Исполнительная власть и Конституция: в поисках баланса

30.06.2006 Актуально

Редакция сайта corporativ.info. предлагает вниманию читателей статью А.Трошиной и В.Головко.

С нашей точки зрения в данном материале представлен достаточно полный и неангажированный анализ нерешённых конституционных проблем Украины, которые стали одной из причин текущего противостояния между оранжевой коалицией и оппозицией в лице Партии регионов.

Исполнительная власть и Конституция: в поисках баланса

Эффективность работы исполнительной ветви власти напрямую связана с тем, насколько влиятельным и стабильным является ее главный институт – Кабинет министров. 15-летняя история конституционного процесса в Украине показывает, что до сих пор не найдена формула, которая бы обеспечила автономность его деятельности, а также оптимальное соотношение подконтрольности правительства Верховной Раде или Президенту.

Такая ситуация скорее закономерна, чем случайна. В переходных социальных системах, к которым сегодня относится и Украина, конституционные решения, определяющие пространство властных институтов, представляют собой фиксацию существующего баланса политических сил. А то, что в этот баланс не вписывается, – либо попирается, либо игнорируется, либо становится объектом острой борьбы. Конституционная реформа 2004 года, задумывавшаяся как механизм создания новой конфигурации властных отношений, под которую должен был быть подстроен реальный расклад политических сил, являлась попыткой «революции сверху». Ее незавершенность еще в большей степени разбалансировала политическую систему Украины, что, в свою очередь, привело к резкому падению эффективности государственной власти в целом, и, особенно, ее исполнительной ветви.

Двоевластие: конституционный процесс в 1-й пол. 1990-х гг.

В Конституции, действовавшей в 1-й пол. 1990-х годов, был заложен крайне противоречивый механизм формирования и функционирования исполнительной власти. С одной стороны, она сохраняла принципы и нормы советского конституционного права (разумеется, без положения о руководящей роли Коммунистической партии), согласно которым исполнительная и судебная власти любого уровня формируются и контролируются соответствующими советами. В частности, в тогдашнем Основном законе указывалось: «Верховная Рада Украины, Верховная Рада Автономной Республики Крым и местные рады народных депутатов…создают соответствующие органы государственного управления, исполнительные, распорядительные, а также другие подотчетные им органы». Поэтому назначение и отставка Кабинета министров и его отдельных членов, как и контроль над его деятельностью, – пребывали в компетенции Верховной Рады.

С другой стороны, появление нового властного института – всенародно избранного и независимого от Верховной Рады Президента Украины, – в связи с чем были приняты соответствующие поправки, заложило в Конституции ряд противоречий и двусмысленностей в трактовке функций органов власти. Согласно Конституции начала 1990-х, Президент был главой одновременно государства и исполнительной власти. В отношении последней довольно невнятно указывалось, что он «осуществляет руководство и направляет исполнительную деятельность Кабинета министров». Президент также получил полномочия представлять парламенту кандидатуры на должности премьер-министра, министров обороны, иностранных дел, внутренних дел, финансов, юстиции и др. Кроме этого, он имел право вводить в состав правительства других руководителей центральных органов исполнительной власти.

Таким образом, хотя Конституция и разделяла компетенцию Верховной Рады и Президента в вопросе формирования правительства, на стадии контроля над его деятельностью она фактически легализовала двоевластие. Оба властных института имели рычаги влияния на Кабмин, но при этом не были взаимозависимы друг от друга. Основной закон тогда не предусматривал президентского права распускать парламент, а народные депутаты не имели легитимного пути объявления импичмента Президенту. Более того, ситуацию, когда президент руководил правительством, не назначая большинство его состава, и не имел права инициировать его отставку, можно считать аномальной. Наконец, полномочия Кабмина по Конституции оставались крайне ограниченными, за исключением случаев, когда парламент делегировал ему право издавать декреты, имевшие силу закона. Вполне логично, что в такой ситуации эффективность правительства была обратно пропорциональна степени конфликтности в отношениях Президента и Верховной Рады.

Широкие полномочия, которые тогда были у представительской ветви, создавали предпосылки для формирования парламентской системы и сохранения ее ключевой роли в формировании исполнительной власти. Однако основным препятствием для эволюции политической системы в сторону парламентской республики на тот момент, была внутренняя слабость Верховной Рады, обусловленная, с одной стороны, сильными позициями консервативных, а с другой, – неструктурированностью национал-демократических сил. В результате многочисленных внутренних конфликтов законодательный орган оказался неспособным взять на себя ответственность за политическую и социально-экономическую трансформацию страны.

В то же время, свою историческую роль сыграл и «личностный фактор»: в составе Верховной Рады не оказалось политической фигуры, способной объединить вокруг себя народных депутатов: наиболее влиятельные политики больший потенциал для себя и возглавляемых ими сил видели именно в президентском институте. Поэтому, несмотря на то, что по Конституции объем полномочий парламента был больше, чем у Президента, фактический баланс сил складывался в пользу главы государства, особенно после избрания на этот пост Леонида Кучмы и переизбрания парламента. Индикатором этого стал Конституционный договор 1995 года, согласно которому полномочия по формированию исполнительной власти оказались сконцентрированными в руках Президента. Он назначал премьер-министра и формировал состав Кабмина, который отныне нес ответственность только перед главой государства. Верховная Рада могла влиять на правительство лишь путем утверждения или не утверждения программы его работы, впрочем, оставалось юридически не прописанным, какими были бы реальные последствия данного шага. Единственным случаем, когда народные депутаты в соответствии с Конституционным договором могли вынести вотум недоверия правительству или его отдельным членам, был не поданный вовремя проект Государственного бюджета. При этом на рассмотрение Верховной Рады законопроект о бюджете подавал Президент, т.е. правительство и здесь оказывалось зависимым от него.

Таким образом, по состоянию на 1996 год Верховная Рада практически полностью лишилась возможности формировать и контролировать исполнительную власть. Однако это была временная ситуация.

Конституция и баланс сил 1996: место боя – Кабмин

Ночным принятием 28 июня 1996 года новой Конституции Украины, Верховная Рада сыграла на опережение и не дала Л.Кучме провести желательный для него вариант Основного закона на референдуме. Тем самым она вернула себе часть властных полномочий. В частности, в ней появилось положение о необходимости утверждать ту или иную кандидатуру на должность премьер-министра, а также возможность отправить правительство в отставку. Плюс к этому появилась пусть довольно невнятная, но симптоматичная норма о том, что Верховная Рада «контролирует деятельность Кабинета министров». Полномочия же по формированию правительства и руководству его деятельностью сохранились за Президентом: он назначал премьер-министра, министров и других руководителей органов исполнительной власти.

Таким образом, у парламента появились рычаги для блокирования отдельных инициатив правительства и президента, но не было полномочий для последовательного и регулярного контроля над исполнительной властью. В то же время сложившаяся ситуация вполне устраивала ряд сил в парламенте (в первую очередь, левую и правую оппозиции), поскольку позволяла им критиковать правительство или даже ставить «палки в колеса» его инициативам, не неся при этом ответственности за проводимую политику и социально-экономическую ситуацию в стране. Одновременно с этим из Конституции исчезло положение о том, что Президент является главой правительства: получалось, что де-факто контролируя его деятельность, он, в случае необходимости, мог дистанцироваться от политики Кабмина и оправить его в отставку.

Все это создавало двусмысленность в основах деятельности правительства и существенно снижало его роль и влияние, как центрального института исполнительной власти. Одним из последствий такой ситуации стало появление так называемых «технических Кабминов» либо же «Кабминов отпущения». С другой стороны, недостаток и большая зависимость от других властных институтов, создавали удобное поле для бывших премьеров продвигать себя в качестве политических жертв, которым не дали возможность реализовать свой потенциал. В информационном пространстве и массовом сознании разыгрывались игры в «хорошего Президента – плохую Верховную Раду» и наоборот, «хорошую Верховную Раду – плохой Кабмин» и т.д.

Попыткой Президента взять правительство под свой полный контроль стали «парламентский переворот» и совещательный референдум по внесению поправок в конституцию в 2000 году. Однако начало акции «Украина без Кучмы» не дало возможности пропрезидентским силам довести свои инициативы до логической имплементации. Неудача в устранении двойственного влияния на Кабмин привела к тому, что реальная власть перемещалась к институту, не предусмотренному Конституцией, – Администрации Президента. Такая ситуация сохранялась благодаря хрупкому компромиссу в стане правящих элит, но была нелегитимной. А ее гарантом выступала личность Президента.

Формально, передавая большую часть полномочий главе государства, влияние на исполнительную власть получали несколько центров силы. Баланс между различными группировками «партии власти» обеспечивал Леонид Кучма. Однако завязанное на его личности относительное равновесие, после прихода к власти нового президента, было бы нарушено, не зависимо от того, кто пришел бы на эту должность. Конечно, данная проблема могла бы решаться «третьим сроком» Кучмы, тем более что данный вариант был санкционирован Конституционным судом. Однако внутри- и внешнеполитическое напряжения вокруг этого вопроса уберегло второго украинского Президента от данной авантюры. Поэтому возникла необходимость демонтажа сложившейся системы и создания новой модели власти, которая бы при новом Президенте была сбалансирована между различными властными институтами и, прежде всего, за счет усиления влияния правительства. Это стало стимулом для многочисленных проектов конституционной реформы, а равно как и причиной сложности в достижении компромисса. В результате президентские выборы-2004 в Украине стали уникальным историческим феноменом и парадоксом, когда в результате «революции снизу» были приняты условия «революции сверху», что свидетельствовало о политической незрелости отечественных элит.

Бреши в конституционной реформе

Заложенная в поправках к Конституции Украины система идей, согласно заявлениям ее идеологов, призвана ликвидировать, во-первых, всевластие Президента, а во-вторых, определить ответственного за формирование правительства и проводимую им политику.

Согласно поправкам, основное влияние на работу правительства будет осуществлять парламент – точнее парламентское большинство (коалиция). Последнее обязано иметь «согласованные политические позиции» и быть способным сформировать правительство и выдвинуть кандидатуру премьер-министра. После утверждения, Кабмин несет ответственность перед Верховной Радой, которая имеет право отправить его в отставку.

Полномочия Президента теперь ограничены правом выносить на утверждение парламента кандидатуру премьер-министра, первоначально предложенной со стороны большинства (за ним также остается назначение руководителей силовых и внешнеполитических ведомств). Если раньше глава государства имел право отменять любые акты Кабинета министров, то отныне он может остановить их действие только «по мотивам их неконституционности с одновременным обращением в Конституционный суд» (кстати, в новом варианте Основного закона, для Верховной Рады аналогичная возможность отменять действия правительства не прописана). В то же время, в полномочия Президента входит право предложить парламенту рассмотреть вопрос об ответственности Кабмина, следствием чего может стать отставка последнего.

Таким образом, полномочия Виктора Ющенко в части формирования правительства теперь с формальной точки зрения значительно ограничены. А его основная функция, согласно действующей Конституции, в этом вопросе – контроль над выполнением народными депутатами своих обязанностей по формированию Кабмина. Он имеет право распустить парламент в случае, если в течение одного месяца не сформирована коалиция депутатских фракций либо в течении 60-ти дней после отставки правительства не сформирован состав нового Кабинета.

В нынешнем виде, конституционная реформа носит явно не завершенный характер. Ей не хватает законодательной базы (в частности, закона о Кабинете министров, нового регламента работы Верховной Рады), кроме того, она содержит противоречия и в некоторых положениях слабо пересекается с политической реальностью.

Во-первых, идея коалиционного правительства и императивный мандат в «чистом виде» не учитывают ныне существующего баланса политических сил, а также возможности его изменения в будущем. В Основном законе не предусмотрена вероятность переформатирования коалиции, либо входящих в нее отдельных политических сил. Он искусственно закрепляет существующую в настоящий момент конфигурацию политического пространства, которая в значительной мере является ситуативной. Поэтому правительство, созданное преимущественно с целью поддержать коалицию, вряд ли будет долговечным и способным выработать эффективную стратегию развития страны. Кроме того, это чревато тем, что члены Кабмина, зависимые от выдвинувших их фракций, будут проводить политику исключительно в интересах своей политической силы. Такой вариант является прямым путем к дезорганизации работы правительства.

Во-вторых, в соответствии с буквой Конституции, существует двусмысленность в трактовке положения о распаде коалиции: фактически, после этого не обязательно создавать новую коалицию. Ведь Президент может распустить Верховную Раду, только если коалиция не создана после парламентских выборов, либо если не сформировано правительство. При этом ничего не говорится о том, обязано ли правительство уходить в отставку после распада сформировавшей его коалиции.

В-третьих, не урегулирован вопрос о взаимоотношениях внутри парламента. Например, о распределении должностей в парламентских комитетах и статусе оппозиции. Кроме того, исходя из положения, что вопрос об отставке правительства относится к полномочиям Верховной Рады в целом, у оппозиции сохраняется возможность дестабилизации работы законодательной и исполнительной ветвей власти.

В-четвертых, если исходить из текста Основного закона, то полномочия коалиции заканчиваются созданием правительства. Равным образом не регламентируется вопрос согласованности действий внутри коалиции и между коалицией и правительством. Это создает предпосылки для разного рода коллизий во взаимоотношениях парламента и Кабмина. При этом коалиционный договор, хотя и может решить ряд проблем, все же лежит вне конституционного поля и является своеобразным джентльменским соглашением, которое, судя по политической культуре элит, вряд ли может выступить гарантом стабильности.

Наконец, часть президентского окружения продолжает подталкивать главу государства к пересмотру конституционной реформы. Но проблема состоит не в самом этом факте, а в том, что эти силы действуют от противного – нежелания играть по новым правилам, которые формально ограничивают полномочия Президента. При этом нет комплексного «позитивного» варианта конституционной реформы. Не использованы в полной мере те полномочия, которые главе государства предоставлены реформированной Конституцией. С другой стороны, дестабилизирующее влияние на исполнительную власть может иметь ревизия конституционной реформы без ее законодательного сбалансирования. Речь идет, о восстановлении роли Президента в качестве определяющего центра влияния и политического арбитра. Только на этот раз его роль будет базироваться уже не на конституционных полномочиях, а на игре на противоречиях фракций, входящих в коалицию, что вряд ли сделает политическую ситуацию в стране более стабильной.

Александра Трошина, Владимир Головко, канд. исторических наук, Центр политического анализа

 адрес статьи: http://dialogs.org.ua/project_ua_full.php?m_id=7595

30 июня 2006 года

Ультиматуми в історії України: Ленін, Гітлер, Пеклушенко

29.06.2006 Актуально

Редакция сайта corporativ.info получила статью народного депутата Украины от БЮТ Святослава Олейника, в которой автор излагает свой взгляд на разгоревшийся в Верховной Раде конфликт большинства и оппозиции, вылившийся в блокирование фракцией Партии регионов трибуны.

Редакция не разделяет большую часть сделанных автором выводов и считает не вполне корректными многие сравнения. Тем не менее, сохраняя верность своему принципу, предусматривающему предоставление трибуны для дискуссии представителям всех политических сил и финансово-политических групп, желающих высказаться по конкретному вопросу, мы публикуем текст без редакторских правок, сохраняя авторскую стилистику, орфографию и пунктуацию.

Если оппоненты господина Олейника захотят изложить свой взгляд на проблему, мы с удовольствием предоставим им страницы нашего сайта.

Редакция сайта corporativ.info

Ультиматуми в історії України: Ленін, Гітлер, Пеклушенко.

27 червня у Верховній Раді України був розповсюджений документ під назвою «Ультиматум Політради Партії регіонів». Цей документ дивує вже своєю формою, адже він виданий від імені Політради Партії регіонів, надрукований на бланку депутатської фракції Партії регіонів, а підписаний одним з членів політради, а не лідером партії — Віктором Януковичем.

Ще цікавішим є той факт, що з тексту документа взагалі незрозуміло кому він адресований і хто має теоретично виконувати його вимоги.

Безпрецедентність подібного явища в новітній історії України та її очевидний взаємозв’язок з останніми подіями у Верховній Раді (блокування її роботи депутатами фракції Партії регіонів) спонукає на більш детальний аналіз цього документа.

Отже, перш за все необхідно зупинитися на визначенні ключових термінів, пов’язаних з цим питанням.

В академічному розумінні право формулюється як унікальний засіб суспільного компромісу. У той же час, ультиматум – є категоричною вимогою, що супроводжується погрозою застосування сили у разі її невиконання. Таким чином, стає очевидним, що саме поняття ультиматуму, як форми політичної діяльності знаходиться поза правовим полем, а його застосування суперечить базовим засадам цивілізованих взаємовідносин у демократичному правовому суспільстві. Цей термін, крім усього іншого, відносить нас у темне і далеке минуле.

Так, найвідомішим в історії України ультиматумом є ультиматум більшовицької Ради народних Комісарів до уряду Української Народної Республіки від 17 грудня 1917 року, в якому більшовики вимагали дозволу на введення військ в Україну, а також недопуску на Дон офіцерів та козаків. Цьому ультиматуму передували такі події.

7 листопада 1917 року російські більшовики скинули Тимчасовий уряд та захопили владу у Росії. Українська Центральна Рада не визнала цього захоплення та засудила його. Український уряд почав формувати структури влади на місцях. Своїм Третім Універсалом Центральна Рада 20 листопада 1917 року проголосила Українську Народну Республіку (УНР).

10-12 грудня 1917 р. в Україні проходили вибори до Установчих Зборів на яких перемогу здобули українські соціалісти. Більшовики отримали лише 10 відсотків. Після цього більшовицькі делегати спробували захопити владу на Зборах. А після невдачі переїхали до Харкова, де заявили про створення «Українського Радянського уряду». Після цього різко погіршилися відносини з більшовицькою Росією. Так, 12 грудня 1917 р. у Києві були обеззброєні більшовицькі військові угруповання які готували повстання проти Центральної Ради.

17 грудня був проголошений вищезгаданий ультиматум. 18 грудня Український уряд відмовився прийняти цей ультиматум, в наслідок чого розпочалася україно–більшовицька війна. Більшовики вели її від імені «кишенькового» Українського Радянського уряду. Нажаль, наслідком цих подій стала втрата Україною на довгі роки своєї незалежності та потрапила до складу радянської імперії – СРСР.

На думку спадає відома мудрість про те, що історія повторюється у вигляді фарсу. Саме таким фарсом у цьому контексті і виглядає «Ультиматум Політради Партії регіонів» від 27 червня 2006 року. Знов ми маємо нестабільну ситуацію в державі, слабке та недостатньо послідовне центральне керівництво та, як наслідок, намагання деяких політичних сил, після невдачі на президентських, а потім і парламентських виборах, захопити владу недемократичним способом. Доречи, орієнтовані ці сили, як і майже 90 років тому на Росію, що в першу чергу проявляється в антиконституційній реалізації програмних положень, спрямованих на знущання над українською мовою.

Крім того, у 1941 році після проголошення Української Держави у Львові до неї Гітлером був висунутий ультиматум з вимогою скасування Акту Відновлення Української Держави. Він був відкинутий керівниками Української Держави, через що вони опинились у концтаборі Заксенгавзен.

Тепер хотілося б детальніше зупинитися на тексті «Ультиматуму Політради Партії регіонів».

Розпочавши свій Ультиматум з уривків окремих речень, прописаних в Конституції України, Політрада Партії регіонів, як зазвичай, фактично спотворила зміст статей Конституції, в черговий раз знехтувавши Вищий Закон у Державі.

Дійсно, відповідно до ст.5 Конституції України, носієм суверенітету і єдиним джерелом влади в Україні є народ. Народ здійснює владу безпосередньо і через органи державної влади та органи місцевого самоврядування. Верховна Рада України є вищим державним органом законодавчої влади. Але своїми практичними діями депутати від Партії регіонів унеможливлюють роботу вищого державного органу законодавчої влади, відкрито декларуючи за мету — розпуск Верховної Ради, таким чином Партія регіонів вчинює дії, спрямовані на позбавлення можливості народу здійснювати свою владу у конституційному порядку.

При цьому Партією регіонів використовуються звичні для неї й вже опрацьовані технології поділу народу України на частини.

Народ України — неподільне ціле. Його не буває «більшість» або «меншість», як це намагається зазначити в «Ультиматумі» Політрада Партії регіонів.

Цілком природно, що різні люди сповідують різні точки зору на події, що відбуваються у суспільстві, мають свої погляди на можливі шляхи розвитку Держави.

Одним з тлумачень демократії є її розуміння як право більшості, що реалізується шляхом загальних виборів. Інакше кажучи, демократія – це визначення політичного курсу держави за результатами волевиявлення населення.

На виборах Президента України 2004 року 52 % виборців підтримали кандидата в Президенти Віктора Ющенко, визначивши тим самим вектор розвитку країни відповідно до його передвиборчої програми «Десять кроків на зустріч людям». Під час виборчої кампанії Ющенка підтримували три основні політичні сили «Наша Україна», БЮТ та СПУ.

За результатами парламентських виборів 2006 року ці три політичні сили отримали 54% місць у Верховній Раді України V скликання. Цілком логічно, що саме вони об’єдналися у парламентську коаліцію, що поставила за мету виконання програми Віктора Ющенка, з якою він переміг на президентських виборах 2004 року.

На цьому тлі дивними та необґрунтованими виглядають тези «Ультиматуму Політради Партії регіонів» про те, що зараз «відбувається цілковита узурпація влади одним політичним оранжевим табором, за яким стоїть лише одна частина народу України» та «інтереси іншої половини України, інтереси наших виборців … сьогодні брутально нехтуються», «сьогодні в опозиції до помаранчевої безвідповідальності і непрофесіоналізму – більшість народу України». Адже, навіть за цією логікою, більшість народу України лише три місяці тому на виборах до ВРУ підтримали саме «помаранчеві» сили, надавши їм, тим самим, право, керувати державою шляхом створення парламентської коаліції та формуванням нею уряду. А конституційний та демократичний за своєю суттю процес розподілу владних повноважень між суб’єктами коаліції регіонали чомусь вважають «узурпацією».

Як зазначає Політрада Партії регіонів в особі члена політради Пеклушенка, їх першим кроком в якості парламентської опозиції є ультиматум, за невиконання якого Партія регіонів погрожує зривати роботу Верховної Ради.

Проте жодна із вимог, зазначених в ультиматумі, ніяк не пов’язана із захистом прав виборців Партії регіонів.

Так, згідно з пунктами 1 та 3 резолютивної частини Ультиматуму Політради Партії регіонів, вимагається обрання Голови Верховної Ради України у рамках Регламенту і Конституції, що передбачає таємне голосування і виключає будь-яке пакетне голосування, а також внесення пропозиції та призначення Прем’єр-міністра згідно з Конституцією України.

Незрозуміло, яким чином це порушує права виборців Партії регіонів. Тим більше, не зрозуміло, яким чином, як про то твердять її представники, це порушує вимоги Конституції.

Адже відповідно до ст.88 ч.1 Конституції України, Верховна Рада України обирає із свого складу Голову Верховної Ради України, Першого заступника і заступника Голови Верховної Ради України.

Згідно зі ст.114 ч.2 Конституції України, Прем’єр-міністр України призначається Верховною Радою України за поданням Президента України.

Відповідно до ст.114 ч.3 Конституції України, кандидатуру для призначення на посаду Прем’єр-міністра України вносить Президент України за пропозицією коаліції депутатських фракцій у Верховній Раді України, сформованої відповідно до ст.83 Конституції України.

Жодних вимог щодо процедури голосування при обранні Голови Верховної Ради України та призначення Прем’єр-міністра України шляхом таємного голосування Конституція України не містить.

Дійсно, процедурною нормою, а саме ст.70 ч.5 Регламенту Верховної Ради України встановлено, що рішення щодо кандидатур на посаду Голови Верховної Ради України приймається таємним голосуванням шляхом подачі бюлетенів.

Відповідно до ст.200 ч.9 Регламенту Верховної Ради України, призначення кандидата на посаду Прем’єр-міністра України здійснюється Верховною радою відкритим голосуванням.

В той же час ст.50 Регламенту Верховної Ради України передбачено можливість одноразового відхилення (ad hoc) від процедур, передбачених цим Регламентом. У разі необхідності таке рішення приймається без обговорення шляхом голосування, яке проводиться після винесення відповідної пропозиції. Тобто будь яка зміна процедури прийняття зазначених рішень, підтримана більшістю від конституційного складу парламенту, повністю відповідає вимогам регламенту.

Згідно з п.2 резолютивної частини Ультиматуму, від невідомих осіб вимагається: розподілу парламентських комітетів з обов’язковим дотриманням принципу пропорційності представництв всіх депутатських фракцій.

Дійсно, ст.76 Регламенту Верховної Ради України передбачає, що квоти розподілу посад голів комітетів, перших заступників, заступників голів, секретарів та членів комітетів визначаються пропорційно від кількісного складу депутатських фракцій до фактичної чисельності народних депутатів. Порядок визначення квот встановлюється Верховною Радою, а список кандидатур на посади голів, перших заступників, заступників голів та секретарів комітетів схвалюється Погоджувальною радою.

Тобто встановлений Регламентом порядок вирішення цього питання не передбачає можливості розв’язання його шляхом ультиматумів.

—         Участь в управлінні регіонами, де перемогла Партія Регіонів.

Зазначені вимоги взагалі є абсурдними, оскільки згідно зі ст.140 Конституції України питання місцевого значення самостійно вирішуються шляхом місцевого самоврядування. В такому разі взагалі стає незрозумілим на чию адресу спрямований Ультиматум.

Статтею 5 Закону України «Про місцеве самоврядування» передбачено широку систему місцевого самоврядування, яка включає: сільську, селищну, міську ради; сільського, селищного, міського голову; виконавчі органи сільської, селищної, міської ради; районні та обласні ради, що представляють спільні інтереси територіальних громад сіл, селищ та міст.

Всі вищезазначені органи місцевого самоврядування сформовані на основі волевиявлення громадян шляхом проведення виборів у березні 2006 року.

Отже виборці Партії регіонів та сама партія вже отримали вичерпний обсяг важелів регулювання суспільного життя в регіонах. Таким чином, можна зрозуміти, що зазначеним пунктом ультиматуму Політрада Партії регіонів звертається сама до себе.

Відповідно до п.4 резолютивної частини Ультиматуму, Партія регіонів вимагає складання присяги суддів Конституційного суду згідно з вимогами закону «Про Конституційний Суд України».

В той же час, відповідно до ст.17 Закону України «Про Конституційний Суд України», суддя Конституційного Суду України складає присягу на засіданні Верховної Ради України, яке проводиться за участю Президента України, Прем єр-міністра України, Голови Верховного Суду України, не пізніш як через місяць після призначення суддею Конституційного Суду України.

Проте самою ж Партією регіонів блокується засідання Верховної Ради України, внаслідок чого особи, призначені на посаду суддів Конституційного Суду України не мають можливості скласти присягу та вступити на призначену посаду.

Згідно з п.5 резолютивної частини Ультиматуму, Партія регіонів вимагає негайного припинення незаконного сумісництва посадовців з депутатськими повноваженнями.

Відповідно до ст.78 Конституції України, народні депутати України не можуть мати іншого представницького мандату, бути на державній службі, обіймати інші оплачувані посади, займатися іншою оплачуваною або підприємницькою діяльністю (крім викладацької, наукової та творчої діяльності), входити до складу керівного органу чи наглядової ради підприємства або організації, що має на меті одержання прибутку.

У разі виникнення обставин, що порушують вимоги щодо несумісності депутатського мандату з іншими видами діяльності, народний депутат України у двадцятиденний строк з дня виникнення таких обставин припиняє таку діяльність або подає особисту заяву про складення повноважень народного депутата України.

Відповідно до ст.81 ч.2 п.5 Конституції України, якщо протягом двадцяти днів з дня виникнення обставин, які призводять до порушення вимог щодо несумісності депутатського мандату з іншими видами діяльності, ці обставини ним не усунуто, повноваження народного депутата України припиняються достроково.

При цьому згідно зі ст.81 ч.4 Конституції України, рішення про дострокове припинення повноважень народного депутата України у випадку, передбаченому ст.81 ч.2 п.5 Конституції України, приймається судом.

Фактично ніхто не заперечує, що ці вимоги Закону повинні виконуватись. І в своїй діяльності, створена парламентська коаліція додержується вищенаведених принципів.

Підсумовуючи вищесказане, напрошуються такі висновки:

«Ультиматум Політради Партії регіонів» є не правовим документом, за своїми суттю та змістом він спрямований на руйнацію демократичних засад побудови суспільства, нагнітання напруженості та дестабілізацію політичного та економічного ладу України. Назва та форма документа є взагалі відверто зухвалою, не відповідає елементарним засадам демократії та наглядно демонструє справжню сутність та цілі політиків, які його висунули.

Аналізуючи зазначений документ та співставляючи з ним останні події у Верховній Раді, спадає на думку цитата з Кримінального кодексу України (ст.. 341): «Захоплення будівель чи споруд, що забезпечують діяльність органів державної влади, органів місцевого самоврядування, об’єднань громадян з метою незаконного користування ними або перешкоджання нормальній роботі підприємств, установ, організацій – карається арештом на строк до шести місяців або обмеженням волі на строк до трьох років, або позбавленням волі на той самий строк». Можливо саме це пояснює, чому Ультиматум не підписали особисто лідери Партії регіонів.

Святослав Олейник,

народный депутат Украины

(фракция БЮТ)

Социально-политическая ситуация в Украине

26.06.2006 Эксперты

Центром исследования корпоративных отношений с 7 по 13 июня был проведён опрос на тему: «Социально-политическая ситуация в Украине» в ходе которого респондентам предлагалось выразить своё мнение по социальным и политическим вопросам, которые в настоящее время остро стоят «на повестке дня».

В материалах исследования представлена количественная и качественная информация. Анкета рассылалась по электронному адресу. Каждый отвечающий мог как ответить на поставленные вопросы анкеты, так и прокомментировать свой ответ. Всего в экспертном опросе приняло участие 15 экспертов.

25% респондентов считает, что социально-политическая ситуация в Украине после парламентских выборов улучшилась. По мнению экспертов «завершение избирательной кампании всегда приводит к некой определенности, прогнозируемости и стабилизации».

43,7% считает, что социально-политическая ситуация в Украине после парламентских выборов ухудшилась. Эксперты говорят, что «статистические показатели 2006 года свидетельствуют об ухудшении ситуации в стране, власть не способна обеспечить экономическое развитие. Повышение цен на пассажирские перевозки, повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги и т.д. Все это приводит к протестам граждан. Власть же говорит о нерентабельности работы государственных монополий, но при этом не говорит об убытках граждан. Повышение тарифов только обостряет и до того сложную социально-политическую ситуацию в стране».

По мнению некоторых экспертов «за последний год жизнь значительно ухудшилась в связи с повышением цен и тарифов на электроэнергию, газ, коммунальные услуги, проезд. Нет согласия во власти. Нет реальной программы повышения уровня жизни населения путём повышения благосостояния каждого гражданина и семьи. Не оправдалась надежда населения на улучшение благосостояния с приходом «оранжевых», а других, которые могут реально улучшить жизнь граждан в Украине не видно даже рядом. Полная «безнадёга» и апатия».

31,3% экспертов считает, что социально-политическая ситуация в Украине после парламентских выборов не изменилась. Эксперты говорят, что «до парламентских выборов была неопределенность состава парламента, прогнозировалось множество кризисов — политические, экономические, энергоресурсов и продуктов питания. После выборов не произошло изменений ни в лучшую, ни худшую сторону,  состав парламента известен, но это не привело к созданию коалиции, кризисы как прогнозировались, так и прогнозируются. Страна перешла в стадию затяжного кризиса во всех областях. Можно говорить, что Украина до конца года еще будет прибывать в ситуации неопределенности и создание коалиции в парламенте не изменит ситуацию в лучшую сторону».

60% экспертов считает, что правительство и парламент смогут стабилизировать социально-политическую ситуацию. Эксперты считают, что «стране уже просто нужна стабильность, необходимо чтоб хотя бы на короткий период были достигнуты договоренности по ситуативным приоритетным экономическим вопросам. Раньше хоть были попытки совместной работы по отдельным направлениям, то теперь идет долгосрочная стратегическая игра, и любые договоренности не могут быть достигнуты пока в парламенте не будет сформирована коалиция. Только после образования коалиции парламент и правительство смогут стабилизировать социально-политическую ситуацию в стране». 40% считает, что оппозиция сможет стабилизировать социально-политическую ситуацию в стране. 30% считает, что президент сможет стабилизировать социально-политическую ситуацию в стране. 30% экспертов уверено, в том, что никто не сможет стабилизировать социально-политическую ситуацию в стране, «так как нет реальной народной политической силы, которая может улучшить жизнь граждан — все пришли во власть обманным путём или за большие деньги, а не по идеологии». По мнению экспертов «необходим целый комплекс мер по стабилизации социально-политической ситуации в стране и в этом должны участвовать все и президент, и парламент, и оппозиция».

Примечание: Общее число ответов превышает 100% т.к. респонденты могли ответить в анкете до 3-х позиций

56,2% респондентов считает, что в Украине существует кризис власти. Эксперты говорят, что «нынешняя власть просто недееспособна, она не может справиться с системными кризисами, прогнозировать их и предотвращать, власть не имеет своей воли. Проявление кризиса можно наблюдать в экономических показателях – снижение темпов роста экономики (что ставит под угрозу срыва социальные программы), повышение тарифов на транспорт, жилищно-коммунальные услуги, ожидание скачка инфляции. Власть просто не оправдывает ожидания, которые на нее возложили те, кто за нее голосовал».

Эксперты говорят, что «во власти нет честных людей, одни «барыги», которые пополняют свои бездонные карманы. Нет своей Украинской Идеологии, Доктрины, концепции и Программы построения независимого народного государства, нет государственно-мыслящих политиков и волевых исполнителей».

По мнению некоторых экспертов, «в первую очередь, стоит говорить не о кризисе власти, а об отсутствии профессионалов, которые могли бы выполнять возложенные на них обязанности. Во вторую, власть до сих пор не имеет плана стратегических действий. Все решения принимаемые правительством – скорее ситуативные и вынужденные, которые не преследуют стратегически намеченную цель. В-третью, — сложная конфигурация после парламентских выборов, когда действующая власть проиграла выборы, но она стремится руководить страной».

31,3% респондентов, уверены в том, что в Украине не существует кризиса власти. По мнению экспертов «Украина переживает эволюцию от одной систему управления к иной, сам период трансформации может показаться очень трудным и кризисным, но в итоге все ведет к принципиально новой системе управления, которая позволит улучшить социально-экономическое положение в стране».

12,5% участников исследования затруднилось ответить на вопрос «По Вашему мнению, существует ли кризис власти в Украине?»

50% считает, что после парламентских выборов в стране усилится раскол по этно-конфессиональному признаку. По мнению экспертов «основой стало разделение, которое всё время было и ранее в Украине, на русскоязычное и украино-язычное население. На самом деле, в Украине есть украино-русский и украино-польский (последний считается условно «українською мовою») языки, так как Украина ранее была разделена по Днепру и на правобережной Украине, на которой хозяйничала 300 лет Польша, образовался и развивался русско-украинский язык, как язык польских холопов, а на левобережной Украине, которая управлялась под эгидой России, развивался украино-русский язык, как язык равных народов. Эти два языка являются языками коренного населения Украины и оба должны быть равными (права коренных украинцев должны быть равными и по языку), то есть государственными и официальными на всей территории Украины. Если этот вопрос в ближайшее время не будет решён, есть большая вероятность раскола Украины и исчезновения её как единого государства или вообще как государства».

43,7% респондентов уверены, что после парламентских выборов в стране не произошло усиление раскола по этно-конфессиональному признаку. По мнению экспертов «этно-конфессиональная тема в нынешней ситуации является скорее дополнительным раздражителем, чем существенным фактором влияющем на развитие страны».

6,3% участников исследования затруднилось ответить на вопрос «Как Вы считаете, после парламентских выборов в стране усилился раскол по этно-конфессиональному признаку?»

6,3% считает, что пикеты в Крыму против НАТО положительно влияют на международный имидж Украины. В то же время 68,8% уверены, что события в Крыму (пикеты против НАТО) отрицательно влияют на международный имидж. 24,9% затруднилось ответить, как влияют пикеты в Крыму против НАТО на международный имидж Украины.

12,5% считает, что конфликт в Днепропетровском областном совете положительно влияет на международный имидж. 62,5% уверены в обратном, по их мнению, конфликт в Днепропетровском областном совете отрицательно влияет на международный имидж Украины. 25% участников исследования затруднилось ответить как влияет конфликт в Днепропетровском областном совете на международный имидж.

Некоторые эксперты говорят, что «этот конфликт является внутренним, и он не может влиять на международный имидж. Правда в том случае если его обсуждение вынесут на международный уровень, то это скорее отрицательно скажется на международном имидже, чем положительно».

18,7% считают, что принятие русского языка в качестве регионального в нескольких областях положительно влияет на международный имидж Украины. В то же время 37,5% считает, что принятие русского языка в качестве регионального в нескольких областях отрицательно влияет на международный имидж Украины. 43,8% затруднилось ответить, как влияет на международный имидж принятие русского языка в качестве регионального.

Таблица №1 Влияние событий на международный имидж Украины

 

Положительно

(%)

Отрицательно (%)

Затрудняюсь ответить (%)

Пикеты в Крыму против НАТО

6,3%

68,8

24,9

Конфликт в Днепропетровском областном совете

12,5

62,5

25

Принятие русского языка в качестве регионального в нескольких областях

18,7

37,5

43,8

56,3% респондентов считает, что правительство должно способствовать урегулированию конфликтов, которые возникают на уровне региональных администраций. Эксперты говорят, что «на правительство ложится ответственность за всю ситуацию в стране, и оно должно внимательно следить и контролировать ситуацию на местах. Правительству необходимо больше работать с местными администрациями и создавать авторитет центральной власти в регионах. Только на взаимных позициях местной и центральной власти можно решать возникающие проблемы в стране. В случае непонимания региональной власти центральной и наоборот это приведет к затяжным противостояниям региона (области) с киевской властью, что негативно скажется на социально-экономической и политической ситуации в стране, а также негативно повлияет на международный имидж Украины».

Некоторые эксперты уверены, что «на уровне региональных администраций конфликт можно вообще не разрешить, так как там, как правило, возникает противостояние непримиримых региональных сил. Поэтому должен быть авторитетный и влиятельный арбитр – Правительство, которое должно урегулировать возникший конфликт с точки зрения, Конституции и Законов Украины, национальных и общегосударственных интересов с учётом, по возможности, мнения местного населения».

43,7% считает, что правительство не должно вмешиваться в конфликты, которые возникают на уровне региональных администраций. Эксперты говорят, что «необходимо создать нормальную правовую базу, которая способна регулировать взаимоотношения, которые возникают на региональном уровне. Дать больше прав регионам для самостоятельного решения региональных проблем, но при этом необходимо оставить за центральной властью контроль над соблюдением прав в регионах».

31,3% респондентов считает, что система власти на уровне регионов стабилизирована.

18,7% считает, что система власти на уровне всех регионов дестабилизирована. По мнению экспертов, «новое законодательство привело к тому, что из местной власти ушли старые прикормившиеся силы, которые, конечно же, не хотят отдавать свою «кормушку» другим. Нестабильная обстановка в государственной власти (Президент, Парламент, Правительство), нестабильное законодательство, экономический кризис, отсутствие чёткой общегосударственной Программы построения государства и улучшения жизни (как и местных программ в контексте общегосударственной Программы), волевых исполнителей и квалифицированных управленцев на уровне государства и регионов все это приводит к несоответствию действий региональных администраций генеральной линии власти и невыполнение указаний центральных органов.

50% экспертов уверено, что система власти дестабилизирована на уровне некоторых регионов. По мнению экспертов «часть региональных администраций (победители парламентских выборов не принадлежащие к действующей власти) просто не обращает внимания на постановления центральной власти. В частности, принятие рядом областей русского языка в качестве регионального показывает явное противостояние региональной власти центральной».

91,6% считает, что на ухудшение социально-политической ситуации в Украине влияет отсутствие коалиции в парламенте. По мнению экспертов «неопределенность коалиции в парламенте негативно сказывается на экономических приоритетах государства. Снижается авторитет Украины на международной арене, что сказывается на инвестиционной привлекательности, в итоге ухудшается экономическая ситуация в стране, что отображается на заработной плате и приводит к нарастанию недовольства населения властью».

58,3% считает, что на ухудшение социально-политической ситуации в Украине влияют конфликты в органах местного самоуправления. По мнению экспертов «конфликты в органах местного самоуправления выражают ухудшение социально-политической ситуации».

50% считает, что на ухудшение социально-политической ситуации в Украине влияют противоречия между органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Некоторые эксперты говорят, что «на ухудшение социально-политической ситуации в Украине влияют все перечисленные факторы — отсутствие коалиции в парламенте, конфликты в органах местного самоуправления, противоречия между органами государственной власти и местного самоуправления, а так же отсутствие единства во всех ветвях власти и их поддержка большинством населения. Нет авторитетной власти, пользующейся доверием граждан». По мнению экспертов «для стабилизации и улучшения социально-политической ситуации власти необходимо разработать целый спектр решений по стабилизации ситуации в стране».

Примечание: Общее число ответов превышает 100% т.к. респонденты могли ответить в анкете до 3-х позиций.

Рейтинг социальных проблем

Эксперты принявшие участие в исследовании считают следующие социальные проблемы актуальными для населения: на первое место эксперты поставили сразу три проблемы – политическая нестабильность (53,8%), рост цен (53,8%), низкая зарплата (53,8%). Далее в рейтинге актуальных социальных проблем разместились следующие: коррумпированность власти (30,7%), экономический кризис (30,7%), безработица (23,1%), рост преступности (21,3%) и социальная незащищенность (15,3%), хотя, по мнению некоторых экспертов в социальную незащищенность входят все проблемы (политическая нестабильность, безработица, рост цен, низкая зарплата, рост преступности, экономический кризис, коррумпированность власти).

Некоторые эксперты считают, что «на сегодняшний день крайне обострились проблемы связанные с политической нестабильностью и угрозами экономического кризиса». По их мнению «экономические и социальные проблемы приобретают в сознании людей все более выраженную политическую направленность, трансформируясь в негативные отношение к органам власти и управления. В сознании населения все больше укрепляется мнение, что власть преследует свои интересы, не стремясь защищать интересы граждан».

Примечание: Общее число ответов превышает 100% т.к. респонденты могли ответить в анкете до 3-х позиций .

Внутренняя политика Украины: региональный аспект

20.06.2006 Аналитика

Общий анализ ситуации

Со времени окончания кампании по выборам в Верховную Раду прошло практически три месяца. За это время, утверждение, что эти три месяца безвозвратно потеряны для экономики страны стало общим местом. Среди прочего это убедительно продемонстрировало, что национальный бизнес ещё не научился пользоваться рычагами, которые вложила в его руки конституционная реформа.

Партии, идущие на выборы, проводящиеся по чисто пропорциональной системе, в отличие от мажоритарщиков, которые были способны прикормить округ, вкладывая в него сравнительно небольшие финансовые средства или пользуясь админресурсом, не могут обойтись без поддержки большого и сверхбольшого бизнеса. Обладание раскрученным брендом или когортой харизматических лидеров не освобождает от необходимости вести избирательную кампанию в масштабах всей страны, а это требует многомиллионных вложений (на последних выборах речь шла о десятках и сотнях миллионов долларов, вложенных в избирательную кампанию победителей).

Вложивший деньги в политиков бизнес вполне способен продиктовать им свою волю. Для этого депутатам-бизнесменам (которых в Верховной Раде пятого созыва значительно больше, чем чистых политиков) достаточно спровоцировать роспуск парламента, а на внеочередных выборах вложить деньги в другие политические силы и сегодняшние фавориты вполне могут оказаться у разбитого корыта.

На сегодня применением этой технологии угрожает только Партия регионов, но пока неясно, готова ли она применить её в реальности, или это блеф, рассчитанный на слабые нервы части политических оппонентов. Бизнесмены, состоящие во фракциях других политических сил, молча терпели трёхмесячные игрища вокруг коалиционных соглашений, не предпринимая даже академических попыток ограничить портфельные аппетиты своих вождей. Если они не понимали, что таким образом они способствую разрушению экономики (фактически своего же бизнеса), то они неадекватны, как финансисты и экономисты. Однако, похоже, что они не понимали и того очевидного факта, что, таким образом, они ставят под угрозу единство, а возможно и само существование, страны. А это значит, что они неадекватны и как политики.

Именно затянувшиеся бесплодные переговоры оранжевой части политического спектра дали подтолкнули Партию регионов к демонстрации силы при помощи вынесения на первый план двух коренных вопросов украинской политики:

v     вопроса о вступлении в НАТО;

v     вопроса о региональном статусе русского языка на Юго-Востоке.

Следует отдать технологам Партии регионов должное – таким образом, они добились неуязвимости, по отношению к любым возможным шагам оранжевой власти, направленным на минимизацию своего поражения на выборах.

Попытка затянуть формирование коалиции, создать условия для роспуска Рады и переиграть регионалов на досрочных выборах разбивалась о мобилизацию электората Юго-Восточных областей, вокруг болезненных для него вопросов. При этом Партия регионов демонстрировала свою последовательность и верность предвыборным обещаниям, что способствовало сплочению её электората, в то время, как оранжевые избиратели (включая избирателей СПУ) стремительно разочаровывались в своих лидерах, отчаянно дерущихся за портфели.

Попытка нанести регионалам административно-прокурорский удар после гипотетического сформирования оранжевой коалиции блокировалась опорой на поддержку региональных властей Юго-Востока, которые принятием законов о региональном статусе русского языка и о «безНАТОвских» зонах отрезали себе путь к отступлению. Решения, ведь, принимали не Янукович и не Ахметов, а депутаты облсоветов, горсоветов и Верховного Совета АРК. Именно они подпадали под удар первыми. Именно им, поэтому, нужна была сплочённость, бескомпромиссность и поддержка мощнейшей фракции Партии регионов в Верховной Раде Украины.

Однако с определённого момента политические технологии начинают жить собственной жизнью и диктовать своим изобретателям линию их дальнейшего поведения.  Так, например, идея соратников Виктора Ющенко использовать на майдане харизматический потенциал Тимошенко, призывавшей народ штурмовать правительственные здания и, запугав оппонентов, вынудить их к капитуляции (а если не выйдет – сдать Тимошенко, как «поджигателя гражданской войны»), вроде бы полностью себя оправдала – Янукович капитулировал, Ющенко стал президентом. Но он уже не смог после этого отказать Тимошенко в должности премьера, а после раскола в рядах оранжевых, не смог предотвратить отток к ней большей части оранжевого электората, как к более последовательно и радикально выражающей интересы «майдана».

Точно так же и вышеупомянутая технология, применённая Партией регионов для того, чтобы стимулировать Ющенко к созданию прагматической коалиции и предотвратить возможность пересмотра результатов выборов, на данном этапе зажила собственной жизнью. Уже антиНАТОвские пикеты в Феодосии, перекинувшиеся на Крым не инициировались и не контролировались Партией регионов. Регионалы вынужденно поддержали их чуть ли не через неделю после начала скандала. Иначе, они потеряли бы голоса крымских избирателей, а их место заняли бы более радикальные партии. Точно так же логика развития конфликта продиктовала и решение Верховного Совета АРК о признании Крыма «безНАТОвской» зоной.

В свою очередь, языковые и антиНАТОвские решения органов власти способствовали дальнейшей радикализации Юго-Восточного электората, который теперь требует от политиков дальнейших более радикальных шагов. После этого бело-синий круг взаимной радикализации по линии партия-избиратель-партия, замкнулся таким же образом, как на «майдане» замкнулся оранжевый круг.

Главная опасность нарастающей в геометрической прогрессии непримиримости состоит в том, что парламентские выборы убедительно засвидетельствовали раскол Украины на три части по признаку политических симпатий, полностью совпадающий с этно-конфессиональным (цивилизационным) расколом страны. Юго-Восточные области с русскоговорящим и российско-ориентированным избирателем, прихожанами УПЦ (МП) отдали свои симпатии Партии регионов. Три западных области – бывшая территория Австро-Венгерской монархии с униатско-католическим, по преимуществу, электоратом,  сохранила верность Ющенко. Весь Центр страны, одиннадцать регионов,  со времён Богдана Хмельницкого являющихся коренной Украиной, в которых сильны позиции УПЦ КП, поддержал Юлию Тимошенко, отдав первое место блоку её имени.

Очевидно, что в этих условиях ответственные политики, независимо от партийной окраски, должны были прийти к необходимости поиска компромисса. Однако этого не случилось. Практически все политические силы заявили однозначную позицию, сводящуюся к неготовности оказаться от принципиальных положений своей избирательной кампании или хотя бы отложить их реализацию на будущее. Даже Виктор Ющенко упрямо держится за тезис об укоренном вступлении в НАТО, несмотря на очевидную непопулярность его в народе, о чём, в частности свидетельствуют последние социологические опросы.

В сложившейся ситуации, Партия регионов получила тактическое преимущество перед оранжевыми силами, которым не преминула воспользоваться. Пока оранжевые не договорились о коалиции на центральном уровне, они не могли конструктивно сотрудничать и на уровне местных советов. Кроме того, даже там, где удалось на местном уровне создать чисто оранжевое большинство в органах представительной власти, у него не было серьёзной объединяющей политической идеи, которая позволила бы громко заявить о себе на общенациональном уровне. Для регионалов такими идеями стали борьба против вступления в НАТО и за региональный статус русского языка. Для оранжевых в 2004 году такой идеей была борьба за признание Ющенко президентом, когда облсоветы и горсоветы западных областей один за другим отказывали в повиновении центральной власти в более резкой форме, чем ныне это делают на Юго-Востоке. Сегодня принятием проНАТОвской резолюции или резолюции, осуждающей юго-восточное языковое наступление, или резолюции, поддерживающей Ющенко, никого не удивишь и политический капитал не заработаешь. Мобилизационные возможности этих тем исчерпаны, а новых пока нет.

Позиции оперативные возможности основных политических сил

На сегодня Партия регионов прочно удерживает Юго-Восток, опирается на поддержку России и готовится развить успех за счёт взятия под контроль всех левобережных областей и дальнейшего развития политического наступления на Киев и в восточные области правобережья Днепра, где позиции оранжевых относительно слабы и дополнительно поколеблены длительной  коалициадой.

В связи с этим, главным противником Партии регионов объективно является БЮТ, который обладает политическим преимуществом в областях, которые рискуют стать первоочередным объектом региональной экспансии. В свою очередь, БЮТ имеет достаточно прочные позиции в некоторых регионах, в которых первое место на выборах заняла Партия регионов, и также не против расширить число контролируемых облсоветов, за счёт вытеснения регионалов из части Юго-Восточных областей.

Три подконтрольные НСНУ области на Западе находятся в относительной безопасности. Во-первых, они недостаточно привлекательны для БЮТ (а только эта политическая сила может там бороться за первенство с НСНУ) в качестве первоочередного объекта экспансии. Это сравнительно бедные, дотационные сельскохозяйственные регионы,  с неразвитой инфраструктурой, недостаточно густонаселённые для того, чтобы оказывать серьёзное влияние на всеукраинские выборы, культурно-исторически чуждые основному массиву украинского населения. Во-вторых, в силу особенностей местного менталитета, и БЮТ, и НСНУ в этих землях выгоднее демонстрировать оранжевое единство, чем вести борьбу за первенство.

Таким образом, основная борьба разворачивается между БЮТ и Партией регионов. БЮТ объективно оказывается на переднем крае оранжевого фронта, пытающегося сдержать наступление Партии регионов, которое отдельные оранжевые политики уже называют «попыткой синего реванша». Парадокс ситуации заключается в том, что спровоцированная взаимной идеологической непримиримостью Партии регионов и НСНУ борьба, в первую очередь угрожает интересам БЮТ. В то же время, блок Ющенко «Наша Украина», оказывается как бы над схваткой.

Не исключено, что именно такое положение вещей вызвало у пропрезидентских политиков иллюзию обладания «золотой акцией», подпитывающей их неоправданную амбициозность и непримиримость, по отношению к обеим политическим силам, способным стать их партнёрами по правящей коалиции (БЮТ и Партии регионов).

Теоретически, Ющенко и его политтехнологи могли бы разыграть карту взаимного истощения БЮТ и Партии регионов в борьбе за контроль над облсоветами Центрально-Восточной Украины, с тем, чтобы в конце концов разыграть роль миротворца и продиктовать обеим политическим силам свои условия. Однако, как уже было сказано выше, внимание избирателей приковано к коалициаде на общегосударственном уровне. И в этой борьбе взаимное истощение и потеря авторитета БЮТ, СПУ и «Нашей Украины» происходят значительно быстрее, чем у Партии регионов, которая, ведя борьбу на местном уровне, рискует проиграть одну-другую область, но никак не страну в целом. Более того, на данный момент оранжевая разобщённость способствует успешному наступлению регионалов даже в тех областях и городах, где они теоретически могли бы быть остановлены, в случае создания оранжевыми единого фронта и поддержки усилий своих местных адептов всем оставшимся авторитетом киевской власти.

Фактически на сегодня можно констатировать, что власти Киева не контролируют Юго-Восточные области Украины и с каждым днём восстановление контроля над ними, без соглашения с Партией регионов становится всё более и более проблематичным. С другой стороны, регионалы имеют все возможности для дальнейшего развития своего наступления в Центр страны. В худшем для себя случае, они могут, опершись на уже подконтрольные им местные советы, заключить с центральной властью мир на условии сохранения status quo, угрожая в противном случае стимулированием процесса автономизации русскоязычных регионов с перспективой их полного отделения. Даже, если речь будет идти только о Донецкой, Луганской областях и Крыме – это будет смертельный удар украинской государственности. Есть, однако, основания считать, что в случае такой постановки вопроса, к ним присоединятся, как минимум, Харьковская, Одесская, Николаевская, Херсонская и Запорожская области.

Камень преткновения

Слабым звеном антиоранжевого Юго-Восточного фронта является Днепропетровская область.

Исторически сложилось так, что Донбасс, в составе Донецкой и Луганской областей, противостоял Днепропетровску в борьбе за контроль над украинской властью. Со времен длительного правления В.В.Щербицкого (ещё в УССР) при власти, обычно, находилась Днепропетровская элита. Однако уже в независимой Украине донецкие дважды оказались в непосредственной близости от установления полного контроля над исполнительной властью.

Оба раза это было связано со слабостью действующих президентов. Первый раз донецкую карту попытался разыграть против днепропетровца Кучмы «западенец» и вчерашний коммунист Кравчук, в начале своего правления заигрывавший с Рухом. Накануне досрочных президентских выборов, совмещённых с парламентскими, он назначил и.о. Премьера Ефима Звягильского. Второй раз, донецкие, объединившись с эсдеками, продиктовали свои условия уже Кучме, когда под угрозой досрочной отставки, из-за давления будущих оранжевых, ориентированных на Ющенко и базирующихся, преимущественно, на западные области, Премьером был назначен Виктор Янукович, позднее признанный официальным преемником Леонида Кучмы на президентском посту.

В обоих случаях приход донецких во власть был относительно непродолжительным, а контроль над политикой страны не полный. В обоих случаях, после поражения на них обрушивались политические и административно-уголовные репрессии. В обоих случаях, им удавалось выстоять пол давлением и собрать силы для контрнаступления.

Это позволяет сделать два вывода.

  1. Донецкая бизнес-политическая группа обладает прочными позициями в своём регионе, обеспечивающим ей надёжный тыл и создающий возможность для перегруппировки сил даже в случае самых сокрушительных поражений на общеукраинской политической арене.
  2. Днепропетровская бизнес-политическая группа надёжно контролирует власть только в союзе с политико-идеологическими группировками, составляющими правящую элиту западных областей (только в последние годы создавшими себе более-менее существенную финансовую базу и объединившимися для защиты своих интересов в оранжевый фронт). Все союзы днепропетровцев с донецкими были вынужденными и днепропетровская политическая элита оттеснялась в них на вторые роли.
Сегодняшняя слабость президента Ющенко и поддерживающих его политических сил не вызывает сомнений. Точно так же не вызывает сомнений, что часть нашеукраинцев (в основном, связанных с бизнесом) предпочитает прагматический союз с донецкими, гарантирующий им долю во власти (пусть и на условиях полного подчинения) идеологическому союзу с Тимошенко, который не гарантирует им ничего. В то же время, группа идеологизированных политиков (для которых основным капиталом является должность) тяготеет к союзу с БЮТ.

Вышеупомянутое донецкое наступление не в последнюю очередь стимулируется этим расколом в «Нашей Украине», блокирующим выработку единой позиции пропрезидентских сил по вопросу о создании оранжевой коалиции. Самая мощная фракция в парламенте, надёжная база в Луганской и Донецкой областях, расширенная в последние полтора года за счёт Крыма и Харькова и симпатии избирателей четырёх южных областей (Одесской, Николаевской, Херсонской и Запорожской), позволившие рассчитывать на контроль над местными советами, очевидно, вызвали иллюзию возможности решения вопроса о власти во всеукраинском масштабе при помощи постепенного распространения влияния всё дальше в Центр и на Запад.

Эти иллюзии не совсем беспочвенны, но распространение донецкого влияния имеет свои естественные пределы. Уже Ровенская, Хмельницкая и Винницкая области практически недосягаемы для регионалов даже при самом благоприятном для них развитии событий. Однако установление контроля Партии регионов над областями Центральной Украины возможно и будет означать полное и безоговорочное поражение действующей власти, после которого она либо сдаётся на милость победителя, либо идёт на раскол страны, стимулируя сепаратизм западных областей. Совершенно очевидно, что, установив контроль над тремя четвертями страны, регионалы уже не будут склонны ни к каким компромиссам, а среди их базового электората идея отделить «западенцев», чтобы «не мешали жить» имеет широкую поддержку.

В то же время, до тех пор, пока донецкий бизнес, чьи политические интересы представляет Партия регионов, не установил контроль над Днепропетровском все тактические успехи регионалов не являются надёжно обеспеченными.

Сохраняя контроль над Днепропетровском, оранжевые делают практически неосуществимым развитие донецкого наступления в три оставшиеся левобережные области и далее на Киев, гарантируют свои позиции в Кировоградской и Черкасской областях, а, при благоприятных для себя обстоятельствах, могут попытаться вернуть хотя бы частичный контроль над четырьмя южными приморскими областями, разорвав единый Юго-Восточный фронт и локализовав Партию регионов в Донбассе, Харькове и Крыму. Сохранив за собой черноморские порты и промышленную базу Днепропетровска и Запорожья, официальный Киев сможет достаточно уверенно чувствовать себя на любых переговорах с партией регионов и, при наличии желания и готовности к определённым уступкам, сможет ликвидировать угрозу распада страны.

Таким образом, Днепропетровская область становится на сегодня ключевым регионом, во многом определяющим исход политической борьбы в масштабах всей Украины. Её сегодняшнюю роль можно в определённой степени сравнить с той ролью, которую сыграл Киев осенью-зимой 2004 года. Тогда контроль над столицей обеспечил оранжевым победу в масштабах всей Украины.

Сегодня тогдашнее преимущество Киева превращается в его слабость. С падением авторитета власти и утратой ею контроля над регионами промышленного Юго-Востока, Киев провисает, становясь придатком Западной Украины, с которой никак не связано благополучие большинства его жителей, откуда бы они ни были родом. Топ-менеджеры крупных украинских фирм, банковские и биржевые клерки и бизнесмены от консалтинга полностью зависят от крупного отечественного бизнеса. Для подрыва позиций в столице любого правительства бизнесу достаточно начать перерегистрацию своих центральных представительств, платящих основную долю налогов в собственных коренных регионах и переместить туда же свои центральные офисы. Киев на глазах начнёт превращаться из островка благополучия посреди стремительно разоряющейся страны в многомиллионное сборище безработных журналистов, топ-менеджеров, бывших мелких и средних бизнесменов, зарабатывавших себе на хлеб на обслуживании олигархов, против которых выступали на «майдане», но от которых продолжали исправно получать деньги. А в Донецке, Харькове и Днепропетровске найдётся не меньше чем в Киеве достаточно квалифицированных сотрудников на вакантные должности.

Вслед за исходом финансистов и падением привлекательности Киева как центра занятости, неизбежно падение в цене киевской недвижимости, свёртывание гостиничного и ресторанного бизнеса и далее по цепочке, вплоть до резкого сокращения доходов огородников из пригородов.

Однако такое «экономическое» наступление на столицу невозможно, пока его не поддержит мощный Днепропетровский бизнес. Пинчук, Тимошенко, Коломойский, Лазаренко, Боголюбов – вместе это добрая треть украинских частных капиталов, а с сателлитами и того больше.

Днепропетровское противостояние

Судя по ситуации, сложившейся в Днепропетровском облсовете, местная бизнес-политическая элита решила дать «последний и решительный» бой донецкому наступлению.

Несколько сорванных голосований по избранию председателя облсовета,  драка депутатов с охраной здания,  а главное расклад голосов 2 июня: 49 – за Н.Швеца, 47 (при гипотетических 51) – за М.Разгоняева, выдвинутого вместо О.Царёва, решение теризбиркома о регистрации которого депутатом облсовета отменил Кировский районный суд, показывают, что условно оранжевые и условно синие имеют примерное равенство сил в облсовете. При этом, необходимо учитывать, что их политическая окраска, как было сказано, весьма условна.

Фактически оранжевые, ориентированные на Киев и опирающиеся на авторитет Н.Швеца и на фракции БЮТ и «Громады» — это политики, отражающие интересы днепропетровской бизнес-элиты, опасающейся донецкого вторжения на её исконные территории и пытающейся разыграть против Партии регионов традиционный союз Днепропетровска с Киевом и западными областями. С другой стороны, и синие – не являются регионалами в чистом виде. В основном – это тот же днепропетровский бизнес, оказавшийся обделённым при нынешней власти и пытающийся разыграть союз с донецкими для того, чтобы несколько потеснить своих противников, но никак не для того, чтобы отдать Партии регионов столь же полный контроль над Днепропетровской областью, сколь полно регионалы уже контролируют область Харьковскую.

Безусловно, собранный вокруг фракции Партии регионов в облсовете блок в значительно большей степени, чем оранжевый блок зависит от парламентского представительства своей политической силы. При этом «донецкие днепропетровцы» практически не могут оказывать никакого влияния на выработку партийной линии во всеукраинском масштабе. В проходной части списка Партии регионов депутаты с днепропетровской пропиской или с днепропетровскими интересами считаются поштучно. Их там от трёх, до пяти. Однако он далеко не монолитен и без чёткого контроля не склонен покорно следовать указаниям из центра. Собственно три провалившихся голосования за кандидатуру О.Царёва на пост председателя облсовета убедительно подтвердили, что регионалы не обладают обеспеченным большинством. Не исключено, что именно поэтому О.Царёв сделал выбор в пользу депутатства в Верховной Раде, что дополнительно ослабило позиции регионалов в облсовете. М.Разгоняев (как и любой другой кандидат) явно располагает значительно меньшей поддержкой представителей синей коалиции и имеет значительно меньше аргументов для мобилизации своих сторонников и ситуативных союзников, чем те, которыми располагал О.Царёв.

С другой стороны, оранжевые в Днепроблсовете не смогли опереться на поддержку Киева, без которой им также трудно достичь перевеса в борьбе за проведение Н.Швеца в председатели облсовета. Об отсутствии официальной поддержки столичных властей свидетельствует в частности тот факт, что к охране здания облсовета во время последнего конфликта, кроме милиции,  было подключено частное охранное агентство «Грифон», которое и приняло на себя главный удар депутатов от Партии регионов. Это, в частности, доказывает, что на органы правопорядка, подконтрольные Киеву сторонники Н.Швеца не надеялись или не полностью им доверяли.

Поведение официального Киева может быть объяснено конкуренцией между «Нашей Украиной» и БЮТ на общегосударственном уровне. Не исключено, что пропрезидентские силы настолько не заинтересованы в укреплении позиций БЮТ в исторически базовом для блока «домашнем» Днепропетровском регионе, что готовы были бы отдать его под контроль Партии регионов, или оставить в состоянии перманентной борьбы двух примерно равновеликих политических сил.

Следует отметить, что и Партия регионов допустила тактическую ошибку, вызванную, скорее всего, «головокружением от успехов». Победный марш регионалов по всему Юго-Востоку, силовое решение вопроса о власти в Харьковском горсовете, очевидно стимулировали регионалов к применению наступательной тактики, предполагающей жёсткое силовое давление. Не исключено, что в любой другой области Юго-Востока это привело бы к быстрой и эффективной победе. Однако, как отмечалось выше, Днепропетровск – традиционный конкурент Донецка в борьбе за власть в Украине. В 2004 году, во время президентских выборов, применив примерно ту же тактику, Янукович фактически проиграл эту область. Несмотря на то, что он набрал в ней больше голосов, чем Ющенко, за последнего в области проголосовало свыше 30% населения, в основном – жители Днепропетровска. В ходе парламентской кампании 2006 года поддержка областью оранжевых (если считать совокупный результат партий «майдана») даже увеличилась (при обвальном снижении популярности пропрезидентской «Нашей Украины»). По сути, местная бизнес-политическая элита, ясно выступила против донецкого проникновения в свою вотчину.

В этих условиях, для регионалов была бы более естественной и успешной тактика компромисса с днепропетровской элитой. В конце концов, тот же Н.Швец был губернатором при Януковиче, а его последующий переход на сторону оранжевых был во многом вынужденным. Кроме того, он является одним из авторитетнейших политиков в регионе. Насколько сложно бороться с таким политиком, опирающимся на поддержку мощного бизнеса, регионалы должны были бы знать, исходя из собственного примера. Они не сдали Донецкую область ни Кучме, ни Лазаренко, ни Ющенко, последовательно добиваясь назначения губернаторами местных авторитетных политиков и эффективно выдавливая «варягов». Логично было бы предположить, что донецкого «наместника» в Днепропетровске, если даже его удастся провести, ждёт аналогичная судьба.

С другой стороны, учитывая жёсткую конкуренцию между НСНУ и БЮТ на общегосударственном уровне, поддержав кандидатуру Швеца на пост председателя облсовета, регионалы внесли бы дополнительный раскол в ряды оранжевых переговорощиков о «демократической коалиции», вошли бы в устойчивое правящее большинство в облсовете, однозначно лишили бы Ющенко всех рычагов влияния на ситуацию в области и заставили бы «Нашу Украину» более прагматично подойти к вопросу о возможном коалиционировании с Партией регионов в Верховной Раде. Ведь, если донецкие смогли бы договориться с БЮТ на днепропетровском уровне, то это создавало б очевидную угрозу достижения договорённости между ними и на общенациональном уровне.

При этом, по мере захвата ключевых политических позиций в стране и расширения своего влияния, регионалы могли бы в будущем и пересмотреть своё отношение к Н.Швецу, заменив его более послушным председателем облсовета – очевидно, что со временем им удалось бы заручиться поддержкой части депутатов или даже целых фракций, ориентированных на поддержку Н.Швеца (власть никогда не может удовлетворить запросы и амбиции всех своих сторонников – всегда появляются недовольные).

Избранная же регионалами тактика привела к мобилизации днепропетровской бизнес-политической элиты к концентрации её вокруг Н.Швеца, как своего естественного лидера и, если бы у президентских политтехнологов хватило бы ума воспользоваться ситуацией, могла бы в перспективе привести к провалу донецкого наступления в общенациональных масштабах.

Тем не менее, на сегодня, благодаря тому, что Ющенко не поддержал своих естественных союзников, а Партия регионов продолжает исповедовать тактику парового катка, ситуация в Днепропетровской области остаётся подвешенной. Очевидно, что победу одержит та политическая сила, которая сможет проявить больше конструктивной гибкости.

С другой стороны, ситуация в Днепрпетровске своей патовостью напоминает ситуацию во всей Украине и, возможно, если бы ключевым политическим силам удалось найти компромиссное решение проблемы этой ключевой (в политическом смысле) на сегодня области, то и поиск общенационального компромисса был бы существенно облегчён.

Выводы

В виду патовой ситуации, сложившейся с созданием оранжевой коалиции в Киеве, центр тяжести политического противостояния переместился в регионы. Установление контроля над максимальным числом которых, даёт дополнительные аргументы политическим силам, представленным в Верховной Раде. В этом отношении позиции Партии регионов следует признать предпочтительными. Она имеет преимущество на промышленном и густонаселённом Юго-Востоке, её избиратели выходят на пик политической активности. ВТО время, как оранжевый электорат, переживший с 2004 года не одно разочарование испытывает откровенную усталость и не готов к массовым акциям в поддержку своих политических сил.

Тем не менее, относительно прочные позиции оранжевых в Киеве и Днепропетровске дают им надежду остановить донецкий реванш, ограничив его семью Юго-Восточными областями, АРК и Севастополем. В таком случае центральная власть, при правильном поведении и взвешенной политике имеет теоретическую возможность постепенно восстановить политический контроль над Юго-Востоком и компромисс с Партией регионов может быть заключён на приемлемых для оранжевых условиях. Если оранжевые не смогут использовать этот шанс, то ещё до конца года их влияние будет локализовано в шести-семи западных областях  и любая из их политических сил будет выступать в прагматической коалиции в качестве младшего партнёра – «дочерней фирмы» «ЗАО ПР».

Ключевой позицией от овладения которой практически зависит судьба «битвы за Украину» сегодня является Днепропетровская область. Установление контроля Партии регионов над областью, ведёт к переходу под её контроль и днепропетровского бизнеса и электоральных ресурсов этого региона. Вкупе с уже имеющимися у донецких возможностями, это составит около 70% украинской экономики – её бюджетообразующие отрасли, а также около 60% электората.

Переход Днепропетровска под власть Партии регионов ведёт к немедленной утрате Киевом всякого влияния в Северо-Восточных областях Левобережья (Полтавской, Сумской, Черниговской), постепенному свёртыванию позиций оранжевых в Киеве, Киевской, Черкасской и Кировоградской областях.  Опора на этот ресурс делает окончательную победу донецких в масштабах всей страны скорой и неизбежной.

Достичь быстрой победы в Днепропетровске и открыть себе путь на Правобережную Украину и в Северо-Восточные области регионалы могут только за счёт компромисса с местной бизнес-политической элитой, который предполагает отказ Партии регионов от претензий на первые руководящие посты в областных структурах (губернатор, председатель облсовета).

Шаткое равновесие, сохраняющееся в борьбе за Днепропетровск сегодня свидетельствует о том, что ни оранжевая власть, ни оппозиция в лице Партии регионов пока не осознали, что судьба страны решается уже не в Киеве, а также не оценили в полной мере важность Днепропетровской области, как ключевой позиции в борьбе за Украину.

Центр исследования корпоративных отношений

Экономическая ситуация в Украине

14.06.2006 Эксперты

«Центр исследований корпоративных отношений» с 23 по 29 мая провел исследование на тему: «Экономическая ситуация в Украине». В исследовании приняли участие: «Институт национальной стратегии Украины» (А.Мушак), ЛИГАБизнесИнформ (В.Лушниченко), КИНТО (А.Федоренко), «Шевченко Дидковский и Партнеры» (В.Самойленко), «Новая концепция» (В.Коваленко), «Центр антикризисных исследований» (Я.Жалило), «Атланта Капитал» (В.Шушковский), «Столица – ценные бумаги» (Г.Кабальнов), «Международный институт приватизации» (А.Рябченко), «Центр социально-экономических исследований» (В.Дубровский), «Центр социальных и политических коммуникаций»(Сычев А.Е.), «Институт конкурентного сообщества» (А.Чередниченко) и др.

В материалах исследования представлена количественная и качественная информация. Анкета рассылалась по электронному адресу. Каждый отвечающий мог как ответить на поставленные вопросы анкеты, так и прокомментировать свой ответ.

66,7% участников исследования считают, что на сегодняшний день в Украине плохая общая экономическая ситуация. «Об этом свидетельствуют продолжающееся замедления темпов роста ВВП, снижение конкурентоспособности украинских товаров на международных рынках в следствие повышения их себестоимости, наметившаяся тенденция к потере ряда рынков вообще, а также политическая нестабильность, отсутствие четких экономических прогнозов в условиях ухудшающихся показателей, перспектива резкого снижения ВВП после новых цен на газ, неблагоприятный инвестиционный климат».

По мнению экспертов «затянувшийся процесс формирования парламентской коалиции и неопределенность относительно принципов и приоритетов экономической политики нового правительства вынуждает многие отечественные компании занимать выжидательную позицию. Период «междувластия» в Украине способствует попыткам ведущих игроков некоторых товарных рынков необоснованно взвинчивать цены, так как они потеряли страх перед контролирующими госорганами (например, АМКУ обезглавлен, а остальным нет дела до каких-то там рынков). К счастью, на отечественном рынке нефтепродуктов эти попытки оказались пока безуспешными, но не благодаря своевременным действиям правительства, а в силу действия объективных экономических законов и открытости рынка для импорта. Однако больше всего вызывает опасение у отечественных предприятий остающаяся неопределенность относительно темпов роста внутренних цен на энергоносители (и, в первую очередь, на природный газ). Поскольку при нынешних сверх энергозатратных технологиях во многих отраслях украинской промышленности и ростом оптовой цены газа и электроэнергии выше определенного порога (эксперты называют разные цифры, например, министр экономики Арсений Яценюк говорил, что предельная цена, которую выдержат промышленные предприятия – 110 долларов за тысячу кубометров) себестоимость продукции многих украинских предприятий может оказаться настолько высокой, что сделает ее неконкурентоспособной не только на внешних, но и на внутреннем рынках. А, следовательно, поставит их хозяев перед выбором: либо срочно вкладывать средства в их технологическое переоснащение, либо продать или просто закрыть ставшие убыточными производства. Что, кстати, уже происходит в нефтеперерабатывающей отрасли (вспомним Одесский и Херсонский НПЗ). Однако, в любом случае, резкий рост внутренних цен на энергоносители чреват временной остановкой (на реконструкцию) и даже закрытием многих украинских предприятий. Кроме того, «промежуточное временное правительство» Украины продолжает проигрывать битвы против попыток некоторых иностранных государств и экономических сообществ (в первую очередь, РФ и ЕС) всячески ограничить импорт украинской продукции на свои рынки. А это приведет к дальнейшему ухудшению внешнеторгового баланса страны и, следовательно, к снижению экспортной выручки и занятости на экспортно-ориентированных предприятиях. Что неизбежно вызовет увеличение безработицы и снижение поступлений в госбюджет и, как результат, к снижению уровня жизни в Украине».

Некоторые эксперты считают, что «экономическая ситуация в стране нейтральная. То есть рост экономики происходит (+2,7% за первые 4 месяца), однако непонятна ситуация даже в краткосрочной перспективе. Так, во-первых, абсолютно неясно какой будет цена на газ после 1 июля, а во-вторых, остается неясной ситуация с парламентской коалицией. Все это повышает уровень неопределенности, что не позволяет реализовать крупные бизнес-проекты и как следствие не улучшает экономическое положение».

26,7% респондентов считает, что в Украине хорошая общая экономическая ситуации. По мнению экспертов «темпы экономического роста повысились, что происходит благодаря очень динамичному развитию внутреннего рынка. Рост внутреннего рынка происходит за счёт наращивания и потребления, и инвестиций. Важно, что за прошлый год существенно улучшился доступ предприятий к кредитам. Именно кредиты сейчас в наибольшей мере способствуют наращиванию инвестиций в основной капитал».

6,6% затруднилось оценить общую экономическую ситуацию в Украине. Участники исследования говорят, что «экономическая ситуация в Украине двусмысленная: считать ее хорошей, а тем более отличной, – нет достаточных оснований; назвать плохой, понимая первопричины существующей неопределенности, язык не поворачивается. Ситуация просто нестабильная, и может в обозримой перспективе качнуться как в одну, так и в другую сторону.

Известная неопределенность политической обстановки, плохо прогнозируемый вариант состава будущего коалиционного правительства и жизнеспособности исполнительных органов власти ухудшают макроэкономическую ситуацию в стране.

Стабилизирующим фактором является то, что на микроуровне уже получен самодостаточный импульс развития, и экономическая система функционирует не только не взирая, но и вопреки существующим макроэкономическим проблемам».

Следует отметить, что ни один участник исследования не оценил общую экономическую ситуацию в Украине на отлично.

20% участников исследования считают, что в ближайшем будущем общая экономическая ситуация в стране несколько улучшится. Эксперты считают, что «происходит восстановление инвестиционной и экспортной активности, сохранение разогретого потребительского рынка. Внутренний рынок будет играть всё более важную роль в экономике, что будет способствовать стабильному экономическому росту. Вступление в ВТО улучшит правила игры на рынке и повысит защищённость экспортеров. Улучшению будет способствовать определенность в газовой сфере (после 1 июля) и формирование парламентской коалиции. Это позволит спланировать кратко- и среднесрочную стратегию развития. Помимо этого интерес к Украине со стороны зарубежных инвесторов по-прежнему высок. А это позволяет прогнозировать увеличения инвестиций в 2006 году и реализацию крупных бизнес-проектов, что должно привести к улучшению экономической ситуации в стране».

6,6% экспертов считает, что в ближайшем будущем общая экономическая ситуация в стране останется на прежнем уровне. «До тех пор пока не прояснятся принципы и приоритеты экономической политики нового правительства, а также перспективы относительно темпов и пределов роста цен на энергоносители не видно причин для заметного изменения экономической ситуации в Украине».

60% считает, что общая экономическая ситуация в стране в ближайшем будущем несколько ухудшится. Эксперты говорят, что «ухудшение экономической ситуации в стране обусловлено рядом прогнозируемых неблагоприятных для Украины внешних и внутренних факторов.

В числе внешних следует отметить продолжающийся экономический прессинг со стороны России в сфере поставок энергоносителей и ожидаемого пересмотра цен нефть и газ, сужение российского рынка для украинских товаропроизводителей (мясомолочной продукции, ликероводочных товаров и др. сельхозпродуктов, труб и т.д., отказ от совместных проектов в области ВПК, самолетостроения и др.). Возможны и другие «ноу-хау» со стороны северного соседа. Ожидаются санкции к украинским товаропроизводителям и со стороны ЕС в части ужесточения условий допуска отдельных видов украинских товаров на западные рынки. Кроме того, ухудшается общая конъюнктура в тех сегментах мирового рынка, где Украина традиционно занимала заметные позиции.

Внутри страны будет иметь место нарастающее давление на бюджет социальных обязательств государства перед населением, отсутствие четкой экономической программы и экономической политики на ближайшее время в связи с затянувшимся формированием коалиции, сохраняются высокие риски для инвестиций в экономику».

Некоторые эксперты придерживаются мнения, что «в ближайшем будущем будут решаться только политические вопросы, экономическому блоку вопросов не будет уделено достаточное внимание ни со стороны правительства, которого нет, ни со стороны парламента».

13,4% респондентов затруднилось ответить на вопрос «Как изменится в ближайшем будущем общая экономическая ситуация в стране?» Эксперты считают, что «непрогнозируемость политической ситуации способствует дальнейшему ухудшению экономической ситуации в стране, так как резко ухудшились отношения с Россией (из-за решений и действий президента и правительства Украины), поэтому будут дорожать энергоресурсы, в Украину не будут идти российские инвестиции, будет закрыт российский рынок для украинской продукции (работ и услуг), а Европа и США не предоставляют соответствующие финансовые и инвестиционные компенсации за ухудшение отношений между Украиной и Россией (в том числе и из-за провокационных действий Европы и США, которые ухудшают отношения между Украиной и Россией)».

По мнению экспертов для увеличения темпов экономического роста необходимо в первую очередь, упростить налоговую систему (80%), во вторую, модернизировать производство (66,7%), в третью, привлечь инвестиции (53,3%), в четвертую, внедрить энергосберегающие технологии (33,3%).

Участники исследования считают, что также необходимо:

а) стабилизировать экономическую и политическую ситуацию;

б) стимулировать экономическими методами хозяев украинских предприятий к вложению прибылей (инвестиций) в их техническую модернизацию. Чтобы это было намного выгодней для них, чем увод капиталов в оффшоры;

в) законодательно закрепить незыблемость основных правил экономической политики (целей государственной экономической политики в среднесрочной и долгосрочной перспективах), принять «экономическую конституцию». Это ограничит негативный эффект в случае резких «поворотов», кардинальных изменений экономических векторов при смене политических элит;

г) создать зоны свободной торговли с ЕС для продвижения украинского экспорта;

д) резко уменьшить государственное вмешательство в деятельность предприятий и правила игры на рынке, сосредоточившись на проблемах, не решаемых рыночными методами (поддержка населения при переходе на реальные цены энергоносителей; социальная помощь работникам, высвобождаемым в ходе реструктуризации и ликвидации неконкурентоспособных предприятий; реформа коммунального сектора, здравоохранения и образования, и т.д.).

По мнению экспертов «деньги любят тишину и определенность, а этого нельзя добиться без четкой экономической политики. Отечественный бизнес и инвесторы должны понимать, чего им ожидать от власти. Именно поэтому стране требуется четкий план экономического развития страны.

Что же касается мелкого бизнеса, то для него, в первую очередь, необходимо упрощение налоговой системы. К примеру, это может быть регистрация фирмы за 3 часа, сдача налоговых данных через Интернет и т.д.

Помимо этого, без модернизации производства невозможно развитие экономики. Это понимают как бизнесмены, так и власть, правда дальше заявлений чиновников пока что дело не выходит».

53,4% респондентов считает, что Украина стала привлекательней для иностранных инвесторов. «Согласно статистическим данным в первом квартале 2006 года прирост прямых иностранных инвестиций (ПИИ) составил 922,5 млн. долларов, что в 3,9 раза больше, чем за аналогичный период 2005 году. Помимо этого за 2005 год ЕБРР инвестировал в Украину 530 млн. евро, что практически в 2 раза больше чем за 2004 год. То есть, Украина стала более привлекательна в инвестиционном плане, что и подтверждено статистикой. С другой стороны, объем инвестиций не соответствует потенциалу Украины, и для улучшения ситуации власти необходимо сделать как минимум 4 вещи: обозначить приоритеты в экономической политике; провести судебную реформу, которая бы гарантировала неприкосновенность собственности; решить проблему продажи земли; упростить налоговое законодательство. Несмотря на политическую и экономическую нестабильность, Украина становится все более привлекательной для западных инвесторов в силу происходящих демократических преобразований, европейского выбора и емкого инвестиционного рынка. Пока, к сожалению, потенциально».

По мнению экспертов: «Украина стала привлекательнее для иностранных инвесторов в силу динамичного развития тех секторов экономики, которые открыты для иностранных инвестиций. Кроме того, об Украине больше узнали в мире. Экономика Украины в принципе стала более либеральной, отечественные игроки учатся играть по западным правилам, компании пытаются стать понятнее для иностранного инвестора. В Украину уже начался приход иностранного капитала. Впервые сделаны инвестиции в миллиардах долларов (Криворожсталь, банк Аваль). Несмотря на все сложности и нерешенные проблемы представители иностранных компаний убеждаются, что постепенно «правила игры» на украинском рынке становятся одинаковыми для всех игроков».

40% считает, что Украина за последний год не стала привлекательней для иностранных инвесторов. Эксперты считают, что «не произошло существенных институциональных изменений. Украине присуща коррупция и бюрократический произвол чиновников, монополизация рынков госпредприятиями и крупным бизнесом, недобросовестная конкуренция со стороны государства, постоянное изменение налогового и предпринимательского законодательства, незащищённость иностранных инвестиций в Украине, постоянный обман и невыполнение обязательств украинской стороной, что говорит о низкой квалификации украинских бизнесменов и высокой криминализации украинского бизнеса».

Эксперты принявшие участие в исследовании называют факторы, которые препятствуют радикальному изменению инвестиционного имиджа Украины:

а) перманентность избирательных кампаний (парламентская проходила во многом «под впечатлением» президентской);

б) неясность сигналов властных институтов основным экономическим агентам;

в) тенденция, к превращению «реприватизации» в «ползучую», возобновляющуюся в той или иной форме после каждой смены конфигурации парламента (правительства, премьера, президента).

6,6% участников исследования затруднилось ответить на вопрос «Стала ли Украина за последний год привлекательней для иностранных инвесторов?». Эксперты считают, что «в основном в страну приходят крупные инвесторы, имеющие политическую поддержку. Для них понятие инвестпривлекательности – второстепенно».

Респонденты считают, что актуальными проблемами для Украины являются: отсутствие у властей четкой экономической программы (80%); изношенность основных фондов (66,7%); бюрократический произвол, коррупция и взяточничество в высших органах власти (60%); неправильная экономическая политика властей (46,7%); отсутствие инвестиций (вложений) в украинскую экономику (33,3%); отсутствие законодательной защиты бизнеса (33,3%); высокие налоги на предпринимательскую деятельность (26,7%); неконкурентоспособность украинских товаров (26,7%); вывоз капитала из Украины (20%); грабительская политика крупного бизнеса (6,6%); воровство менеджеров (увод прибыли в собственный карман) (6,6%).

Участники исследования назвали еще ряд актуальных проблем для Украины – это слабость рыночных механизмов инвестирования и перелива капиталов, которые необходимы для гибкости реагирования на шоки (напр. подорожание энергоносителей) и инновации. Низкая общественная легитимность предпринимательства, в особенности крупного бизнеса, связанная с их ориентацией на получение ренты.

13,3% экспертов считает, что крупный (контрольный) пакет акций «Укртелекома» будет продан в этом году. В тоже время 60% участников исследования уверены в том, что крупный (контрольный) пакет акций «Укртелекома» не будет продан в этом году. 26,7% считает, что крупный (контрольный) пакет акций «Укртелекома» может, будет продан в этом году, а может, и нет.

Справка: ОАО "Укртелеком" (92,86% акций находится в собственности государства) в 2005 году получило доход от предоставления услуг связи в размере 7,747 млрд грн, что на 7,6% больше, чем в 2004 году. Чистая прибыль предприятия за 2005 год составила 519 млн грн, что на 43,1% меньше, чем в 2004 году. "Укртелеком" занимает порядка 89% украинского рынка фиксированной телефонной связи, обслуживая 9,7 млн абонентов.

28,6% экспертов считает, что крупный (контрольный) пакет акций «Никопольского завода ферросплавов» (НЗФ) будет продан в этом году. Такое же количество тех, кто считает, что крупный (контрольный) пакет НЗФ не будет продан в этом году. 42,8% считает, что крупный (контрольный) пакет акции НЗФ может, будет продан в этом году, а может, и нет.

Справка: Никопольский завод ферросплавов (НЗФ, Днепропетровская обл.), крупнейший в Украине производитель этой продукции, его прибыль за 2005 год составила $1,5 млн., тогда как в 2004 г. НЗФ показал прибыль в $14 млн. долларов.

Консорциум «Приднепровье», близкий к корпорации «Интерпайп», 26 мая 2003 года приобрел 25-процентный госпакет НЗФ на приватизационном конкурсе. 15 августа 2003 года консорциум «Приднепровье» приобрел еще один 25-процентный плюс 1 акция пакет, заплатив 205,5 млн. грн. за каждого из приобретенных пакетов.

Результаты конкурса были раскритикованы как нарушающие конкурентное законодательство и в 2005 году признаны судом недействительными.

Высший хозяйственный суд Украины 26 августа 2005 года подтвердил решение Киевского хозяйственного суда, а также Киевского апелляционного хозяйственного суда о том, что приватизация 50% плюс 1 акции НЗФ была проведена с нарушением законодательства, и акции НЗФ должны быть возвращены в госсобственность.

13,3% экспертов считает, что крупный (контрольный) пакет акций «Одесского припортового завода» будет продан в этом году. В тоже время 53,4% участников исследования уверены в том, что крупный (контрольный) пакет акций «Одесского припортового завода» не будет продан в этом году. 33,3% считает, что крупный (контрольный) пакет акций «Одесского припортового завода» может, будет продан в этом году, а может, и нет.

Справка: ОАО "Одесский припортовый завод", чистая прибыль компании по итогам прошедшего года составила 596 млн.гривен (около $118.7 млн.), что на 96% превысило аналогичный итог предыдущего года. Проектная мощность завода, имеющий статус государственного предприятия, составляет: сжиженный аммиак — 0.9 млн.тонн в год; карбамид — 0.66 млн.тонн. Территориально завод граничит с морским торговым портом Южный, через который производится перегрузка продукции завода на морские суда. Мощность комплекса по морской перевалке аммиака — 3.5 млн.тонн в год.

26,7% экспертов считает, что в ближайшие два месяца стоит ожидать девальвации гривны. «С 1 июля 2006 года энергоресурсы подорожают в 2 раза, а, следовательно, и стоимость товаров поднимется не меньше, чем в 2 раза, что приведёт к значительной инфляции и соответственно к значительной девальвации украинской валюты (гривны), и замедлению роста ВВП».

66,7% считает, что в ближайшие два месяца гривня стабилизируется на достигнутом уровне. Эксперты говорят, что «в условиях нестабильной политической и экономической ситуации в стране должна быть хотя бы одна сфера стабильности. НБУ осознает особое значение задачи стабилизации валютного курса гривны в ближайшие месяцы, и будет делать все от него зависящее, чтобы обеспечить эту стабильность. На данный момент НБУ полностью контролирует ситуацию на валютном рынке Украины. Валютные запасы составляют более $18 млрд. Этих долларов достаточно для удержания курса на уровне 5,05. Этот прогноз совпадает с прогноз Минэкономики, которое также прогнозирует курсовую стабильность».

6,6% считает, что «на рынке неторговых операций наличная гривня, скорее всего, укрепится, но незначительно (5,00-5,02 за 1 доллар США). Вряд ли следует ожидать резких изменений в монетарной политике НБУ в ближайшие 2 месяца. Изменения на биржевом/межбанковском валютном рынке могут произойти несколько позднее, так как ряд событий, влияющих на данный рынок, носит характер отложенного эффекта (введение 25% пошлины со стороны Евросоюза на бесшовные трубы украинского производства, например)».

84,6% считает, что в ближайшие три месяца цена на нефтепродукты повысится.По мнению участников исследования «на сегодняшний день рынок нефтепродуктов насыщен, поэтому дефицита не будет, но цена на бензин жестко привязана к мировым ценам на нефть. Ввиду этого рост цен будет продолжаться под воздействием роста мировых цен на энергоносители. На повышение цены нефтепродуктов будет влиять ухудшение отношений с Россией и ее политика по росту стоимости энергоресурсов».

Эксперты считают, что «скорее всего, цена на нефтепродукты повысится, как это обычно бывает в период активной фазы сельскохозяйственного производства, но общее состояние рынка говорит, что повышение не будет значительным в данный период».

15,4% считает, что в ближайшие три месяца цена на нефтепродукты останется на достигнутом уровне. Эксперты говорят, что «в условиях сохранения беспрепятственного импорта нефтепродуктов в Украину (даже с учетом ожидаемого сезонного роста цен на них в Европе) владельцы АЗС в интересах сохранения своей доли на розничном рынке вряд ли пойдут на значительное увеличение цен. Скорее, они сознательно пойдут на сохранение нынешнего уровня цен в ущерб своим прибылям, которые, по оценкам экспертов, все еще очень велики (т.к. сохраняется большая маржа между розничной и оптовой ценами). Однако в случае антиконкурентного сговора владельцев крупнейших сетей АЗС этот прогноз может не оправдаться».

Архивы

Новости

  • Минэнерго просит правительство выделить 180 млн грн на украинские шахты

    В Минэнерго обратились к Правительству с просьбой выделить в течение 2014 года 180 миллионов гривен государственной поддержки на капитальное строительство шахт, говориться в официальном документе Профсоюза работников угольной промышленности. «Законом Украины О внесении изменений в Закон О Государственном бюджете на …

  • Украина, Россия и ЕС не хотят повторения газового конфликта 2009 года

    Ни Россия, ни Украина, ни ЕС не заинтересованы в повторении «газового» конфликта-2009, который сегодня может нанести урон каждой из сторон, сообщил эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский в интервью телеканалу БТБ. «С 12 числа в Брюсселе работает группа экспертов по …

  • Украина подает на Газпром в суд из-за цены на газ — Яценюк

    Правительство Украины и непосредственно НАК Нафтогаз Украины приняли решение о начале процедуры подачи в суд на российскую компанию Газпром, заявил премьер-министр Арсений Яценюк на брифинге в Киеве в понедельник, 28 апреля. «Российскому монополисту направлена предарбитражная претензия», — цитирует его слова …

  • Европа сегодня утвердит миллиард евро помощи для Украины

    Европейская комиссия в понедельник, 28 апреля, окончательно утвердит выделение Украине EUR 1 миллиард макрофинансовой помощи, сообщила представитель Европейской комиссии Пиа Аренкилде Хансен. «Сегодня мы подпишем меморандум о взаимопонимании о новом 1 миллиарде евро займа в рамках программы макрофинансовой помощи Украине, …

  • МВФ приступает к утверждению программы помощи Украине

    Общий объем международного пакета помощи должен составить $27 млрд. Исполнительный совет Международного валютного фонда (МВФ) в ближайшие дни получит подготовленный сотрудниками фонда доклад о кредитной программе для Украины, на основании которого в начале мая советом должно быть принято решение о …

  • Глава Минфина рассказал, сколько Украине нужно заплатить по внешним долгам до конца года

    Украина должна выплатить до конца 2014 года около $9 млрд, сообщил министр финансов Украины Александр Шлапак в пятницу, 18 апреля. «Нам до конца года надо выплатить еще около $9 млрд. Наша задача — занять на внешних рынках эти $9 млрд, …

  • В Болгарии демонтировали трубы Южного потока

    В Болгарии демонтировали трубу газопровода «Южный поток», остались только бетонные блоки. Об этом говорится на сайте bivol.bg. «На сегодняшнее утро убраны «презентационные» трубы и флаги в месте презентации Южного потока на территории Болгарии, где в октябре 2013 года при участии …

  • ЕС готовит ответ Путину по газовому долгу Украины

    ЕС может к понедельнику подготовить проект совместного ответа на письмо президента РФ Владимира Путина европейским лидерам по Украине, сообщил министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский. Глава польского МИД сообщил, что по просьбе главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу в понедельник главы …

  • Дефолта в Украине не будет – эксперт

    Дефолта в Украине не прогнозируется, так как Международный Валютный Фонд выделяет деньги Украине на реформирование, что предусматривает работу экономики, сообщила председатель совета директоров группы Инвестиционный Капитал Украина (ICU) Валерия Гонтарева в интервью изданию Hubs в пятницу, 11 апреля. «Вопрос дефолта …

  • Аннексия Крыма обошлась России в $179 млрд

    Присоединение Крыма стоило российскому рынку $179 млрд. Как сообщает РБК, эта цифра складывается из оттока капитала в $33,5 млрд, падения капитализации отечественных компаний на $82,7 млрд в РФ и на $62,8 млрд — в Лондоне. В $33,5 млрд оценивает отток …

  • Золотовалютные резервы Украины сократились до $15 млрд

    Золотовалютные резервы Национального банка Украины на 1 апреля 2014 года составили 15,08 миллиардов долларов, что на 2,47%, или на 382 миллиона долларов меньше показателя на 1 марта (15,462 миллиардов долларов), сообщается на сайте Национального банка Украины. По данным НБУ, с …

  • Украина может поднять плату за транзит российского газа

     Украина рассматривает возможность пересмотра стоимости транзита российского газа по территории страны, заявил министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан, сообщает УНИАН в субботу, 5 апреля. "Вопрос (пересмотра стоимости транзита — ред.) поднимался в рамках пересмотра договора с точки зрения ценовой …