благоприятные налоговые условия. Даже если правительству удастся незначительно вывести экономику с тени, то невозможно полностью вывести экономику с тени в принципе. Удельный вес тени в развитых странах – 10-15 %».

15,5% затруднилось ответить на вопрос «Как Вы считаете, в 2006 году правительству удастся вывести экономику из тени?». Участники исследования говорят, что многое зависит от результатов выборов, и от воли нового правительства (пока сложно сказать, кто в него войдет), в случае реванша «олигархов» они начнут меньше платить, поскольку их «переговорная сила» в торгах возрастет. Нужна полноценная налоговая реформа, чтобы исключить неформальные «соглашения».

Эксперты принявшие участие в исследовании считают, что минимальный рост ВВП в первом полугодии 2006 года будет от 0 до 2%. Максимальный рост ВВП возможен на уровне от 1,5 до 4%. Если брать средние значения роста ВВП на первое полугодие, то рост ВВП по прогнозам экспертов не превысит 2,2%.

Эксперты говорят, что:

1. «В феврале рост составил 2,2% (ускорение по сравнению с январём в связи с ростом в строительстве, обусловленным повышением инвестиционного спроса, в частности, необходимостью модернизации в металлургии, торговле, обусловленным понижением базы сравнения в оптовой торговле при продолжающемся высоком росте розничной, добывающей и перерабатывающей промышленности, благодаря улучшению ситуации с поставками газа вследствие потепления и сопоставимым с февралём прошлого года количеством рабочих дней). В дальнейшем рост ВВП будет ускоряться благодаря повышению потребительского и инвестиционного спроса, которое отразится на сфере торговли (при дальнейшем снижении базы сравнения в оптовой торговле), строительстве, промышленности. Однако некоторые факторы, в частности ограничение допуска Россией украинских товаров на свой рынок, могут замедлить динамику ВВП».

2. «Прирост ВВП в 2,4 % по прошлому году; ухудшение конъюнктуры внешних рынков продукции металлургии; общая тенденция к росту цены на нефть; очень вероятное продолжение повышения цен на российский газ; вне сомнения длительная и сложная процедура формирования нового правительства в силу невозможности некоалиционного характера парламентского большинства нового созыва».

3. «Экономика Украины находится на подъеме, поэтому позитивные значения приростов ВВП естественны. Основные риски «недополучения» ожидаемого результата кроются в не очень благоприятной конъюнктуре тех сегментов внешнего рынка, на которых присутствуют экспортеры Украины, и, конечно же, в повышении цен на газ. Хотя в первом полугодии отрицательное влияние последнего фактора будет умеренным, поэтому есть надежда, что отрицательного прироста ВВП мы не получим».

4. «В первом полугодии рост ВВП может быть выше, чем во втором благодаря оживлению потребительского рынка – часть «выборных» денег достанется-таки потребителям; а также восстановлению мировых цен на сталепродукцию».

5. «По результатам двух месяцев рост ВВП составил +1,5% (в феврале +2,2%), и на данный момент нет причин для уменьшения этих показателей. Плюс ко всему показатели марта-июня 2005 года достаточно слабенькие (тогда было падение производства), поэтому на фоне слабых прошлогодних показателей нынешняя экономика может показать все +4% роста».

76,9% экспертов принявших участие в исследовании считают, что в этом году будут возникать кризисы, подобные прошлогодним, «поскольку на основных товарных рынках у государства пока еще отсутствуют достаточные резервы для проведения эффективных товарных интервенций с целью стабилизации в периоды всплесков цен на рынках этих товаров, вызванных либо естественным, либо искусственным их дефицитом. Примером этого может быть ситуация с ценами на сахар уже в феврале месяце 2006 года. Если с нефтепродуктами кризиса не будет, то рост цен предвидится. Неэффективность работы госрезерва и недостаточность его финансирования, некачественное прогнозирование и неразработанность методик превентивного разрешения кризисов зачастую не позволяют влиять на рынок. «Ручное управление» со стороны правительства многими процессами в экономике не снимает проблем, а лишь консервирует их, как анальгетики, снимая симптоматику, не лечат болезней».

Респонденты считают, что пока сохраняется угроза вступления Украины в НАТО и критическая энергетическая зависимость от России, РФ будет делать со своей стороны все от нее зависящее, чтобы привести к власти в Украине нового президента и новые политические силы. Для этого все средства хороши – действуй по принципу: чем хуже ситуация в стране, тем лучше шансы сменить власть. Особенно эффективны глобальные кризисы, ухудшающие социально-экономическую ситуацию в стране в целом, жизнь «пересічного» украинца».

Некоторые участники исследования считают, что «как минимум будет хлебный кризис, а точнее сказать повышения цены на все хлебо-булочные изделия. Дело в том, что цена хлеба на данный момент является нерыночной и так долго продолжаться не может. Возможен газовый кризис, однако, в уже меньшем масштабе по сравнению с зимой 2006 года».

15,4% считает, что в этом году кризисы могут быть, а могут и не быть. Многое зависит от политики нового правительства и выбора стратегии развития.

Следует отметить, что ни один эксперт не уверен в том, что кризисов не будет.

7,7% говорит о том, что много зависит от результатов выборов. Если в правительство придут «кризисные менеджеры», то кризисов не избежать во всех плоскостях экономики.

91,7% считает, что весной возможно повышение цен на нефтепродукты, но рос цен, будет незначительным. «Причиной повышения цен может стать отток нефтепродуктов из Украины в Европу. Также причиной подорожания нефтепродуктов может стать послевыборная неразбериха, которая будет способствовать повышению доходов нефтеторговцев. Еще одной причиной повышения цен на нефтепродукты будет сезонное традиционное увеличение количества автомобилей весной и началом посадочно-посевных работ, цены на нефтепродукты пойдут вверх. Ответ на вопрос «насколько вверх» зависит от того, сможет ли Кабмин создать излишек нефтепродуктов за март, первую половину апреля для нейтрализации повышенного спроса во второй половине апреля и мая».

Часть экспертов уверены, что «если не произойдет расширения зоны военного кризиса на Ближнем Востоке, например, на территорию Ирана, иных оснований для серьезного роста цен на нефть нет: конъюнктура мирового рынка нефти стабилизировалась. В то же время, розничные цены украинского рынка на нефтепродукты все еще существенно ниже европейских параметров, и имеют тенденцию к сближению. Поэтому есть основания полагать, что в условиях монополизации украинского рынка нефтепродуктов российскими нефтепереработчиками и нефтетрейдерами эта тенденция сохранится».

Ни один участник исследования не считает, что весной цены останутся на прежнем уровне.

8,3% считает, что «цены на нефтепродукты вырастут, но насколько значительно об этом можно будет говорить только через 2-4 недели после выборов. Рост цен на нефтепродукты весной закономерен. В первую очередь это связано с посевными работами в сельском хозяйстве, которое является одним из крупнейших потребителей нефтепродуктов (вместе с химической отраслью) и увеличением количества автомобилей на дорогах после зимнего затишья. Такой рост замечен ежегодно».

Некоторые эксперты считают, что «в Украине наблюдается несбалансированность в сфере товарных интервенций государства на рынке нефтепродуктов, совершенно отсутствует концепция регуляторной политики в данной отрасли (вспомним прошлогоднюю ликвидацию импортных пошлин, что открыло рынок импортерам и дало возможность получать сверхприбыли переработчикам и джобберам); нельзя исключать и спекулятивную составляющую».

16,7% считает, что предпринимательский климат в 2006 году улучшится. Эксперты считают, что «скажутся меры, принятые в 2005-м (разрешительная система, и т.д.) но многое зависит от результатов выборов». Респонденты надеются на благоразумие политиков, которое позволит сформировать коалицию и правительство без внеочередных парламентских выборов, определить стратегию экономической политики, воспринимаемую как Востоком, так и Западом Украины. В противном случае, продолжение постоянных смен «правил игры» может привести от отраслевых кризисов к системному.

75% считает, что предпринимательский климат в 2006 году не изменится. «Для изменения предпринимательского климата в лучшую сторону нужно еще много времени и усилий правительства».

Эксперты считают, что «неблагоприятный предпринимательский климат, существовавший до последнего времени в Украине, может быть улучшен, прежде всего, и главным образом, за счет усилий государства посредством (1) совершенствования законодательной базы (корпоративной, налоговой и др.) и (2) либерализации регуляторной функции государства (дерегулирования). На то, чтобы осуществить действенные реформы в этой области уже в 2006 году, времени у правительства практически не осталось: у этого – уже нет, у нового – еще нет. Не исключено, что новый состав Кабинета Министров будет, по крайней мере, в течение полугода «принюхиваться друг к другу».

Некоторые участники исследования уверены, что «у малого и среднего бизнеса нет сформированного лобби в ВР и Кабмине, посему вряд ли можно ожидать улучшения предпринимательского климата в 2006 году. Более того, благоприятного климата не будет до тех пор, пока не будут созданы эффективные общественные лоббистские организации».

8,3% считает, что предпринимательский климат в 2006 году ухудшится. «Конфликты новых местных властей (избранных по партийным спискам) и назначаемых из центра глав госадминистраций, плюс общая политическая нестабильность».

38,4% участников исследования считают, что в 2006 году правительство будет вмешиваться в работу валютного рынка с целью обеспечения стабильности финансовых рынков. «Возможно, вмешиваться будет не Кабмин, а НБУ; НБУ будет поддерживать стабильность валютного курса с помощью золотовалютных резервов».

38,4% считает, что правительство может быть будет, а может и не будет вмешиваться в работу валютного рынка. «Это будет обусловлено желаниями либо не желаниями менять курсовую политику в пользу экспортеров».

Эксперты говорят, что они «очень надеются на то, что правительство не будет вмешиваться в работу валютного рынка, главным регулятором на валютном рынке будет оставаться Национальный банк Украины, который, согласно заверениям первых лиц, намерен и в дальнейшем либерализировать этот рынок и уменьшать свое присутствие».

23,2% считает, что правительство не будет вмешиваться в работу валютного рынка. «Этому будет способствовать негативный опыт вмешательства правительства в апреле 2005, когда на совет НБУ очень серьезно наехали и заставили понизить курс, что в конечном итоге привело к негативным результатам. На данный момент НБУ имеет полную поддержку президента в вопросе самостоятельной валютной политики».

Эксперты также утверждают, что «вмешательство в работу валютного рынка остается прерогативой за НБУ. И если иметь в виду валютные интервенции Нацбанка, то они возможны по мере изменения конъюнктуры валютного рынка. Что же касается «нормативного вмешательства» в работу валютного рынка, то есть надежда, что будет разработан и принят нормативно-правовой акт, унифицирующий и упрощающий валютные операции для инвесторов, эмитентов и профучастников».

Избирательная кампания 2006

03.04.2006 Актуально

«Центр исследования корпоративных отношений» с 13 по 17 марта провел исследование на тему «Избирательная кампания 2006». В опросе приняли участие представители политических партий Украины. Исследование проводилось с помощью полуформализованной анкеты, которая рассылалась по электронной почте. 71,4% участников исследования считают, что выборы 2006 года столь же недемократичные, как и все предшествующие. Участники опроса считают, что «демократизация предвыборных соревнований упирается в технологическое обеспечение выборов и использование грязных технологий, которыми не брезгуют все участники избирательного процесса». Некоторые респонденты говорят, что «в Украине в принципе не может быть демократических выборов – народ нищий и несознательный. Для демократизации избирательной кампании нужно пройти еще длительный путь».

28,6% считает, что это самые демократичные выборы за всю историю независимости Украины.

Некоторые участники исследования считают, что «в демократизации избирательной кампании многое зависит от денег украинских олигархов, потому что это выборы олигархов — олигархический спектакль. При демократических выборах — деньги должны идти от народа (членские взносы членов партии, благотворительные взносы от граждан, предпринимателей, предприятий и организаций), тогда народ будет отвечать за выборы своими деньгами, будет ответственно подходить к выборам и будет знать, за какую партию он будет голосовать».

28,6% считает, что роль политических партий после парламентских выборов 2006 года значительно возрастет. «Проведение выборов на основе пропорциональной модели должно стимулировать работу политических партий на местах. Последующие избирательные кампании будут строиться, исходя из регионального влияния партии. Проведение избирательной кампании только в промежуток агитационного времени не сможет принести реальной победы. Каждое политическое образование будет стремиться расширить сеть своих представителей в каждом регионе и следует надеяться на то, что партии включатся в активную деятельность не только на государственном уровне, а также и на местах».

71,4% считает, что роль политических партий после парламентских выборов 2006 года останется на прежнем уровне. Один из опрошенных объяснил свою позицию следующим образом: «Потому что у руля государства останутся одни и те же олигархическо-клановые группировки (голубые, или оранжевые, или красные), которые преследуют личные (корыстные) цели – обогащение любым путём и незаконный вывоз наворованного капитала за границу. Украину ждут тяжёлые времена, так как олигархические партии (партии крупного капитала) теперь будут финансироваться за государственный счёт, а народных партий, то есть партий, отстаивающих интересы простого человека, вообще не будет».

Еще одной причиной неизменности роли политических партий является формирование политических партий не на идеологической основе, а на клановой принадлежности. И вряд ли произойдут существенные изменения роли политических партий в ближайших нескольких кампаниях.

Следует отметить, что ни один участник исследования не считает, что роль политических партий после выборов 2006 года значительно снизится.

14,3% считает, что в избирательной кампании 2006 года админресурс используется значительно сильнее, чем в предыдущих избирательных кампаниях. «Характерными признаками использования административного ресурса является давление на государственных служащих на местах».

14,3% считает, что в избирательной кампании 2006 года админресурс используется точно так же, как и в предыдущих избирательных кампаниях. «Власть использует все возможные методы влияния для повышения своего рейтинга». Участники исследования говорят, что «нынешняя власть придерживается мнения: «Удержать власть намного проще, чем получить ее еще раз». В этих условиях приходится применять все возможные методы, которые будут способствовать получению большего числа мандатов в парламенте».

42,8% считает, что в избирательной кампании 2006 года админресурс используется, но не так сильно как в предыдущих кампаниях. Участники опроса говорят, что «в этой избирательной кампании нет силового давления на участников процесса со стороны государственных служащих, а участие официальных лиц государственной власти в избирательной кампании иначе как использование админресурса расценивать нельзя».

Следует отметить, что ни один участник исследования не уверен в том, что в избирательной кампании не будет использоваться админресурс.

28,6% не смогли однозначно ответить на вопрос «Как Вы считаете, в избирательной кампании 2006 используется админресурс?»

Некоторые респонденты считают, что «власть ведет выборы только на административном ресурсе. «Партия «Народный Союз «Наша Украина» — незаконно создана оранжевыми чиновниками в рабочее время. Роман Бессмертный развернул эту партию из Кабинета Министров Украины. На выборах Партия использует имя Президента. Премьер-министр и министры вошли в избирательный список этой партии и до сих пор участвуют в выборах на рабочих местах, используя государственные средства, транспорт, связь, поездки в регионы, как бы по работе, выступая перед трудовыми коллективами больших предприятий, собраниями местных администраций, открывая или посещая памятники и т.д., а также при этом эксплуатируя бесплатно центральные и местные средства массовой информации».

71,4% считает, что в избирательной кампании 2006 будут фальсификации. При этом некоторые участники исследования сочли необходимым прокомментировать свою позицию. Половина из тех, кто оставил комментарии считают, что фальсификации будут со стороны власти, «иначе власть имущие могут потерять свою власть, а с ней и наворованное имущество, а затем могут попасть и в тюрьму или придётся скрываться за границей от справедливого наказания, ведь у наших властителей всё наворовано, а не заработано». Такое же количество участников исследования считает, что «фальсификации будут со стороны оппозиционных партий. В частности, наибольшая вероятность фальсификаций будет в густо населенных областях».

28,6% говорит, что в избирательной кампании 2006 фальсификации могут быть, а могут и не быть. Некоторые участники исследования придерживаются мнения, что «возможны варианты провокационных фальсификаций, с целью пересмотреть результаты выборов, как со стороны оппозиции, так и со стороны власти».

Следует отметить, что ни один участник исследования не смог с уверенностью сказать, что в избирательной кампании 2006 не будет фальсификаций.

42,8% считает, что после выборов, возможно, что произойдет сокращение социальных программ. Участники исследования говорят, что «в бюджете практически не остается средств для развития социальных программ, много денег ушло на выборы, бюджет не резиновый и раздувать социальные обязательства для государства уже накладно».

Респонденты уверены, что «гораздо прибыльнее заниматься крупными строительными проектами, чем распределением социальных средств».

28,6% считает, что после выборов может произойти или не произойти сокращение социальных программ. «Все будет завесить от подведения итогов избирательной кампании, нового правительства, курса развития, который будет предложен новым правительством и экономических показателей».

28,6% считает, что после выборов не будет сокращения социальных программ.

14,3% считает, что избирательная кампания 2006 положительно повлияет на международный рейтинг страны. «Эта избирательная кампания самая демократичная за всю историю независимости».

57,1% считает, что избирательная кампания 2006 года в чем-то положительно, в чем-то отрицательно повлияет на международный рейтинг страны. «Возможно, получится сделать вид сформированности классической модели политической системы с двумя основными партиями и несколькими партиями сателлитами. Отрицательный момент может заключаться в невозможности сформировать правительство и большинство».

28,6% считает, что избирательная кампания 2006 отрицательно повлияет на международный рейтинг страны. «Проблем в избирательной кампании 2006 достаточно много – это и неточно составленные списки избирателей и недостаточность избирательных участков и др., все это отрицательно повлияет на рейтинг страны».

28,6% считает, что Украина в течение двух лет сможет создать зону свободной торговли с ЕС.

42,8% говорит о том, что Украина в течение пяти лет сможет создать зону свободной торговли с ЕС.

14,3% говорит о том, что Украина никогда не сможет создать зону свободной торговли с ЕС.

14,3% считает, что Украина способна будет создать зону свободной торговли с ЕС только через 50-100 лет. «Нормы не единые, качество украинской продукции низкое, технологии устаревшие, нет единого плана создания зоны свободной торговли, да и кто нас пустит на свой рынок?».

71,4% считает, что после избирательной кампании 2006 возможен политический кризис. «Возможен долгий процесс формирования правительства и нового парламента. Возможен и технический кризис, связанный с аппаратными процессами в Раде и распределением комитетов».

Некоторые участники исследования говорят, что политический кризис будет в том случае, если большинство в Раде получит оппозиция.

28,6% считает, что после выборов в Верховную Раду политический кризис, может быть, будет, а может быть и нет. «Все зависит от итогов избирательной кампании и результатов переговоров между политическими партиями по вопросу формирования правительства».

Следует отметить, что ни один участник исследования не уверен на сто процентов в том, что политического кризиса не будет.

57,1% считает, что после парламентских выборов сохранится раскол страны по политическим предпочтениям. «Украина всегда была разделена по Днепру: по языку, образу жизни, по своим предпочтениям и т.д. Выборы 2006 года будут только способствовать разделению Украины».

42,9% считает, что после парламентских выборов раскол страны по политическим предпочтениям не сохранится.

Архивы

Новости

  • Минэнерго просит правительство выделить 180 млн грн на украинские шахты

    В Минэнерго обратились к Правительству с просьбой выделить в течение 2014 года 180 миллионов гривен государственной поддержки на капитальное строительство шахт, говориться в официальном документе Профсоюза работников угольной промышленности. «Законом Украины О внесении изменений в Закон О Государственном бюджете на …

  • Украина, Россия и ЕС не хотят повторения газового конфликта 2009 года

    Ни Россия, ни Украина, ни ЕС не заинтересованы в повторении «газового» конфликта-2009, который сегодня может нанести урон каждой из сторон, сообщил эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский в интервью телеканалу БТБ. «С 12 числа в Брюсселе работает группа экспертов по …

  • Украина подает на Газпром в суд из-за цены на газ — Яценюк

    Правительство Украины и непосредственно НАК Нафтогаз Украины приняли решение о начале процедуры подачи в суд на российскую компанию Газпром, заявил премьер-министр Арсений Яценюк на брифинге в Киеве в понедельник, 28 апреля. «Российскому монополисту направлена предарбитражная претензия», — цитирует его слова …

  • Европа сегодня утвердит миллиард евро помощи для Украины

    Европейская комиссия в понедельник, 28 апреля, окончательно утвердит выделение Украине EUR 1 миллиард макрофинансовой помощи, сообщила представитель Европейской комиссии Пиа Аренкилде Хансен. «Сегодня мы подпишем меморандум о взаимопонимании о новом 1 миллиарде евро займа в рамках программы макрофинансовой помощи Украине, …

  • МВФ приступает к утверждению программы помощи Украине

    Общий объем международного пакета помощи должен составить $27 млрд. Исполнительный совет Международного валютного фонда (МВФ) в ближайшие дни получит подготовленный сотрудниками фонда доклад о кредитной программе для Украины, на основании которого в начале мая советом должно быть принято решение о …

  • Глава Минфина рассказал, сколько Украине нужно заплатить по внешним долгам до конца года

    Украина должна выплатить до конца 2014 года около $9 млрд, сообщил министр финансов Украины Александр Шлапак в пятницу, 18 апреля. «Нам до конца года надо выплатить еще около $9 млрд. Наша задача — занять на внешних рынках эти $9 млрд, …

  • В Болгарии демонтировали трубы Южного потока

    В Болгарии демонтировали трубу газопровода «Южный поток», остались только бетонные блоки. Об этом говорится на сайте bivol.bg. «На сегодняшнее утро убраны «презентационные» трубы и флаги в месте презентации Южного потока на территории Болгарии, где в октябре 2013 года при участии …

  • ЕС готовит ответ Путину по газовому долгу Украины

    ЕС может к понедельнику подготовить проект совместного ответа на письмо президента РФ Владимира Путина европейским лидерам по Украине, сообщил министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский. Глава польского МИД сообщил, что по просьбе главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу в понедельник главы …

  • Дефолта в Украине не будет – эксперт

    Дефолта в Украине не прогнозируется, так как Международный Валютный Фонд выделяет деньги Украине на реформирование, что предусматривает работу экономики, сообщила председатель совета директоров группы Инвестиционный Капитал Украина (ICU) Валерия Гонтарева в интервью изданию Hubs в пятницу, 11 апреля. «Вопрос дефолта …

  • Аннексия Крыма обошлась России в $179 млрд

    Присоединение Крыма стоило российскому рынку $179 млрд. Как сообщает РБК, эта цифра складывается из оттока капитала в $33,5 млрд, падения капитализации отечественных компаний на $82,7 млрд в РФ и на $62,8 млрд — в Лондоне. В $33,5 млрд оценивает отток …

  • Золотовалютные резервы Украины сократились до $15 млрд

    Золотовалютные резервы Национального банка Украины на 1 апреля 2014 года составили 15,08 миллиардов долларов, что на 2,47%, или на 382 миллиона долларов меньше показателя на 1 марта (15,462 миллиардов долларов), сообщается на сайте Национального банка Украины. По данным НБУ, с …

  • Украина может поднять плату за транзит российского газа

     Украина рассматривает возможность пересмотра стоимости транзита российского газа по территории страны, заявил министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан, сообщает УНИАН в субботу, 5 апреля. "Вопрос (пересмотра стоимости транзита — ред.) поднимался в рамках пересмотра договора с точки зрения ценовой …