Аналитическое исследование Центра исследований корпоративных отношений на тему: «Ущемление прав владельцев небольших пакетов акций крупными акционерами в отечественных компаниях»

30.04.2009 Статьи

Общей тенденцией в развитии акционерных отношений в мире является процесс концентрации корпоративного капитала в руках ограниченного количества акционеров. Это связано в первую очередь с тем, что привлечение денежных средств для развития акционерного общества при помощи фондового рынка характерно только для США, в то время как европейские страны развиваются за счет финансовых средств крупных инвесторов.

При этом регулирование отношений между интересами миноритарных и мажоритарных акционеров характеризуется поиском баланса, который, далеко не всегда удается найти. Следствием этого могут быть (и нередко – бывают) ущемления прав владельцев небольших пакетов акций.

Почему необходимо защищать права акционерного меньшинства? Воля акционерного общества формируется общим собранием акционеров (его членов). Решения в общем собрании акционеров принимаются, как правило, простым большинством голосов. Владелец крупного пакета акций, таким образом, в состоянии определять волю акционерного общества, в то время как мелкие акционеры не могут влиять на содержание решения общего собрания. К примеру, открытое акционерное общество может принять решение о неприменении права преимущественного приобретения акций, дополнительно выпускаемых обществом, о внесении изменений в устав общества, о реорганизации общества, что ограничивает права миноритарного акционера. Последний не в состоянии потребовать включения интересующего его вопроса в повестку дня, потребовать проведения ревизии или аудиторской проверки.

Поэтому в акционерном законодательстве большинства стран «мелкие» акционеры наделяются специальными правами, одни из которых обеспечивают защиту их членских прав от произвола со стороны крупных акционеров, а другие обеспечивают возможность выхода из общества посредством принудительной продажи акций. Хотя, как мы продемонстрируем ниже, это далеко не всегда по-настоящему защищает права владельцев мелких пакетов акций.

Задача по созданию правовых механизмов, направленных на недопущение нарушения прав и интересов одних акционеров другими, на сглаживание конфликтов между большинством и меньшинством акционеров, решается правом с момента появления первых акционерных обществ. Она является весьма актуальной в настоящее время, и, по-видимому, останется такой и впредь. Это объясняется, тем, что причина существования конфликта между разными группами акционеров неразрывно связана с самой природой акционерного общества и не может быть устранена окончательно, раз и навсегда. Эта причина – неравенство прав акционеров, а также фактических возможностей реализации этих прав.

Действительно, в акционерном обществе, как и в любой другой организации, управляемой большинством голосов ее участников, неизбежно возникновение конфликта между большинством и меньшинством, который проистекает из несовпадения их волеизъявлений и необходимости меньшинства подчиняться чужой воле. Если число участников организации достаточно велико, а их права (прежде всего, право голоса) равны, принадлежность конкретного акционера к группе большинства или меньшинства, равно как и исход голосования не являются абсолютно предопределенными, а конфликт между этими группами слишком острым.

В акционерном обществе, объем и содержание прав отдельных участников не одинаковы, а пропорциональны количеству принадлежащих каждому акций определенного типа. В этой ситуации формирование устойчивой группы «большинства» (либо путем приобретения одним лицом контрольного пакета акций, либо заключения соответствующего соглашения между немногими крупными акционерами, совокупно владеющими контрольным пакетом) становится вполне разрешимой задачей. Будучи реализованным в чистом виде, без каких-либо ограничений, указанный принцип управления в акционерном обществе с необходимостью приведет к такому положению, когда решения общества фактически будут определяться лишь волей заранее известных лиц (контролирующих акционеров), а акционеры меньшинства лишатся какой бы то ни было возможности повлиять на исход любого голосования (в одном из приведенных ниже примеров – с компанией Ferrexpo – похоже складывается подобная ситуация).

Необходимо отметить, подобное перераспределение власти в обществе формально и теоретически не нарушает интересы миноритарных акционеров. Ведь интересом лица, вступающего в акционерное общество, является не собственно управление им, но получение прибыли на вложенный капитал. Участие в управлении – есть лишь средство реализации такой цели. Кроме того, передача власти в акционерном обществе большинству теоретически оправдано тем, что интерес владельцев основной части уставного капитала общества ближе к интересам общества в целом (в действительности это не совсем так, поскольку большинство на собрании акционеров может быть лишь относительным, и представлять гораздо менее половины уставного капитала), а следовательно, лучше выражает общий интерес всех акционеров, чем группа меньшинства.

Проблема заключается в том, что большинство фактически имеет возможность злоупотреблять своим положением и реализовывать под видом общего интереса свои частные (групповые) интересы в ущерб интересам других акционеров.

Существует много способов таких злоупотреблений, однако все они сводятся к созданию и/или использованию большинством правовых возможностей получения косвенного дохода от деятельности общества (или даже от отсутствия такой деятельности). Так контролирующие акционеры могут включить общество в цепочку хозяйственных связей со своими аффилированными лицами и, используя заниженные или завышенные цены, увеличить прибыль последних в ущерб обществу, свернуть деятельность общества и устранить его в качестве конкурента своих аффилированных лиц, непосредственно занять руководящие должности в обществе с установлением себе необоснованно высокого вознаграждения. Меньшинство акционеров имеет возможность получать выгоды от деятельности общества лишь в форме дивидендов или продажи акций.

Таким образом, непропорциональное перераспределение власти в акционерном обществе ведет к непропорциональному перераспределению доходов от его деятельности между контролирующими акционерами и акционерами меньшинства. В этой ситуации получаемый акционером доход зависит не только (и не столько) от номинальной стоимости, количества и категории принадлежащих ему акций, сколько от принадлежности к группе большинства или меньшинства.

Очевидно, что радикальной альтернативой действующему принципу принятия решений в акционерном обществе гипотетически может быть единогласие, предполагающее полное равенство акционеров. Оно позволило бы устранить основу конфликта между ними, а также свести к нулю диспропорции в отношении права на получение доходов от общества. Однако этот принцип управления является неприемлемым по причине крайней громоздкости, медлительности, неэффективности, а также ввиду угрозы шантажа со стороны мелких акционеров, чьи голоса приобрели бы несоразмерно большой вес по сравнению с их вкладом. В конце концов, это привело бы к невозможности существования акционерных обществ с большим числом участников. В связи с этим право идет по пути компромиссных решений, направленных либо на смягчение самого «закона большинства», либо на устранение наиболее отрицательных его последствий.

Первая задача решается через использование ряда юридических приемов, направленных на увеличение роли волеизъявления меньшинства при принятии решений в акционерном обществе. Этими приемами являются:

1) ограничение количества голосов, которым может обладать один акционер;

2) кумулятивное голосование, обеспечивающее пропорциональное представительство групп миноритарных акционеров в совете директоров;

3) наделение меньшинства акционеров правом «вето» через определение повышенного минимума голосов, необходимых для принятия решения на общих собраниях акционеров (как непосредственно, так и путем установления базы для подсчета голосов (кворума);

4) раздельный подсчет голосов акционеров, чьи права затрагиваются определенным решением, и раздельное голосование таких акционеров;

5) лишение права голоса контролирующих акционеров в ситуациях, когда имеется конфликт их личных интересов и интересов акционерного общества;

6) предоставление меньшинству права решающего голоса.

Рассмотрим эти приемы подробнее на примере законодательства стран Европейского Союза.

Принцип строгого соответствия количества голосов акционера количеству принадлежащих ему акций (вкладу в уставный капитал общества) несмотря на равенство прав, предоставляемых каждой акцией одного типа, ведет к неравенству между акционерами и может квалифицироваться как антидемократический. Данный принцип многократно усиливает фактическое неравенство, неизбежно возникающее при принятии решения большинством голосов (даже если бы каждому акционеру принадлежал один голос). Наиболее универсальным способом смягчения такого неравенства является ограничение количества голосов, которые могут принадлежать одному акционеру, независимо от количества принадлежащих ему акций.

Современное акционерное законодательство многих стран устанавливает диспозитивной нормой принцип одна акция – один голос (либо одна акция определенного типа – одинаковое количество голосов), однако допускает изменение такого соотношения уставом. Аналогичные нормы содержатся в ст. L 225-125 Торгового кодекса Франции, § 134 Акционерного закона ФРГ. Последний, в частности, допускает внесение в устав положений, ограничивающих право голоса акционера посредством установления максимальной суммы или пониженной шкалы. На практике в ФРГ публичные общества с большим кругом акционеров часто включают в свои уставы положение, согласно которому право голоса ограничивается, независимо от количества акций, пятью или десятью процентами.

Невысокая эффективность подобных ограничений отмечалась исследователями еще в начале прошлого века, поскольку крупные акционеры могли его легко обойти путем временной передачи акций подставным лицам. Однако в настоящее время законодательство выработало механизмы противодействия подобным приемам, примером чего является § 134 Акционерного закона ФРГ, согласно которому к акциям, принадлежащим лицу, причисляются также акции, которые принадлежат другому лицу за его счет, акции, принадлежащие зависимому от него предприятию, управляющему им или связанному с ним в концерне. Основным теоретическим аргументом против подобных ограничений права голоса может быть утверждение о том, что поскольку акционерное общество является союзом капиталов, то и право участия в его делах должно измеряться лишь размером вклада, а увеличение права голоса акционера строго пропорционально количеству акций обусловлено тем, что он имеет соответственно больший интерес в акционерном обществе и будет проявлять большую заботливость. Однако это утверждение не является бесспорным, поскольку нельзя отрицать того, что при управлении обществом акционеры действуют как лица, а, следовательно, к ним следует относиться как к равным.

Тем не менее, поскольку подобное ограничение права голоса крупных акционеров, установленное в качестве императива, противоречило бы их интересам, оно существует в основном в виде возможности, и в связи с относительно редким использованием большого значения для защиты интересов миноритарных акционеров не имеет.

Следует обратить внимание на методы защиты прав мелких акционеров, применяемые за рубежом и до недавних пор неизвестные нашей практике. Одним из таких методов является кумулятивное голосование при принятии решений. Кумулятивным признается порядок голосования на общем собрании акционеров, позволяющий пользоваться (по ряду вопросов) не одним, а несколькими голосами в результате их накопления за счет отказа голосовать по другим вопросам (кандидатурам). К примеру, российским законодательством предусмотрено принятие решений кумулятивным голосованием при выборах членов наблюдательного совета общества.

Особенностью кумулятивного голосования является, что число голосов, принадлежащих каждому акционеру, умножается на число лиц, которые должны быть избраны в наблюдательный совет общества, и акционер вправе отдать полученные таким образом голоса полностью за одного кандидата или распределить их между двумя и более кандидатами. Избранными считаются кандидаты, набравшие наибольшее число голосов. Как правило, консолидация усилий мелких акционеров при таком способе голосования дает им возможность избирать в наблюдательный совет своих представителей. Вступивший в силу в конце апреля 2009 года новый Закон Украины «Об акционерных обществах» также вводит процедуру кумулятивного голосования.

Следующим способом защиты прав миноритарных акционеров является предоставление права акционерам, владеющим определенным количеством акций заявить иск о возмещении ущерба, нанесенного обществу действиями должностных лиц. Возмещение убытков возлагается на лиц, обеспечивающих своим голосованием принятие решения вызвавшего убытки. Это значит, что члены коллегиального органа, голосовавшие против решения или не принимавшие участия в голосовании, ответственности не несут.

Одним из часто используемых способов защиты является одобрение общим собранием крупных сделок, заинтересованность в проведении которых имеет один из акционеров или близких к нему предприятий. При принятии таких решений, заинтересованное лицо участие в голосовании не принимает.

Среди прочих следует назвать установление требований к квалифицированному большинству. Требование квалифицированного большинства голосов при решении на общем собрании наиболее важных вопросов существует в акционерном законодательстве большинства иностранных государств. Так Пункт 2 пар.179 Акционерного закона ФРГ для изменения устава общества требует при принятии решения большинства голосов акционеров, представляющих не менее трех четвертей уставного капитала. Таким же большинством принимается решение об увеличении или об уменьшении основного капитала (соответственно пар.193 и пар.222). Обращает на себя внимание, что речь идет не о трех четвертях голосов присутствующих, а о представительстве уставного капитала, что является даже более жестким требованием по сравнению с аналогичным украинским.

Кумулятивное голосование как механизм смягчения «закона большинства» может применяться лишь при избрании органов управления общества, состоящих более чем из одного члена (как правило, совета директоров) и позволяет добиться пропорционального представительства в нем различных групп акционеров.

Для законодательства европейских стран характерно разнообразие подходов к проблеме пропорционального представительства акционеров в коллегиальном органе управления общества. В ФРГ допускается предусматривать в уставах акционерных обществ право определенных акционеров или держателей определенных акций право делегировать установленное количество представителей в наблюдательный совет (§101 Акционерного закона).

Украинским законодательством в качестве общего правила предусмотрено, что решения на общем собрании акционеров принимаются большинством голосов (50 процентов плюс 1 голос) акционеров – владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании. Аналогичные нормы содержатся и в законодательстве европейских государств. При стопроцентной явке акционеров на собрание это означает, что контроль над обществом будет принадлежать акционеру (акционерам) владеющему 50% +1 голосующих акций. При отсутствии требований к минимальному количеству акционеров, владельцев голосующих акций общества, присутствующих на собрании, то есть к кворуму, и распылённости акций среди множества лиц и соответственно низкой активности акционеров, велика вероятность того, что решения от имени общества будут приниматься акционерами, составляющими меньшинство. В то же время, установление высоких требований к кворуму при отсутствии крупных акционеров, может привести к невозможности провести правомочное собрание акционеров вообще.

В связи с этим законодательство многих европейских государств не устанавливает требований к кворуму общих собраний акционеров (ФРГ) или устанавливает невысокие кворум при первом собрании и отсутствие кворума при повторном (Франция).

В то же время повышенные требования как к кворуму, так и к большинству голосов устанавливаются законодательством для тех случаев, когда акционерное общество принимает решения по основополагающим, наиболее существенным вопросам своей деятельности: изменение устава, изменение уставного капитала, реорганизация, ликвидация общества, совершение крупных сделок.

Так § 179 Акционерного закона ФРГ предусмотрено, что при решении вопросов о внесении изменений в устав, увеличении уставного капитала, ликвидации общества решение принимается простым большинством голосов при присутствии акционеров, владеющих тремя четвертями уставного капитала. Такое же большинство голосов требуется при одобрении сделок о передаче всего имущества общества (§361), договора о слиянии акционерных обществ (§340с), договора о предприятии (договор об управлении и об отчислении прибыли) (§293), принятии решения о присоединении другого общества (§319), решения об одобрении определенных видов сделок, предусмотренных уставом или наблюдательным советом (§111), решения об исключении преимущественного права на приобретение новых акций. Кроме того, решение о слиянии акционерных обществ должно быть одобрено таким же большинством голосов держателей каждого рода акций. Согласно ст. L 225-96 Торгового кодекса Франции, кворум для чрезвычайного общего собрания акционеров, которое может изменять положения устава, определён в одну треть акций, имеющих право голоса, а при втором созыве – ¼ всех акций, причём решение принимается 2/3 голосов присутствующих акционеров. Согласно Закону о компаниях Финляндии, решение об изменении устава принимается большинством в две трети голосов присутствующих на собрании акционеров, при условии, что на собрании присутствует акционеры, владельцы двух третей акций. По Гражданскому кодексу Нидерландов, квалифицированным большинством в 2/3 голосов при присутствии акционеров, владельцев не менее половины выпущенного акционерного капитала, принимаются решения о неприменении права преимущественной подписки на акции, предоставлении опционов, варрантов на акции, решение о присоединении общества.

Квалифицированное большинство голосов требуется при внесении изменений в учредительные документы, изменении прав акционеров, владельцев определенных категорий акций также по законодательству Швеции, Финляндии, принятии решений о слиянии, выделении, ликвидации — по законодательству Португалии, Нидерландов, Финляндии, Австрии, изменении уставного капитала — по законодательству Бельгии, Австрии .

Украинское законодательство устанавливает наиболее высокие требования к кворуму по сравнению с законодательством европейских государств, однако не повышает эти требования применительно к решению наиболее важных вопросов деятельности общества.

Кроме того, отечественное законодательство предусматривает так называемое квалифицированного большинства голосов в 3/4 голосов акционеров — владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании, при принятии решений по следующим вопросам:

а) внесение изменений и дополнений в устав общества или утверждение устава общества в новой редакции;

б) реорганизация общества;

в) ликвидация общества, назначение ликвидационной комиссии и утверждение промежуточного и окончательного ликвидационных балансов;

г) одобрение крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет более 50% балансовой стоимости активов общества.

д) обратный выкуп ранее эмитированных акций

Кроме того, при внесении изменений в устав общества, ущемляющих права владельцев привилегированных акций необходимо большинство в 3/4 голосов акционеров, владельцев привилегированных акций, и 3/4 голосов акционеров, владельцев иных голосующих акций, присутствующих на общем собрании акционеров.

Установление требований квалифицированного большинства голосов, а также пределов минимального присутствия акционеров на собрании (кворума) означает фактически предоставление меньшинству акционеров права «вето». В зависимости от степени распыленности акций общества, посещаемости собраний, величины пакета акций, принадлежащего контролирующим акционерам, степени консолидированности миноритарных акционеров, миноритарные акционеры определяют оптимальную тактику своих действий – голосование против невыгодного решения либо неявка на собрание с целью «недобора» кворума. Последний вариант действий утрачивает значение в тех случаях, когда контролирующему большинству принадлежит количество акций, составляющее кворум.

Наиболее специфичным и гибким способом защиты интересов миноритарных акционеров (или, точнее, общего интереса всех акционеров), от недобросовестных действий контролирующих акционеров, является лишение указанных акционеров права решающего голоса по вопросам, в которых имеется их личная заинтересованность, объективно противоречащая интересу общества в целом.

Лишение права голоса акционеров, имеющих конфликт интересов при решении определенных вопросов, применяется в следующих случаях:

1) если речь идет об осуществлении функции и контроля за деятельностью этих лиц в органах управления общества, освобождения их от обязанностей, предоставления им прав и некоторых других случаях;

2) при заключении обществом сделок, в которых имеется личная заинтересованность акционера, членов совета директоров, высших менеджеров общества.

Отметим, что согласно § 136 и § 142 Акционерного закона ФРГ, запрещено голосовать за себя или за кого-либо другого, если принимается решение об утверждении его отчетов, освобождении от обязательства, или о предъявлении ему требования от общества, при назначении ревизоров член правления или наблюдательного совета не может участвовать в голосовании ни за себя, ни за другого, если проверка должна распространяться на события, которые связаны с утверждением отчётов члена правления или наблюдательного совета либо с правовым спором между обществом и членом правления или наблюдательного совета. Согласно положениям ст. L 225-138 французского Торгового кодекса, при голосовании за решение о неприменении преимущественного права приобретения акций в пользу отдельных акционеров, последние в голосовании не участвуют. На эти моменты мы бы хотели обратить особое внимание, так как одним из предметов нашего исследования является объявленная компанией Ferrexpo операция по обратному выкупу ранее эмитированных акций. Отметим, что компания Ferrexpo зарегистрирована в Англии, а местное законодательство не совпадает в этом вопросе с французским.

Наибольшее значение для защиты интересов миноритарных акционеров имеет лишение права решающего голоса отдельных акционеров и членов совета директоров в рамках процедуры одобрения сделок, в которых имеется личная заинтересованность указанных лиц. Порядок заключения подобных сделок специально урегулирован в том же Торговом кодексе Франции и законодательных актах ряда других европейских стран. Поскольку вопрос о порядке заключения сделок «с заинтересованностью» заслуживает отдельного подробного рассмотрения, в данном разделе мы его подробно описывать не будем – ему будет уделено внимание в части, посвященной обратному выкупу акций компании Ferrexpo.

Необходимо также отметить существующее в законодательстве отдельных стран право меньшинства акционеров, владеющего определенным количеством акций, потребовать от общества принятия некоторых решений. Так, согласно законодательству Швеции (§12 Закона о компаниях) и Финляндии (§12 Закона о компаниях), одна десятая акционеров, если меньший процент не предусмотрен уставом общества, может потребовать распределения в качестве дивидендов половины прибыли, но не более 5% от активов общества. В этом случае решение о распределении дивидендов в указанном размере фактически принимается не большинством, а меньшинством акционеров. Очевидно, законодательство скандинавских стран исходит из того, что контролирующее большинство в общем случае не заинтересовано в распределении прибыли в форме дивидендов, а, следовательно, его голосование будет заведомо предвзятым. В украинском законодательстве подобные механизмы отсутствуют, хотя, по-нашему мнению, установление аналогичных норм на законодательном уровне было бы целесообразным.

Итак, мы перечислили юридические приемы, используемые законодательствами ряда европейских стран, направленные на смягчение жесткого принципа большинства при голосовании акционеров и предотвращение заведомо не отвечающих интересам общества решений большинства. Такие способы, как раздельное голосование, повышенный кворум, квалифицированное большинство, исключение голосов лично заинтересованных лиц применяются в различных сочетаниях при регулировании отдельных типичных ситуаций, потенциально опасных для интересов миноритарных акционеров. К таким ситуациям относятся:

1) увеличение и уменьшение уставного капитала;

2) реорганизация акционерного общества;

3) совершение сделок в отношении которых имеется заинтересованность акционеров;

4) совершение крупных сделок;

5) защита прав сторонних акционеров в связи с вхождением и пребыванием акционерного общества в группе предприятий в качестве зависимого или дочернего общества;

6) совершение сделок, связанных с переходом контроля над обществом. Наряду с рассмотренными в настоящем материале механизмами голосования, для защиты прав миноритарных акционеров в каждом из этих случаев используются прямые нормативные предписания или запреты относительно условий принимаемых решений, а также процессуальные гарантии, то есть специальный порядок принятия решений, предусматривающий значительную роль миноритарных акционеров.

В области корпоративных отношений эмитенты из нашей страны характеризуются в первую очередь большим количеством мелких акционеров, ставших ими вследствие приобретения акций в ходе приватизации, что делает существующую корпоративную практику отличающейся от всех развитых стран, в которых она складывались в результате долгой эволюции рыночных отношений.

Еще одной характерной особенностью является отсутствие разработанного законодательства в области охраны прав владельцев мелких пакетов акций. Этот факт и наличие слабой судебной системы делает миноритарных акционеров фактически бесправными при решении вопросов деятельности общества.

Вероятно, было бы слишком смело утверждать, что именно Украина удерживает абсолютное лидерство в плане ущемления прав миноритарных акционеров. Однако, данная проблема в нашей стране стоит очень остро. Проиллюстрировать это можно очень большим количеством примеров. Но мы не станем излишне утомлять читателя, и акцентируем внимание на нескольких достаточно заметных подобных случаях.

В апреле 2004 года миноритарным акционерам ОАО «Николаевский глиноземный завод» (НГЗ) было предложено в 10-дневный срок решить судьбу принадлежащих им ценных бумаг: продать акции ОАО по заниженной более чем в два раза цене либо объединяться с другими акционерами, дабы «насобирать» около 9 млн. акций, которые можно обменять на одну ценную бумагу нового номинала. Перед этим, в середине марта 2004 года общее собрание акционеров ОАО «Николаевский глиноземный завод» приняло решение о деноминации акций общества. Около 3 млрд. ранее выпущенных простых именных акций номинальной стоимостью 25 копеек планировали консолидировать путем их пропорционального обмена на 80 простых именных акций номинальной стоимостью 9 456 584 грн. каждая. При этом размер уставного капитала и права, предоставляемые по акциям, изменяться не должны были. Акционерам, у которых было недостаточно акций для получения хотя бы одной ценной бумаги нового номинала (иными словами, собственникам доли меньшей 1,25% уставного капитала), руководство общества предлагало два варианта действий.

Один из них предусматривал продажу акций обществу, правда, не по текущей на тот момент котировке в 25 копеек (которые и составляли номинал одной акции), а по 10 копеек. Для этого в течение десяти дней им необходимо было направить соответствующее заявление. Но даже если этого акционеры не планировали сделать, впоследствии акционер мог забрать свои деньги у нотариуса, о чем правление НГЗ обязывалось сообщить заказным письмом. То есть, фактически у миноритарных акционеров, не желающих консолидировать свои пакета акций, или – не имеющих такой возможности, не было выбора.

Второй вариант действий, предложенный правлением НГЗ, заключался в том, что акционеры имели право объединить принадлежащие им акции в общую собственность, заключив соответствующий договор и предоставив эти документы регистратору общества. Если же в течение десяти дней акционеры не объединялись по упомянутым выше условиям, положенные им деньги снова же планировалось депонировать на счету у нотариуса в пользу акционера.

Очевидно, что столь жесткие сроки обмена ценных бумаг особого восторга у миноритариев НГЗ не вызвали. По крайней мере, многие миноритарные акционеры ОАО НГЗ, подобную тактику предприятия назвали не иначе как произволом.
Парадоксально, но НГЗ формально действовал в рамках существующего законодательного поля. Так, на принятие решения акционеру выделены фиксированные 10 дней от направления уведомления. О сути принимаемых решений в законодательстве ничего не сказано. С точки зрения защиты или ущемления прав можно сказать, что прямых нарушений закона не было. Законодательство напрямую такие ситуации не регулирует, как не регулирует и механизм определения цены выкупа этих акций.

Следующий пример связан с флагманом украинской металлургической промышленности. 7 июня 2006 года на собрании акционеров металлургического комбината «Запорожсталь» было принято решение об увеличении уставного капитала предприятия на 450 млн. грн. (до 660,9 млн. грн.) путем присоединения к меткомбинату пяти ООО: «Торговый дом «Запорожсталь», «Стил Трек», «Торговый дом огнеупоров», ПТП «Запорожсталь-Инвест-Торгпром» и «Центрсталь». Миноритарии в данном случае остались ни с чем, ведь выкупать акции допэмиссии они не могли, поскольку не владеют долями в присоединяемых компаниях. Миноритарным акционерам предложили выкупить свои доли по цене номинала — по 0,25 грн. за акцию. Но рыночная цена акции на момент принятия решения о допэмиссии составляла 6,05 грн. Кстати, после решения о допэмиссии котировки акций эмитента упали до 2,5 грн.

По мнению миноритариев, собрание акционеров от 7 июня 2006 года было проведено с рядом нарушений, а единственной целью увеличения уставного фонда являлось намерение мажоритарных акционеров размыть долю миноритарных с 8% до 3%.

Шансы миноритариев добиться отмены решения о допэмиссии изначально были невелики. Несмотря на то, что на момент проведения собрания существовало распоряжение суда, запрещающее проведение собрания акционеров, о чем был уведомлен эмитент и Запорожское территориальное управление ГКЦБФР. Кроме того, по свидетельству миноритариев, они были лишены возможности принимать участие в последнем собрании. Однако, этих оснований оказалось недостаточно, чтобы суд принял сторону миноритариев – им принадлежало лишь несколько процентов акций, а тем, кто голосовал за увеличение уставного фонда – более 60%.

Не получилось у миноритраных акционеров «Запорожстали» и получить компенсацию за несправедливо установленные цены выкупа акций — поскольку в действующем законодательстве Украины не оговорены пути возмещения убытков миноритарным акционерам при допэмиссии. В законе «О хозяйственных обществах» прописано, что цена выкупа должна быть не ниже номинальной стоимости акций, поэтому формально мажоритарные акционеры «Запорожстали» действовали в его рамках.

Еще одной истории мы уделим больше внимания, так она собрала в себе не только неэтичные действия, а целый букет нарушений законодательства, который не так уж часто можно встретить даже в украинской практике.

22 июня 1994 года было зарегистрировано совместное украино-американское предприятие АОЗТ «Борщаговский химико-фармацевтический завод» (СП АОЗТ БХФЗ). Учредителями его стали 325 граждан Украины, которым принадлежало 50% акций и компания «R&J Trading International, Inc» (США), которая владела также 50% акций БХФЗ. Украинская сторона внесла в уставный фонд имущественный комплекс и оборотные средства. Американская сторона – технологии и оборудование, исключительно благодаря которым БХФЗ смог в короткие сроки возобновить производство лекарственных препаратов.

К сожалению, в конечном итоге это обернулось масштабной аферой. Ее организатор — руководитель БХФЗ Людмила Безпалько. С самого начала Л. Безпалько запланировала банальный обман иностранного инвестора. Схемы была простой, но дерзкой и надежной. Сначала (в 1995 году) тремя должностными лицами СП БХФЗ (председателем правления Л.Безпалько, главным бухгалтером Т.Артеменко и начальником юридического отдела Т.Кальченко) незаконно было учреждено предприятие с похожим названием – ООО «Научно-производственный центр «Борщаговский хмифармзавод» (ООО НПЦ БХФЗ). Почему незаконно? Потому, что при регистрации этого общества с ограниченной ответственностью его участники не внесли даже положенных по закону 30% своих долей в уставном фонде ООО НПЦ БХФЗ.

В том же 1995 году, без ведома иностранного акционера Л.Безпалько организовывает незаконную эмиссию акций СП АОЗТ БХФЗ. После этого, пакет акций СП АОЗТ БХФЗ, принадлежащий «R&J Trading International, Inc», резко уменьшается в процентном отношении. Большая часть незаконно выпущенных акций продается ООО НПЦ БХФЗ, которым владеет Л.Безпалько и ее подчиненные.

Особое внимание обращаем на тот факт, что средства, за которые ООО НПЦ БХФЗ купило акции дополнительной эмиссии СП АОЗТ БХФЗ, представляли собой не что иное, как незаконно начисленные и выплаченные дивиденды в сумме около 1 миллиона долларов. Начисление подобных дивидендов не было согласовано с представителями «R&J Trading International, Inc», что было противозаконно – ведь иностранный инвестор владел половиной акций СП АОЗТ БХФЗ, и без его позитивного голосования на собрании акционеров такой вопрос решать было нельзя. Более того, 15 сентября 1995 года без ведома американских учредителей СП в тогдашнем Ленинградском (ныне – Дарницкий) райсовете незаконно были внесены изменения в устав СП АОЗТ БХФЗ.

Понятно, что таким образом искусственно создавались условия для банкротства СП АОЗТ БХФЗ. Результатом чего в дальнейшем стало незаконное лишение прав и возможностей иностранного учредителя — компании «R&J Trading International, Inc» — управлять совместным предприятием, распоряжаться имуществом и получать прибыль от деятельности учрежденного этой компанией предприятия.

Сразу же после того, как ООО НПЦ БХФЗ (на самом деле – Л.Безпалько и ее младшие партнеры) стал совладельцем СП АОЗТ БХФЗ, начался перевод имущества с баланса совместного с американским инвестором предприятия на баланс компании, принадлежащей руководству Борщаговского химфармзавода. Были незаконно отчуждены цеха предприятия, основные производственные средства, машины и оборудование. Все денежные средства, которые были на расчетных счетах СП АОЗТ БХФЗ без законных на то оснований были переведены на счета ООО НПЦ БХФЗ.

Для того, чтобы утаить от иностранного инвестора и правоохранительных органов свои незаконные действия, Л.Безпалько в 1995 году сфальсифицировала договор о передаче имущества на баланс СП АОЗТ БХФЗ, подписанный 24 июня 1994 года. Договор был задним числом составлен таким образом, что образовалась искусственная задолженность совместного предприятия в пользу ООО НПЦ БХФЗ. Но, как же могла быть у СП АОЗТ БХФЗ задолженность в 1994 году перед предприятием, которое тогда еще не было зарегистрировано?

Составление подобного фальшивого договора нарушало интересы не только иностранного инвестора, но и нескольких сотен физических лиц, которые были акционерами СП АОЗТ БХФЗ – принадлежащее им имущество и денежные средства были отчуждены в пользу учредителей ООО НПЦ БХФЗ.

Также задним числом Л.Безпалько сфальсифицировала протокол общего собрания акционеров СП АОЗТ БХФЗ от 24 мая 1996 года. В нем было записано, что на якобы проведенном собрании был продолжен срок полномочий украинских представителей в Правлении этого СП. Естественно, представители «R&J Trading International, Inc» не были приглашены на это собрание, которого в действительности и не было. Но их подпись под протоколом собрания акционеров была подделана.

После этого Л.Безпалько организовывает дело о признании СП АОЗТ БХФЗ банкротом. Для этого в январе 1997 года некие подставные лица обращаются в прокуратуру Ленинградского района г. Киева с иском против СП АОЗТ БХФЗ, Ленинградской районной администрации г. Киева и компании-инвестора «R&J Trading International, Inc» относительно признания Устава СП АОЗТ БХФЗ недействительным. В результате 1 октября 1998 года выносится безосновательное судебное решение, признающее недействительным учредительные документы СП АОЗТ БХФЗ.

Далее, благодаря тщательной работе правоохранительных органов, против Л.Безпалько было возбуждено несколько уголовных дел. Одно из них было возбуждено по факту нарушения порядка выпуска ценных бумаг. Речь идет о незаконной эмиссии акций СП АОЗТ БХФЗ. В итоге Председатель Ленинградского районного суда Киева отменяет решение этого суда о недействительности уставных документов СП АОЗТ БХФЗ. Соответствующее было принято и Ленинградской райгосадминистрацией г. Киева.

Однако, Л.Безпалько обратилась в тот же Высший Арбитражный Суд с просьбой о пересмотре дела, подкрепив его весомыми «аргументами». К сожалению, суд оказался морально неустойчив к предлагаемым благам. Были выдуманы несуществующие так называемые «вновь открывшиеся обстоятельства» – было неправомерно применено и незаконно истолковано одно из решений Ленинградского районного суда. Имели место и процессуальные нарушения – не произведена замена ответчика, которая должна была быть сделана вследствие приобретения ООО НПЦ БХФЗ акций АОЗТ СП БХФЗ, копии определений суда не были направлены иностранному инвестору «R&J Trading International, Inc.».

С тех пор Л.Безпалько единолично распоряжается имуществом, половина которого принадлежит американской компании «R&J Trading International, Inc.». Для того, чтобы упрочить свое положение, Л.Безпалько вместе с главным бухгалтером учредили регистраторскую компанию «Рееста», которой был передан для ведения реестр акционеров ЗАО НПЦ «БХФЦ», что является грубейшим нарушением законодательства о ценных бумагах.

В конце нашего исследования мы приведем довольно нетипичный пример, о котором мы вскользь упоминали выше. Нетипичен он в силу того, что речь пойдет о публичной компании, владельцем которой является крупный украинский бизнесмен. Однако, данная компания – а речь идет о Ferrexpo – зарегистрирована в Англии. То есть, ее деятельность регулируется швейцарским законодательством.

Необходимо сделать отступление для описания тех факторов, которые в последнее время объективно оказывают негативное влияние на деятельность этой крупной горнодобывающей компании.

Основной актив Ferrexpo — крупнейший в Украине производитель и экспортер железорудных окатышей ОАО «Полтавский горно-обогатительный комбинат» (ПГОК). Приоритетным направлением деятельности компании является производство и экспорт железорудных окатышей. Отметим, что ПГОК специализируется на добыче железной руды карьерным способом. До недавнего времени объем производства составляет около 9 миллионов тонн в год. Приблизительно 90% произведенного сырья экспортировалось. Основными потребителями его продукции являются компании из Австрии, Польши, Румынии, Чехии, Словакии, бывшей Югославии, Болгарии и Италии.

  Контрольный пакет акций Ferrexpo (51%) находятся в собственности компании Fevamotinico, единоличным бенефициаром которой является предприниматель и народный депутат Украины от БЮТ Константин Жеваго. Владелец 25% — компания New World Resources N.V. (NWR, Нидерланды). NWR через кипрскую RPG
Industries SE контролируется чешским миллиардером Зденеком Бакалой.

  В 2007 году Ferrexpo Рlc стала первой из украинских компаний, получивших листинг на основной площадке Лондонской фондовой биржи. Ferrexpo получила 213 млн. фунтов от продажи своих акций на LSE. Хотя в действительности это является негативным результатом – из-за многочисленных неудачных действий в процессе подготовки к IPO стоимость размещения акций была на 30-35% ниже той, по которой потенциально их могли приобрести инвесторы. В 2008 году компания была включена в Великобритании в индекс FTSE-100.

Также необходимо заметить, что компания Ferrexpo в результате проведенной в конце 2008 года дополнительной эмиссии акций увеличила долю в ОАО «Полтавский горно-обогатительный комбинат» (ПГОК) с 87,84% уставного капитала до 90,9%.

Однако, со второй половины 2008 года начался кризис в металлургической промышленности во всем мире. Не менее напряженная ситуация и в горнорудной промышленности. По прогнозам авторитетного австралийского банка Macquarie, обороты трансокеанской торговли железной рудой сократятся в текущем году на 15%, тогда как выплавка стали уменьшится на 18%. Специалисты Macquarie предсказывают значительный — порядка 33 млн. тонн — избыток предложения на мировом рынке железной руды и снижение цен на 35-50%.

В текущих условиях наиболее незавидные позиции у украинских производителей горнорудной продукции. Дело в том, что в условиях глубочайшего падения украинской экономики (по многим показателям Украина уже установила антирекорды) государство объективно не имеет возможности для оказания поддержки этой отрасли. Нет внутреннего спроса на продукцию металлургии – из-за полной остановки строительства и резкого падения объемов производства в машиностроении и автомобилестроении. Ситуация усугубляется проблемами в финансовом секторе – банки объективно не могут нарастить кредитование и таким образом простимулировать спрос. Политическая ситуация обостряется едва ли не ежедневно, значит говорить о притоке инвестиций из-за рубежа не приходится.

В условиях отсутствия спроса, игроки рынка ГМК начали активно сворачивать производство, мировые гиганты, такие как «Арселор Миттал», планируют сокращение производства на 10-40%. Экспортно-ориентированная Украина одна из первых ощутила на себе кризис стальной отрасли, производство стали в нашей стране сократилось на 48% в декабре 2008 года по сравнению с аналогичным периодом 2007 года, а загрузка мощностей металлургических предприятий едва достигает 40-50%. Отдельные предприятия вынуждены были остановливать производство на месяц-два. И это лишь начало – понятно, что ряд металлургических заводов не будут работать на протяжении гораздо более длительного периода времени.

Естественно, резко ухудшилась ситуация и у производителей горнорудного сырья. Так, компания Ferrexpo получила уведомление о существенно снизившемся спросе на железорудные окатыши на весь 2009 год от всех покупателей-экспортеров, с которыми были ранее заключены контракты — в связи со значительным снижением как спроса на сталь, так и производства стали.

Клиенты Ferrexpo попросили вообще не производить существенную часть из поставок, запланированных на 2009 год. Последствием такого переноса будет значительное увеличение нераспределенных объемов производства в текущем году, затоваривание складов, падение размера оборотных средств, что также будет подстегивать дальнейшее сокращение производства Ferrexpo. Серьезное снижение спроса будет иметь отрицательное влияние в диапазоне от 35% до 50% ожидаемых продаж продукции, производимой компанией Ferrexpo, в целом за 2009 год.

Падение спроса в основном оказало влияние на производство Ferrexpo продукции с содержанием железа 62%, что побуждает Ferrexpo к снижению производства этой категории окатышей, которая как раз и составляет львиную долю продукции производимой на принадлежащем Ferrexpo Полтавском горно-обогатительном комбинате. То есть компания Ferrexpo в ближайшее время станет убыточной.

Резкое снижение спроса на производимую Ferrexpo продукцию усиливается тем, что клиенты компании снижают запасы железной руды на основном региональном рынке Ferrexpo – в Центральной и Восточной Европе. Украинские же потенциальные потребители продукции Ferrexpo практически вообще не подают признаков жизни, что существенно повышает риски наступления банкротства Ferrexpo.

Понятно, что акции украинских горно-металлургических компаний вообще, и Ferrexpo – в частности, имеют все предпосылки для дальнейшего снижения. Не стоит ожидать высокой рыночной активности в 2009-го году, скорее всего, инвесторы займут выжидательную позицию, и активность на рынке акций предприятий ГМК может повыситься не раньше второй половины 2010-ого года. Большинство ценных бумаг предприятий украинского ГМК по показателям сравнительной оценки остаются переоцененными по сравнению с мировыми аналогами. К тому же отношение инвесторов к акциям украинских компаний ГМК изменилось в сторону поиска фундаментально сильных активов с относительно низким уровнем долга, понятной стратегией и тактикой, высоким уровнем корпоративного управления.

К этой группе активов не относится Ferrexpo – один лишь шаг К.Жеваго в плане личного руководства компанией (об этом – ниже) ярко демонстрирует отсутствие малейших признаков прозрачности в деятельности Ferrexpo. Ценные бумаги данной компании имеют крайне высокие шансы продемонстрировать глубокое падение в 2009-м году. Подобные мрачные ожидания в отношении акций Ferrexpo уже начинают сбываться. Так, британский провайдер фондовых индексов FTSE Group исключила акции компании Ferrexpo из расчета своего индекса FTSE-100. Это решение принято при ежеквартальном пересмотре списка участников FTSE 100 и основывается на квартальной динамике котировок акций компании на Лондонской фондовой бирже — цена акций Ferrexpo за четвертый квартал 2008 года упала на 68%.

Производственные показатели деятельности Ferrexpo доказывают полную бесперспективность вложений средств в акции этой компании: так Ferrexpo Plc в 2008 году снизила добычу железной руды на 17,4% по сравнению с 2007 годом, при этом производство железорудного концентрата сократилось на 15,8%. Также в прошлом году Ferrexpo снизила выпуск окатышей на 16,4% по сравнению с 2007 годом.

Ferrexpo уже начинает «урезать» свой бизнес — приостановлен проект разработки Лавриковского месторождения Полтавской области. Более того, в 2009 года сам ПГОК в связи с мировым финансово-экономическим кризисом намерен сократить объемы производства железорудных окатышей на 15% по сравнению с итогом 2008 года. Понятно, что даже такое снижение объемов производства способно привести к падению капитализации Ferrexpo практически до нулевых отметок. Также понятно, что реально снижение объемов производства будет еще больше – из-за рецессии в мировой экономике, а также в силу того, что глубина падения украинской экономики будет намного сильнее среднемировых показателей.

Теперь перейдем к вопросу, напрямую связанному с предметом нашего исследования. На 19 мая 2009 года запланировано проведение собрания акционеров компании Ferrexpo, контрольным пакетом акций которой, напомним, владеет бизнесмен и народный депутат от БЮТ К.Жеваго (через принадлежащую ему компанию Fevamotinico). Одним из важных вопросов предстоящего собрания является обратный выкуп (buy-back) до 10% акций Ferrexpo, котирующихся на Лондонской фондовой бирже (LSE). Согласно планам руководителей Ferrexpo выкупленные акции могут быть впоследствии проданы, аннулированы или использованы для поощрения сотрудников компании.

Действительно, в условиях паники на фондовом рынке все больше компаний, чьи акции торгуются на бирже, может прибегнуть к выкупу собственных бумаг. Обратный выкуп представляет собой покупку компанией своих же собственных акций на открытом рынке. Впрочем, даже рассматривая ситуацию сугубо абстрактно, заметим, что buy-back — это краткосрочная мера, которая работает на протяжении крайне короткого отрезка времени.

Заметим, что при проведении обратного выкупа акций резко возрастают риски компании в долгосрочной перспективе. Так, при решении об обратном выкупе бумаг компании возникает риск того, что спекулянты могут искусственно «разогреть» рынок, поднять котировки акций, так что для добросовестного эмитента теряется смысл выкупать бумаги. Более того, на сегодняшний день компании, которые реально могут осуществлять добросовестный buy-back, не будут озвучивать свои планы, поскольку это приведет к резкому росту котировок их акций и росту затрат на обратный выкуп ценных бумаг.

В действительности ситуация с обратным выкупом акций компании Ferrexpo выглядит весьма неоднозначно. Не исключено, что К.Жеваго может за счет средств компании Ferrexpo поддержать свои стагнирующие бизнесы. Вuy-back акций Ferrexpo может быть проведен выглядеть следующим образом – за счет средств компании Ferrexpo, 49% прав собственности которой не принадлежит К.Жеваго, будут выкуплены акции Ferrexpo у принадлежащей именно К.Жеваго компании Fevamotinico. Понятно, что занимая пост Генерального исполнительного директора компании Ferrexpo (предыдущие руководители были уволены 25 октября 2008 года и теперь ею руководит сам К.Жеваго), К.Жеваго имеет дополнительные возможности в плане осуществления запланированной им операции с обратным выкупом акций Ferrexpo.

Дальнейшее движение денег акционеров Ferrexpo, может произойти в направлении находящегося в сложном положении банка «Финансы и Кредит», который принадлежит К.Жеваго. Напомним, что 18 марта 2009 года банк «Финансы и Кредит» официально запросил помощи у государства. А 24 марта собрание акционеров этого банковского учреждения подтвердило запрос на получение госпомощи. Однако, государство четко дало понять, что может оказывать помощь из госбюджета только тем банкам, в которых введена временная администрация. Понятно, что Жеваго не устраивает вариант с введением временной администрации в банк «Финансы и Кредит».

По оценкам экспертов данное финансовое учреждение остро нуждается в немедленном вливании как минимум 3,5 миллиардов гривен. Получается, что существенную часть этой суммы Жеваго планирует получить от миноритарных акционеров Ferrexpo – путем специфической операции с обратным выкупом акций?

Отметим, что 23 марта международное рейтинговое агентство Moody’s понизило рейтинги банка «Финансы и Кредит» с уровня B1/B2/E+/Aa3.ua до уровня Caa2/E/B3.ua. То есть до фактически дефолтного уровня. Понижение рейтингов «Финансы и Кредит» агентство Moody’s объяснило тем, что банк не рассчитался в установленные сроки по привлеченному ранее синдицированному кредиту на сумму 70 млн. долларов (реально были погашены лишь 5% от суммы кредита). То есть банк «Финансы и Кредит» действительно находится в состоянии дефолта. Отметим, что организаторами этого займа в марте 2008 года были Raiffeisen Zentralbank, Standard Bank и VTB. Ставка кредита составляла LIBOR+1,95%.

Условия рекапитализации шести из семи банков, акционеры которых попросили помощи у государства, вызвали удивление у экспертов. Так, в обмен на финансирование правительство намерено получить в банке «Киев», Родовид Банке и Укрпромбанке 99% акций, в банке «Надра» — 91,8%, Имэксбанке и Укргазбанке — 75%+1 акция. А в отношении банка «Финансы и Кредит» планируется в обмен на вливание государственных средств планируется отдать державе лишь 50% плюс 1 акция. Но, одним из основных условий выделения государственной помощи являлся размер пакета акций банка, который переходил под контроль правительства, — не менее 75%+1 акция.

Авторы данного материала взяли интервью по вопросу особых условий рекапитализации банка «Финансы и Кредит» у заместителя секретаря Совета Национальной безопасности и обороны Украины Дмитрия Выдрина. Оно будет приведено в конце исследования.

Возвращаясь к Ferrexpo заметим, что рыночная ситуация благоволит планам К.Жеваго. Если в начале апреля 2009 года акции Ferrexpo котировались на Лондонской фондовой бирже на уровне 0,6-0,62 фунта стерлингов, то 14 апреля данные ценные бумаги стоили уже 0,77 фунта стерлингов. А по состоянию на 27 апреля 2009 года курсовая стоимость акций Ferrexpo была на уровне 1,315 фунта. Таким образом, складывается впечатление, что рынок соответствующим образом отреагировал на объявленный обратный выкуп акций Ferrexpo. Таким образом, похоже, что К.Жеваго правильно рассчитал свои действия. Правда, при этом положение миноритарных акционеров Ferrexpo в свете предстоящего buy-back трудно назвать выиграшным.

Кстати, подобную операцию с обратным выкупом акций К.Жеваго проделал в сентябре 2008 года. Тогда, в связи с падением цены акций Ferrexpo у него возникла ситуация с необходимостью довнесения денег по margin call в рамках кредита от банка JP Morgan на сумму 2.2 миллиарда долларов. Однако, вырученные 77 миллионов долларов не спасли ситуацию – К.Жеваго не смог погасить кредит, как и не смог увеличить обеспечение по нему. В результате, JP Morgan продал находящиеся у него в залоге 20,79% акций Ferrexpo (до этой продажи данный пакет акций принадлежал К.Жеваго).

Также заметим, что объявление об обратном выкупе и реальная покупка акций – это далеко не одинаковые понятия. Конечно, объявление может вызвать рост цены акций, но, как правило, только на довольно короткий срок. Не стоит безоглядно верить тому, что объявление обратного выкупа в любом случае ведет к реальному выкупу акций. Довольно большая часть объявленных обратных выкупов полностью не совершается. Вот и представитель Ferrexpo Гевин Маккей недавно заявил, что компания не планирует проводить обратный выкуп своих акций. Якобы, вопрос о предоставлении Ferrexpo права выкупа до 10% своих акций включен в повестку дня собрания акционеров, запланированного на 19 мая, однако, по словам господина Маккея, сейчас не идет речь о том, что компания обязательно воспользуется этим правом. Может быть, К.Жеваго объявляет о buy-back для того, чтобы добиться хотя бы кратковременного всплеска цены акций Ferrexpo и продать принадлежащий ему пакет? Стоит ли рассматривать этот вариант в качестве серьезного? Или все же К.Жеваго надеется на то, что обратный акции Ferrexpo принесет его бизнесу большую финансовуб выгоду? Вероятно, что суть действий К.Жеваго состоит в том, чтобы выкупить за счет средств акционеров компании Ferrexpo акции этой компании, принадлежащие К.Жеваго (то есть трансформировать средства акционеров Ferrexpo в средства лично К.Жеваго). Причем выкуп будет осуществляться по несколько завышенной цене, что стало возможным вследствие удачного манипулирования рынком.

Комментарий заместителя секретаря СНБО Дмитрия Выдрина.

«У нас в стране с недавних пор возникла концепция, состоящая в том, что государство все может сделать лучше, чем кто-либо другой. Руководство Кабмина раздражают сегодня все виды негосударственной собственности. Государство с раздражением реагирует на дальнобойщиков, потому что державу возмущает – почему они сами выписывают себе путевые листы, а не выписывает Кабмин? Власть раздражает частные газеты: почему их цензурируют сами владельцы изданий, а не государство? Также раздражают частные торговцы газом – почему они сами пытаются торговать углеводородами, а не государство?

И, естественно, государство в лице руководства исполнительной властью раздражают коммерческие банки. Именно поэтому премьер-министр совершила то, что не совершается ни в одной нормальной стране мира – трижды выступала с заявлением о том, чтобы люди не держали деньги в частных банках, а делали вклады в государственные банки. Более того, она пошла дальше, называя те госбанки, в которых нужно держать денежные средства, и несколько раз назвав те частные банки, в которых нельзя. Юлия Тимошенко вообще считает, что частные банки – это нонсенс.

Исходя из такого подхода, я думаю, что государство в лице премьер-министра, будет последовательно осуществлять политику «всасывания» клиентов частных банков в сферу государственного управления, и переформатирования собственности акционерной, частной в государственный вид собственности.

Почему происходит это неравномерно, и с неодинаковыми подходами к различным банкам? Все объясняется просто — потому, что одновременно идет придворная политическая игра. И поэтому владельцам банков предлагаются неравные условия за их неравный вклад в эту придворную политическую борьбу. Одни из них обещают один размер взноса, им предлагают более выгодные условия, другие предлагают менее выгодные условия – соответственно по отношению к ним демонстрируется гораздо более жесткий подход. Повторюсь, это связано с тем, что на экономическую игру наложилась политическая игра. Если бы политическая игра не накладывалась, все банки, которые можно было бы рекапитализировать по законодательно утвержденной схеме, они были бы рекапитализированы по этой общей схеме. Но, политическая игра вносит коррективы, поэтому делается коэффициент поправки на участие владельцев банка в политической игре. Отсюда вытекают те пакеты акций банков, которые в каждом конкретном случае государство берет под свой контроль при рекапитализации того или иного банка. По размерам этих пакетов акций можно распознать насколько провинились владельцы банков перед государством в лице главы исполнительной власти.

В банке «Надра» провинились на 91,8%, потому что те, кто их пытался приобрести, финансировали альтернативные главе правительства политические проекты, критиковали действующую исполнительную власть. В то же время, видимо, банк «Финансы и кредит» провинился перед руководителем правительства всего лишь на 51%. Значит, 49% ему, по видимому, прощают, оставляя соответствующий пакет акций в собственности его владельца».

Следует особо отметить, что поведение К.Жеваго в деле Ferrexpo, несёт крупные внешне и внутриполитические издержки, как для страны в целом, так и для правительства Тимошенко, в частности.

Интересы Украины современных политиков интересуют мало, но не можем не упомянуть, что потенциальный скандал, с участием крупной компании, зарегистрированной в Швейцарии и принадлежащей украинцу, самым негативным образом отразится на имидже нашей страны.

Более того, учитывая споры швейцарских банкиров с мировым сообществом по поводу нежелания Конфедерации Свободных Кантонов адаптировать своё национальное финансовое законодательство под международные требования по борьбе с отмыванием незаконно полученных доходов и с уходом от налогообложения (на Украине это называется «оптимизацией налогов»), привлекут к любому финансовому скандалу, связанному со Швейцарией, пусть даже косвенно, пристальное внимание международных контролирующих финансовых органов, которое, несомненно распространится и на Украину, и на украинских бизнесменов, как соучастников скандала. Таким образом, как минимум украинскому бизнесу будет дополнительно затруднён и так весьма ограниченный доступ к кредитным ресурсам на мировом рынке, как максимум же, украинские компании и их владельцы могут попасть под механизм международных расследований, что в условиях мирового кризиса будет означать быструю и неотвратимую гибель бизнеса.

Тем не менее, главные опасности, вытекающие из ситуации, грозят дружественному К.Жеваго правительству Тимошенко.

Больно ударивший по украинцам кризис резко сократил симпатии к премьеру Тимошенко. Уровень её электоральной поддержки (рейтинг, в качестве кандидата в президенты) уже не позволяет экспертам однозначно прогнозировать выход Тимошенко во второй тур. Поскольку до выборов (даже, если они состоятся 25 октября), ещё не менее шести месяцев, кризис не собирается исчезать, денег у украинского правительства с каждым днём становится всё меньше и меньше, а привлекать новые международные кредиты – всё труднее и труднее, легко прогнозировать дальнейшее снижение рейтинговых показателей Тимошенко.

Теоретически этот процесс обратим, и хорошо проведённая избирательная кампания (а это Тимошенко делать умеет) способна компенсировать утраченное, если не полностью, то частично. Если к этому добавить админресурс, доступный главе правительства и тот несомненный факт, что во втором туре (если Тимошенко в него выйдет) ей будет противостоять Янукович, то в целом, шансы на победу в президентской гонке у действующего премьера, несмотря ни на что, сохраняются.

Однако ситуация коренным образом изменится, если избирательная кампания будет сопровождаться коррупционным скандалом с участием БЮТовского банкира (банкиры сейчас главные враги избирателей) и покровительствующего ему премьера. Несданный депутатский мандат Жеваго и молчание по этому поводу «принципиальной» Тимошенко, невозможно ни скрыть, ни объяснить, а на этом фоне любые объяснения относительно причин получения банком «Финансы и кредит» господдержки на льготных условиях не будут восприняты избирателями.

Возможно, премьер потеряет на этом скандале всего 1,5-2% голосов, но в условиях активной раскрутки Яценюка у неё каждый голос на счету. Ведь, если Тимошенко начнёт серьёзно уступать Яценюку по результатам соцопросов не двух-трёх, а подавляющего большинства структур – отток от неё избирателей превратится в повальное бегство.

Более того, нельзя забывать, что благодаря махинациям с Ferrexpo аналогичный скандал, с теми же участниками может в тот же период времени разразиться в Европе. Во-первых, два коррупционных скандала будут друг друга питать и поддерживать. Во-вторых, независимый от банковского скандал с «швейцарской» Ferrexpo сделает более убедительной в глазах обычного избирателя, не обременённого ни финансово-экономическими, ни политическими знаниями, и коррупционную версию банковского скандала. В-третьих, европейские СМИ уже давно без излишнего пиетета относятся к украинским оранжевым политикам. До сих пор Юлии Владимировне удавалось все неприятные для себя моменты списывать на противостояние с президентом. Однако можно смело утверждать, что падкие до сенсаций европейские журналисты, не имеющие больше тех же, что и в 2004 году «оснований» любить Тимошенко с удовольствием будут смаковать так ложащуюся в контекст кризиса сагу об украинской премьерше-коррупционерке.

Такой, взаимоподдерживающийся украиско-швейцарский коррупционный скандал способен выбить из рядов сторонников Тимошенко уже не 1,5-2%, а все 5%. В настоящее время это не менее трети её оставшихся сторонников. В таком случае, рейтинг Тимошенко станет сопоставим с рейтингом Симоненко, а как показывает пример Ющенко, после этого отток избирателей, окончательно разочаровавшихся в способности своего лидера выиграть какие бы то ни было выборы, становится массовым и неконтролируемым. С таким рейтингом на выборы можно будет даже не идти, чтобы не тратится и не позориться.

Наконец, подобного рода скандал в разгар избирательной кампании нанесёт удар и по международному имиджу Тимошенко. Между тем публичная поддержка иностранных политиков или её видимость – как раз то, на что премьер в последние годы не без успеха делала ставку при решении своих внутриполитических проблем. Можно долго и упорно удивляться тому, как наивно народ и политики Украины реагируют на фотографию премьера с Саркози или с Путиным, с Меркель или с Берлускони, но факт остаётся фактом, такая чисто протокольная фотография воспринимается общественностью как свидетельство крайне доверительных, едва ли не интимных отношений с лидерами великих держав.

Визиты чиновника, замешанного в крупный коррупционный скандал, приобретший европейское звучание будут не просто отменены. Отсутствие свежих фотографий можно пережить – есть старые. Информация о причинах отмены обязательно «утечёт» из МИДов и посольств, как всегда достигнув Украины в гипертрофированном виде.

Таким образом, решая мелкую тактическую задачу финансирования собственного бизнеса за счёт чужих (акционерных и государственных средств) Жеваго на самом деле рубит сук на котором сидит, или, если угодно, режет курицу, несущую золотые яйца. Ведь за оставшиеся пол года, правительство Тимошенко не успеет решить все проблемы Константина Жеваго, а если БЮТ потеряет власть, то деньги не просто негде будет брать. Придётся отдать взятое, да ещё и могут назначить украинским Ходорковским, который так нужен будет любому следующему президенту и правительству, для того, чтобы продемонстрировать народу «борьбу» с олигархами, «съевшими наше сало».

Подводя итоги нашего исследования в первую очередь считаем необходимым заострить внимание на том факте, что при попустительстве руководства исполнительной власти Украины предприниматель и народный депутат от БЮТ Константин Жеваго применяет далекие от прозрачных действия, целью которых является спасение принадлежащего ему коммерческого банка «Финансы и кредит».

При этом, судя по всему, в ближайшее время стоит ожидать проведения откровенно мошеннической операции по обратному выкупу акций компании Ferrexpo – за счет миноритарных акционеров этой компании К.Жеваго намерен получить дополнительные денежные ресурсы, которые он планирует направить на спасение иных своих бизнесов. С учетом того, что пакета акций Ferrexpo, принадлежащий К.Жеваго в сумме с пакетом акций, принадлежащих компании New World Resources N.V. (Нидерланды) – более 75% будет достаточно для позитивного голосования по проведению обратного выкупа акций Ferrexpo, логично ожидать того, что коммерческие структуры, принадлежащие К.Жеваго смогут получить дополнительные денежные ресурсы, изъятые у миноритарных акционеров Ferrexpo. Данное предположение основывается на информации о том, что компания New World Resources N.V. достигла договоренностей с К.Жеваго.

Для предотвращения подобных сомнительных операций следовало бы предоставить право акционерам, владеющим определенным количеством акций право заявлять иски в интересах общества о возмещении нанесенного обществу ущербу вследствие действий должностных лиц. А также ввести понятие сделок, в совершении которых заинтересованы определенные акционеры, и исключить таких акционеров из процесса голосования при принятии решения.

Влияние непрозрачных приватизационных сделок на перспективы приваизируемых компаний

28.04.2009 Статьи

Приватизационный процесс, начавшийся в Украине в 1992 году, стал своеобразным фундаментом формирования олигархического крупного капитала, поддерживающеговласть политически и финансово. На протяжении всей новейшей истории Украины, начиная с обретения ею независимости в 1991 году, приватизация была в фокусе общественного внимания. Это вполне естественно, если учесть, что приватизация являлась основным экономическим инструментом смены общественного строя, ухода отсоциализма, превращения имущества государства в активный капитал, формирования нового богатства и передела собственности. Отметим, что приватизация сформировала новую социально-экономическую реальность, обеспечив преобладание негосударственного сектора в экономике Украины. Однако, приватизация в нашей стране сопровождалась многочисленными недостатками концептуального, нормативно-правового, организационно-методологического, экономического, судопроизводственного, информационного характера. Особенно следует отметить: приватизация осуществляется часто теневыми, а порой и криминальными методами. Анализ некоторых из приватизационных процессов четко указывает на то, что нередко данные процессы фактически не контролируются государством в целом, но проходят под неусыпным вниманием отдельных коррумпированных чиновников.

Естественно, недостатки процесса приватизации в Украине органично связаны с недостатками функционирования системы государственного управления в нашей стране, с широким распространением коррупции. В процессе осуществления теневых операций коррупция является не просто дополнительным налогом бюрократии на предпринимательство, а своеобразной формой селекции частного капитала. Сложившийся в Украине тип взаимодействия бюрократии и частного капитала определил и формы роста частного капитала, а именно — путем консолидации вокруг различных центров власти: так образовались тесно связанные с властными политическими структурами промышленно-финансовые группы, получившие название олигархических групп, региональных кланов.

Более того, в Украине приобрела устойчивые формы практика использования государственной собственности в интересах отдельных лиц или групп. Это достигается за счет установления, при содействии государства, прямого или опосредованного контроля за финансовыми потоками, образующимися вследствие использования государственной собственности. Естественно, подобные процессы наиболее заметны, когда речь идет о крупных системообразующих промышленных предприятиях. Или, как их называли в процессе разгосударствления – предприятия группы «Г».

Кстати, так называемые технологии «индивидуальной приватизации» (отличные от приватизации за приватизационные имущественные сертификаты) начались для предприятий группы «Г» — потенциально наиболее дорогих и ликвидных объектов, играющих ключевую роль в индустриальном комплексе народного хозяйства Украины. Предлагалось максимально концентрировать пакеты акций, предлагаемые к продаже: как правило, продавать контрольный пакет на коммерческом конкурсе. Хотя формально индивидуальные инвестиционные требования к покупателю были запрещены, однако ФГИУ имел право и реально задавал «особые» условия покупки, а также квалификационные требования к будущему покупателю. На практике сложилось так, что ФГИУ не был ограничен в формулировке этих условий, хотя минимальный их набор был перечислен в Программе приватизации.

Ориентация на приватизацию подобных объектов не противоречила неизменной с начала 90-х годов официальной идеологии приватизации, предполагавшей оставить минимально необходимый государственный производственный сектор. С другой стороны, возможность продажи подобных объектов соответствовала ожиданиям возникших к этому времени украинских финансово-промышленных групп.

Конечно же, технологии «индивидуальной приватизации» резко расширяли пространство свободы действий чиновникам. Эта чиновничья свобода в коррупционной стране, без гражданского контроля, при настойчивом спросе на стратегические предприятия со стороны отечественных финансово-промышленных групп, да и еще при их поддержке властью, превращала индивидуальную приватизацию в заказную,. Или – вприватизацию «под конкретного заказчика». Именно технологии «индивидуальной приватизации» позволяли это делать, как правило, без формального нарушения закона. Либо, на нарушения законодательства не обращали внимания некоторые судебные органы.

Весьма примечательной в этом аспекте выглядит история приватизации «Дрогобычского заводаавтомобильных кранов». Возможно, история разгосударствления этого предприятия не привлекла большого внимания общественности, однако она характеризуется изощренными циничными действиями государственных чиновников и представителей судебных органов различных уровней. Поэтому, мы уделим ей определенное место в нашем исследовании.

В начале августа 2001 года Львовское региональное отделение Фонда государственного имущества Украины объявило конкурс по продаже государственного пакета 58,83% уставного фонда открытого акционерного общества «Дрогобычский завод автомобильных кранов». Стартовая цена объекта приватизации составляла 3,635 млн. грн. Фиксированные условия конкурса включали: сохранение профиля основной деятельности предприятия; содействие сохранению количества рабочих мест в течение 5 лет с момента подписания договора купли-продажи; погашение в пределах корпоративных прав в течение 90 дней с момента подписания договора купли-продажи просроченной кредиторской задолженности перед Пенсионным фондом и по заработной плате.

Для участия в конкурсе было подано три заявки со следующими предложениями:

— ООО «Укрспецмаш» — 7 050 000 грн.,

— ООО «Южтяжмаш» — 5 600 000 грн.,

— «Автоцентр», дочернее предприятие ООО «Холдинговая компания «Доброта» — 3 640 000 грн.

Все претенденты были допущены к участию в конкурсе. В соответствии с «Положением о порядке проведения конкурсов по продаже пакетов акций открытых акционерных обществ, созданных в процессе приватизации и корпоратизации», действующем с октября 2000 года, на основании Законов Украины «О приватизации государственного имущества» и «О государственной программе приватизации 2000-2002 гг.», главным критерием определения победителя является цена, предложенная им за выставленный на продажу пакет акций. Исходя из этого, победителем конкурса должно было быть объявлено ООО «Укрспецмаш», чье предложение почти вдвое превышало стартовую цену. Тем не менее, вопреки этому победителем конкурса было признано дочернее предприятие «Автоцентр», чье предложение было наихудшим.

Утвердив одним решением победителя конкурса, Львовское Региональное отделение ФГИУ, как бы «страхуя» свое незаконное решение, издает приказ, которым не утверждает соответствующие протоколы заседания конкурсной комиссии, тем самым, отменяя результаты конкурса.

И здесь свою роль начинают играть судебные органы, формируя нужную ситуацию и облекая ее в законную форму. Победитель конкурса ДП «Автоцентр» в Хозяйственном суде Львовской области обжаловал отмену результатов конкурса. Региональным отделением в свою очередь была подана апелляционная жалоба в Львовский апелляционный хозяйственный суд. 22 января 2002 года он отклонил данную жалобу. На этом основании Региональное отделение уже во исполнение решения Хозяйственного суда Львовской области заключило договор купли-продажи с ранее объявленным победителем конкурса ДП «Автоцентром».

В результате отмеченных «маневров» была создана ситуация при которой победителя конкурса определило Региональное отделение ФГИ, а фактическую ответственность за незаконное заключение договора купли-продажи взял на себя Хозяйственный суд Львовской области.

Другой участник конкурса ООО «Южтяжмаш» также обратился с кассационной жалобой в Высший хозяйственный суд Украины. Однако безрезультатно. Следующей инстанцией был Верховный суд Украины, который удовлетворил жалобу, отменив решение нижестоящих инстанций, направил дело на повторное рассмотрение в тот же Хозяйственный суд Львовской области. В этот же суд обратилась с иском компания, представившая на конкурс лучшее предложение — ООО «Укрспецмаш». Предметом иска было признание недействительным договора купли-продажи, заключенного Региональным отделением с ДП «Автоцентр» и признание победителем конкурса ООО «Укрспецмаш».

Хозяйственный суд Львовской области, Львовский апелляционный хозяйственный суд, а вслед за ними Высший хозяйственный суд Украины вопреки очевидным фактам подтвердили правомочность победителя конкурса ДП «Автоцентр».

В дело вмешалась Генеральная прокуратура Украины. При рассмотрении материалов дела выяснилось, что оснований в соответствии с которыми договор купли-продажи с ДП «Автоцентр» должен быть признан недействительным, три:

— во-первых, очевидное нарушение «Положения о порядке проведения конкурсов по продаже пакетов акций открытых акционерных обществ, созданных в процессе приватизации и корпоратизации»;

— во-вторых, отсутствие у Львовского Регионального отделения ФГИУ на момент подписания договора купли-продажи соответствующих полномочий. Дело в том, что 18 октября 2001 года, ровно через неделю после незаконного определения Львовским Региональным отделением победителя конкурса, вышел приказ Фонда государственного имущества Украины, в соответствии с которым вышеупомянутый конкурс отменен, утвержден уточненный план размещения акций, а подлежащий приватизации пакет акций передан в центральный аппарат ФГИУ;

— в-третьих, невыполнение ДП «Автоцентр» условий договора купли-продажи. А именно: сразу после того, как дело было направлено на повторное рассмотрение в Хозяйственный суд Львовской области, тот вынес предварительное постановление о запрете на любые действия с пакетом акций.

Это, с точки зрения ДП «Автоцентр», оказалось непреодолимым препятствием для погашения кредиторской задолженности вновь приобретенного предприятия. Сомнительность данного аргумента очевидна, поскольку договор купли-продажи был заключен за девять месяцев до вынесения данного постановления, а срок погашения долгов предприятия, указанный в договоре, составлял 90 дней, и к тому моменту давно истек. При этом, времени для выполнения договорных обязательств у ДП «Автоцентр» было более чем достаточно. Кроме того, расчет за приобретенный пакет акций между победителем конкурса и Региональным отделением был проведен не за денежные средства, а путем взаимозачетов.

Пытаясь восстановить законность и защищая интересы государства, которые были проигнорированы Львовским Региональным отделением ФГИУ, Генеральная прокуратура обратилась с иском в Хозяйственный суд г. Киева о признании недействительным результатов конкурса по продаже 58,83% уставного фонда ОАО «Дрогобычский завод автомобильных кранов». Дело было принято к рассмотрению. Однако в ходе заседания идя навстречу ходатайству ответчика — ДП «Автоцентр», Хозяйственный суд г. Киева 16 октября 2003 года вынес определение — передать дело на рассмотрение Хозяйственного суда Львовской области, т.е. в инстанцию, которая однажды уже облекла в законную форму неправомерное решение органа приватизации.

Крупные игроки и крупные ставки в приватизационной игре периода «индивидуальной приватизации» стимулировали также резкое увеличение масштабов применения методов отчуждения государственных предприятий фактически вне приватизационного законодательного поля (пример – ДМЗ им. Дзержинского, «Днепрэнерго», «Укрнефтепродукт»). Это всегда означало откровенную непрозрачность даже по сравнению со стандартами дешевой заказной приватизации. Как правило, за такими сделками стояли широко обсуждаемые, но не доказанные юридически сговор, искусственно созданные коллизии, тайная поддержка власти. К типичным способам такого отчуждения относятся:

− фиктивное банкротство и залог с последующей передачей имущества кредиторам;

− создание совместных предприятий с переводом наиболее ликвидного имущества в новое предприятие;

− уменьшение государственной доли за счет дополнительной эмиссии акций.

Наличие влиятельных и всем известных игроков на приватизационном рынке, концентрация усилий на продаже крупных объектов, достаточно легко идентифицируемый по условиям продажи заказной характер процесса, принудительно пониженный уровень конкурентности и очевидные низкие цены повысили резонансность и скандальность «индивидуальной приватизации», сконцентрировав общественное внимание на довольно небольшом количестве объектов и фигурантов.

Особенно ярко указанные выше особенности украинской приватизации проявились в 2003-2004 годах. В те времена ФГИУ был ориентирован на быструю и дешевую приватизацию приближенными к власти украинскими капиталистами крупных и ликвидных предприятий добывающей промышленности и первичной переработки природных ресурсов.

Приведем наиболее резонансные примеры использования технологии индивидуальной приватизации.

«Криворожсталь» (2004 год) — в конкурсе изъявили принять участие консорциум двух мировых металлургических трейдеров LNM Holdings – U.S. Steel, крупнейшие российские металлургические компании «Северосталь» и «ЕвразХолдинг», украинские – консорциум «Инвестиционно-металлургический союз», созданный подконтрольными «СКМ» и «Интерпайпу» компаниями, и «Индустриальная группа», созданная компаниями, подконтрольными «ИСД». Для того чтобы отсечь иностранных претендентов, было поставлено специфическое условие допуска к конкурсу: наличие в Украине прибыльного производства кокса объемом не меньше 1 млн. т в год на протяжении последних 3 лет. Этому условию отвечали лишь украинские участники. Победителем конкурса стал «Инвестиционно-металлургический союз». Цена покупки комбината, предложеннаяконсорциумом, составила немногим более 800 млн. долларов (российские инвесторы утверждали, что готовы были предложить 1,2 млрд. долларов). Примечательно, что после фактической реприватизации, проведенной в 2005 году, «Криворожсталь» была продана компании Mittal Stell за 4,6 млрд. долларов.

— Орджоникидзевский ГОК, который приобрел концерн «Приднепровье» (подконтрольный «Интерпайпу»). В качестве условия допуска к участию в конкурсе был выдвинут следующий критерий – «наличие эффективного опыта управления мощным ферросплавным предприятием». Этому критерию отвечал только концерн «Приднепровье», поскольку под его управлением находился с 1999 года государственный пакет акций НЗФ в 25%. Пакет акций Орджоникидзевского ГОКа был куплен за 205 млн. грн. При этом победитель получил дополнительное право на управление государственным пакетом акций в 25% с его последующим выкупом. В итоге, 15 августа 2003 года «Приднепровье» выкупил и этот государственный пакет за 410 млн. грн.

Еще одним «ноу-хау» в процессе приватизации в нашей стране, о котором мы упоминали выше, является внесение государственных объектов в качестве залога для получения кредита. При этом стоимостная оценка закладываемых фондов значительно ниже их реальной цены. При невозврате кредита заложенные мощности переходят в собственность кредиторов.

В качестве наглядного примера можно привести ситуацию, сложившуюся при получении кредита «Укрнефтепродуктом». Для получения кредита в 3,01 млн. долл. США этим государственным объединением в залог были переданы 3 крупнейших нефтехранилища с перегрузочными комплексами, представленные контрольными пакетами акций ОАО «Эксимнефтепродукт» (51% уставного фонда), ОАО «Киевнефтепродукт» (50% + 1 акция), ОАО «Крымнефтепродукт» (50% + 1 акция).

По данным ФГИУ рыночная стоимость заложенных пакетов акций составляла не менее 100 млн. долл. США. Кредит не был возвращен. В результате, заложенные пакеты акций перешли в собственность кипрской компании «Bevalo Investments Limited». По иску ФГИУ Хозяйственный суд г. Киева вернул данную собственность государству. Однако по встречному иску кипрской компании Апелляционный суд г. Киева отменил решение Хозяйственного суда.

Следующей вариацией сомнительного приобретения государственной собственности является согласие покупателя с предлагаемыми условиями — с последующим их невыполнением. Таким образом, действовал покупатель ОАО «Запорожский производственный алюминиевый комбинат» (ЗАЛК).

Осенью 1994 года предприятие было корпоратизировано в ОАО «Запорожский производственный алюминиевый комбинат» с уставным фондов в 155,68 млн. грн, номинал акции — 0,25 грн., количество выпущенных акций – 622,73 млн. шт. В 1999 годуначалась льготная распродажа акций предприятия — 6,991% акций ЗАЛК на сумму 10,88 млн. грн. были проданы работникам комбината.

В 2000 году Фонд государственного имущества Украины провел конкурс по продаже контрольного пакета акций ЗАЛК в размере 68,01% уставного фонда. Тендер проводился в два этапа. Победителем первого этапа стал консорциум «Металлургия» в лице ОАО «Красноярский алюминиевый завод» (КрАЗ), предложивший 101,5 млн. грн. Другой покупатель — ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест» занял второе место, предложив за акции ЗАЛКа 68 млн. грн. На втором этапе победителем номинально стало ОАО «Русский алюминий», предложившее более выгодные инвестиционные обязательства. Тем не менее, ФГИУ признал победителем ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест», потому как «РусАл» не принимал участие в первом этапе конкурса, а «КрАЗ» не предоставил банковских гарантий и разрешения на покупку от Антимонопольного комитета Украины.

Между ФГИУ и ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест» был подписан договор купли-продажи, где было зафиксировано, что одним из условий сделки является внесение инвестиций на сумму в 200 млн. грн. для переоснащения и реконструкции производства ЗАЛК. Пакет акций (25%+1 акция сроком на три года) оставался в государственной собственности.

Но уже в апреле 2002 года новый собственник — ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест», попытался за счет дополнительной эмиссии акций на сумму 274,54 млн. грн. размыть блокирующий пакет акций, принадлежащий государству (25%+1 акция) и мобилизовать средства для выполнения инвестиционных обязательств.

Против дополнительной эмиссии выступил ФГИУ, мотивируя свой отказ тем, что инвестиции должны были мобилизованы покупателем без изменения структуры уставного фонда предприятия. Только через два с половиной года выяснилось, что новый владелец ЗАЛК — российский ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест» не выполнил инвестиционных обязательств на сумму в 200 млн. грн., которые в свое время явились решающим аргументом в его пользу при определении собственника предприятия на конкурсе.

Нельзя обойти вниманием и приватизацию госпакета акций ОАО «Днепровский металлургический комбинат им. Дзержинского», составляющего 98,81% уставного фонда этого предприятия. Стартовая цена пакета составляла 587,1 млн. грн, при проведении приватизационного конкурса была применена так называемая «долговая схема».

При объявлении конкурса были обнародованы дополнительные условия, в соответствии с которыми потенциальный покупатель должен погасить или реструктурировать кредиторскую задолженность на сумму 600 млн. грн. Среди основных кредиторов комбината были НАК «Нафтогаз Украины», «Проминвестбанк», «УкрСиббанк», корпорация «ИСД», компании «Энерго», «Бари», «АРС», ряд коммерческих фирм Днепропетровска, Кривого Рога.

Интерес к приобретению государственного пакета акций меткомбината им. Дзержинского проявили корпорация «ИСД», КБ «Приватбанк», АКИБ «УкрСиббанк».

Данному конкурсу предшествовала большая «подготовительная» работа корпорации «ИСД». Эта корпорация, полностью выкупив у «УкрСиббанка» имеющуюся у него на балансе кредиторскую задолженность меткомбината, перехватила инициативу в приватизации у конкурентов, и начала диктовать свои условия. Именно выдвижение дополнительных специальных условий было тем основным фактором, на который рассчитывала корпорация «ИСД» в конкурсе по продаже государственного пакета меткомбината им. Дзержинского.

Руководство «ИСД» заявило, что корпорация контролирует значительную часть задолженности меткомбината им. Дзержинского. Контроль над кредиторской задолженностью комбината был нужен «ИСД» лишь для одной цели — стать единственным участником конкурса. В итоге, в ФГИ именно этот фактор признали решающим, и «выписали» под него дополнительные условия приватизационного конкурса. Более того,реализационная цена государственного пакета была значительно уменьшена за счет имеющейся на балансе «ИСД» кредиторской задолженности меткомбината им. Дзержинского. В итоге так и получилось, однако при этом вряд ли можно утверждать, что подобная приватизационная сделка отвечала условиям транспарентности и соблюла интересы всех участников конкурса.

Отметим, что в практике большой приватизации, особенно касающейся предприятий «группы Г», широко используется опутывание приватизируемого предприятия долгами — кредиторской задолженностью, которая снижает цену объекта и делает процесс продажи заложником компании кредитора. В этом аспекте рассмотрим еще один показательный пример, который до сих пор привлекает внимание специалистов иобщественности.

В 2001 году Хозяйственный суд Запорожской области возбудил дело о банкротстве «Днепрэнерго». В сентябре 2003 года этот же суд утвердил реестр кредиторов, состоящий из 65 компаний и организаций. В ноябре 2005 года комитет кредиторов «Днепрэнерго» инициировал санацию компании, план которой утвердил Хозсуд Запорожской области.

26 января 2007 года комитет кредиторов по результатам конкурса утвердил в качестве инвесторов угледобывающие компании «Шахта «Комсомолец Донбасса» и «Павлоградуголь», входящие в состав корпорации «Донбасская топливно-энергетическая компания» (ДТЭК). Компании разработали изменения и дополнения в план санации, предусматривающий погашение кредиторской задолженности «Днепрэнерго» и восстановление его платежеспособности за счет средств от инвесторов от присоединения к компании общества с ограниченной ответственностью, созданного этими инвесторами. Понятно, что свои интересы представители ДТЭК соблюли в первую очередь.

В итоге крупнейшим отечественным бизнесменом Р.Ахметовым была реализована классическая схема: сначала предприятие доводится до банкротства, затем появляется «добрый» кредитор, которому и достается впоследствии лакомый стратегический объект. Именно таким образом из государственной собственности были похищены сотни предприятий.

Долги «Днепрэнерго» образовались во второй половине 1990-х годов, когда неплатежи за электроэнергию были обычным явлением. Украинский энергетический рынок устроен таким образом, что деньги потребителей идут по цепочке: энергоснабжающие компании – оптовый покупатель-продавец всей отечественной электроэнергии госпредприятие «Энергорынок» — производители электроэнергии. Платежный баланс на то время складывался из долгов и вексельных обязательств. Потребители не платили «Энергорынку», «Энергорынок» – генерации, а генерация — поставщикам топлива и оборудования, подрядчикам и бюджетам всех уровней. Следовательно, по состоянию на 2001 год, когда расчеты за электроэнергию в Украине начали улучшаться, все энергетические компании накопили миллиардные долги. Структуры Р.Ахметова решили воспользоваться непростым финансовым положением «Днепрэнерго» — используя коррупционные связи в правительстве, они по долговой схеме приватизировали одну из крупнейших в Восточной Европе генерирующих компаний.

3 июня 2007 года правительство В.Януковича предсказуемо поручило НАК «Энергетическая компания Украины» поддержать дополнительную эмиссию акций энергогенерирующей компании «Днепрэнерго» на общую сумму 51,85 миллионов гривен. Эмиссия была необходима для выполнения плана санации, предложенного кредиторами «Днепрэнерго», входящими в состав корпорации «Донбасская топливно-энергетическая компания» — «Павлоградугля» и шахты «Комсомолец Донбасса». Согласно плану санации, первоочередное право выкупа принадлежало крупнейшим кредиторам. В результате эмиссии ДТЭК получила возможность установить контроль над блокирующим пакетом «Днепрэнерго», крупнейшим производителем электроэнергии в Восточной Украине за довольно умеренную сумму, никак не корреспондирующуюся с истинной стоимостью «Днепрэнерго». Если отталкиваться от тогдашней биржевой цены акций предприятия, то капитализация «Днепрэнерго» составляла около 1,635 миллиардов долларов. Купить почти половину такого предприятия за 10 миллионов долларов является крайне выгодной сделкой. Естественно — для покупателя, но не для государства.

Найдя полнейшее взаимопонимание с владельцем «ДТЭК» Р.Ахметовым (что неудивительно, так как Р.Ахметов является крупнейшим спонсором Партии Регионов), тогдашнее руководство Кабмина периода второго премьерства В.Януковичапринимает постановление «О вопросах принятия решения о проведении дополнительных эмиссий акций, их выкупе государством или внесении дополнительных взносов в уставные капиталы хозяйственных обществ» №797 от 6 июня 2007 года.В нем говорится, что для голосования представителем государства на общих собраниях акционеров хозяйственного общества во время рассмотрения вопроса о проведении дополнительной эмиссии достаточно распоряжения Кабмина. То есть, нормативно правовая база была элементарно «подогнана» под потребности «ДТЭК».

Далее, 13 июня 2007 года (удивительная оперативность для обычно неповоротливой «государственной машины») Кабмин издает распоряжение №407-р, в котором выражает согласие с предложением Минтопэнерго о голосовании представителем государства — НАК «Энергетическая компания Украины» (ЭКУ) — на общих собраниях акционеров «Днепрэнерго» за проведение дополнительной эмиссии простых именных акций на общую сумму 51,85 млн. грн. Вполне возможно, что непосредственно решение о разрешении голосовать за дополнительную эмиссию было подготовлено и передано в НАК «ЭКУ»еще до того, как было издано распоряжение Кабмина № 407-р, дающее санкцию на голосование. Получается, что управление корпоративными правами государства в ОАО «Днепрэнерго» было передано из компетенции ФГИУ в НАК «ЭКУ» за один день, что, по меньшей мере, выглядит подозрительно.

При этом, совершенно необъяснимо то, что, несмотря на передачу в уставный фонд НАК «ЭКУ» дополнительного имущества – пакета акций «Днепрэнерго», -никаких изменений уставного капитала НАК «ЭКУ» не произошло: в устав НАК «ЭКУ» изменения относительно увеличения уставного фонда не вносились. Получается, что акции «Днепрэнерго» вообще не отражались на бухгалтерском балансе НАК «ЭКУ»? Если это так, то все это является грубейшим нарушением норм бухгалтерского учета и законодательства об обращении ценных бумаг.

18 июня комитет кредиторов «Днепрэнерго» согласовал изменения к плану санации компании. 22 июня 2007 года комитет кредиторов энергогенерирующей компании «Днепрэнерго» направил план санации, предусматривающий дополнительную эмиссию, на рассмотрение Хозяйственного суда Запорожской области, а 30 июня Хозяйственный суд Запорожской области утвердил план санации государственной энергогенерирующей компании ОАО «Днепрэнерго».

28 августа 2007 года было проведено собрание акционеров «Днепрэнерго», на котором была одобрена дополнительная эмиссия акций этого ОАО. После предсказуемого позитивного голосования представителя НАК «ЭКУ» на собрании акционеров «Днепрэнерго» доля государства в ОАО «Днепрэнерго» уменьшилась с более чем 76% до 50%+1 акция, а Р.Ахметов, завладев более чем 40% акций «Днепрэнерго», расширил свое влияние на украинскую электроэнергетику. Отметим, что до проведения незаконной дополнительной эмиссии «ДТЭК» владел 8,28% акций «Днепрэнерго».

Технически завладение компанией «ДТЭК» акциями «Днепрэнерго» выглядело следующим образом – на собрании акционеров от 28 августа 2007 года был поддержанплан санации «Днепрэнерго». Согласно ему, ООО «Инвестиционное общество», учрежденное кредиторами компании — «Павлоградуглем» и шахтой «Комсомолец Донбасса», входящими в «ДТЭК», — получили акции дополнительной эмиссии «Днепроэнерго» на сумму 51,85 млн. грн. Таким образом, «ДТЭК» сконцентрировал более 40% акций крупнейшей украинской генерирующей компании.

Условия присоединения ООО «Инвестиционное общество» к «Днепрэнерго» несправедливы. Учредители ООО «Инвестиционное общество» обязались внести в компанию денежные средства на сумму около 208 миллионов долларов (речь идет об инвестиционных обязательствах). В рамках процесса объединения «Инвестиционного общества» и «Днепрэнерго» инвесторы «Павлоградуголь» и «Шахта «Комсомолец Донбасса»» получили в обмен на свои доли в ООО 2 043 434 акций «Днепрэнерго», что составит 40% в «объединенной» компании. Исходя из рыночной стоимости акций «Днепрэнерго» до проведения собрания в 386 долларов за 1 акцию доэмиссионная капитализация компании составляет 1,635 млрд. долларов. Подсчитав 40% от этого значения, мы выйдем на 654 млн. долларов, что в 3,14 раза превышает сумму, в которую обошелся этот пакет так называемым инвесторам из «ДТЭКа».

Строго говоря, сумма реальных инвестиций, внесенных ООО «Инвестиционным обществом» в уставный фонд «Днепрэнерго», в действительности даже меньше, чем 208 млн. долларов, так как эту сумму необходимо уменьшить на сумму задолженности «Днепрэнерго» перед учредителями ООО «Инвестиционное общество», а именно — ОАО «Шахта «Комсомолец Донбасса» и ОАО «Павлоградуголь», а также перед другими предприятиями-кредиторами, которые входят в компанию «СКМ», являющуюся холдингом-держателем собственности промышленных компаний, которые контролирует Р.Ахметов. Это подтверждает тот факт, что внесенные в уставный фонд средства ООО «Инвестиционное общество» в последствии были выплачены указанным предприятиям в ходе погашения долгов по мировому соглашению.

В процессе отчуждения около 40% акций ОАО «Днепрэнерго» были допущены нарушения ряда нормативных и законодательных актов. Во-первых, статья №34 Закона Украины «О хозяйственных обществах» прямо и однозначно запрещает выпуск акций для покрытия убытков, связанных с хозяйственной деятельностью. Но, именно это и произошло в случае с дополнительной эмиссией «Днепрэнерго». Во-вторых, закон относительно погашения старых долгов предприятий ТЭК («О мероприятиях, направленных на обеспечение стабильного функционирования предприятий топливно-энергетического комплекса») устанавливает, что до окончания процедуры погашения задолженности хозяйственные суды не имеют права рассматривать ходатайства о признании предприятия-должника банкротом и открывать ликвидационную процедуру. В соответствии с этим Законом, процедура погашения старых долгов действовала до 1 января2008 года. То есть реально объявить «Днепрэнерго» банкротом могли не раньше окончания 2007 года, а фактически объявили 27 августа 2007 года.

Объективно говоря, пока мораторий на банкротство энергетических компаний действовал, не было ни малейшего смысла устраивать дополнительную эмиссию акций с привлечением негосударственных инвесторов на подконтрольное государству предприятие. Это если руководствоваться государственными интересами, а не бизнес-интересами главного спонсора Партии Регионов Р.Ахметова.

В-третьих, за дополнительную эмиссию акций голосовал представитель НАК «Энергетическая компания Украины» (тогда ее возглавлял близкий к Р.Ахметову выходец из «ДТЭК» С.Глущенко), хотя существовал Указ Президента и решение Совета национальной безопасности и обороны Украины, которые запрещали делать это. К тому же, Совет национальной безопасности и обороны инициировал запрет продавать долги энергогенерирующих компаний на аукционах. Это решение было вызвано угрозой скрытой приватизации государственных энергоактивов. Кроме того, есть президентский указ № 678/2007, обязывающий правительство и Фонд государственного имущества Украины предпринять меры по защите сектора энергетики от теневой приватизации, в том числе и путем дополнительной эмиссий акций. Но эти нормативные акты в 2007 году были грубо проигнорированы.

Естественно, Р.Ахметов сразу после допэмиссии решил «кадрово укрепить» «Днепроэнерго». При смене Наблюдательного Совета «Днепрэнерго» осенью 2007 года были выведены из НС представители Минтопэнерго, Запорожской облгосадминистрации, ФГИУ и трудового коллектива. Вместо них в НС «Днепрэнерго» ввели по квоте НАК «Энергетическая компания» Александра Познякова, Александра Яшту и Николая Стегния. Отметим, что А.Позняков до назначения и. о. первого вице-президента НАК «ЭКУ» руководил департаментом генерации дирекции по производству ДТЭК. А.Яшта до назначения на должность и.о. вице-президента «ЭКУ» был директором ООО «Энергопроект», компании, которая выполняет проектно-исследовательские работы, а также разрабатывает техническую политику для предприятий ДТЭК.Кроме того, в НС «Днепрэнерго», вошли представители аффилированной с ДТЭК компании DTEK Holdings Limited (как юрлицо) и два представителя ДТЭК В.Бутенко и А.Онищенко. Также в Наблюдательный Совет «Днепрэнерго» был назначен Дмитрий Тевелев, который был до этого управляющим санацией ОАО «Днепрэнерго», то есть – технически осуществлял оформление перехода собственности 40% акций в пользу Р.Ахметова. Таким образом, 6 членов Наблюдательного Совета ОАО «Днепрэнерго» из 7 стали контролироваться Р.Ахметовым.

В 2008 году, после смены «властной команды» и прихода на пост главы Кабмина Ю.Тимошенко, была предпринята попытка вернуть государственный контроль над «Днепрэнерго». 21 марта 2008 года было проведено абсолютно легитимное собрание акционеров «Днепрэнерго». На нем государство в лице НАК «ЭКУ» (ее уже возглавлял новый руководительсделало все возможное для восстановления госконтроля над этим предприятием – было подтверждено владение 76,04% акций ОАО «Днепрэнерго», сменены Наблюдательный Совет (в котором 6 мест из 7 досталось представителями государства), Правление и Ревизионная комиссия компании.

А 8 апреля 2008 года Хозяйственной палатой Верховного суда Украины были признаны незаконными все решения собрания акционеров ОАО «Днепрэнерго» от 27 августа 2007 года. То есть, высшая судебная инстанция страны признала тот факт, что дополнительная эмиссия акций ОАО «Днепрэнерго» была проведена незаконно. Как и то, что государство владеет пакетом акций ОАО «Днепрэнерго» в размере 76,04%.

Однако, дальше позиция премьер-министра Украины Ю.Тимошенко изменилась – никаких реальных шагов по действительному восстановлению контроля над «Днепрэнерго» сделано не было.

А по итогам проведенного 24 марта 2009 года собрания акционеров «Днепрэнерго» государство утратило контроль над «Днепроэнерго». В ходе собрания были переизбраны составы наблюдательного совета, правления и ревизионной комиссии «Днепрэнерго». Теперь интересы государства в Наблюдательном Совете (НС) представляют не 6 членов НС, а 4. При этом представительство «ДТЭК» в Набсовете увеличилось с 1 до 3 членов НС. Отметим, что согласно уставу «Днепрэнерго», для кворума при голосовании членов Набсовета необходимо участие 5 членов. То есть, государство добровольно лишилось возможности влиять на кворум в Набсовете.

Не менее странным является то, чтофактически обладая пакетом акций «Днепрэнерго» в размере 76,04%, НАК «Энергетическая компания Украины» («ЭКУ») неожиданно и ничем логически необъяснимо зарегистрировалась на проведенном 24 марта 2009 года собрании акционеров ОАО «Днепрэнерго» с пакетом акций в размере 50%+1 акция. НАК «Энергетическая компания Украины» ипроголосовала как собственник пакета 50%+1 акция, вместе с ДТЭК одобрила едва ли не все вопросы повестки дня, включая распределение мест в руководящих органах компании. Таким образом, исполнительная власть перечеркнула все ранее сделанные ею шаги по недопущению противоправной приватизации «Днепрэнерго».

Проведенное 24 марта 2009 года собрание акционеров также утвердило в качестве регистратора ОАО «Днепрэнерго» «Проминвестбанк», который ранее был «назначен» на эту роль правлением компании (что к слову является вопиющим нарушением действующего законодательства, так как решение вопроса о смене регистратора не относится к компетенции правления). Известно, что в результате успешно проведенной рейдерской атаки на «Проминвестбанк» его совладельцами стали соратники Р.Ахметова по Партии Регионов братья Андрей и Сергей Клюевы. Передача реестра акционеров «Днепрэнерго» в ведение «Проминвестбанка» вполне может привести к манипуляциям с реестром, вполне возможно, что в один «прекрасный» день государство вообще вычеркнут из числа акционеров «Днепрэнерго».

Фактическое подтверждение того, что «ДТЭК» владеет более чем 40% акций ОАО «Днепрэнерго», а именно об этом свидетельствует позиция государства, занятая его представителями на собрании 24 марта 2009 года, позволит «ДТЭК» блокировать бесконечно долго проведение собраний акционеров, а на практике — при соответствующем лояльном отношении государственных структур (а Тимошенко, судя по всему именно такое отношение и гарантировала Ахметову) – стоит ожидать, чтоДТЭК будет продолжать управлять «Днепрэнерго», извлекая из этого выгоду и не учитывая интересы государства.

Если бы государство или еще в 2007 году воспрепятствовало проведениюпротивоправной дополнительной эмиссии или весной 2008 года действительно восстановило контроль над «Днепрэнерго» (а для этого были все предпосылки), то можно было бы реализовать имевшиеся планы по приватизации «Днепрэнерго». В таком случае государство могло бы выручить от продажи 76% акций ОАО «Днепрэнерго», при условии проведения открытого конкурса, 7,32млрд. грн. (напомним, что речь идет о мае 2008 года, то есть о докризисном периоде). Кстати, если бы государство вообще не «играло» в дополнительную эмиссию акций, а в 2007 году продало 76% акций ОАО «Днепрэнерго» по рыночной цене, то удалось бы выручить 6,27 млрд. грн. Данные цифры рассчитаны с использованием рыночных цен акций «Днепрэнерго» (на момент расчета). Но, при покупке крупного пакета акций (в данном случае речь идее о 76%) обычно к цене прибавляют так называемую премию за контроль над предприятием. Следовательно, реальный доход государственного бюджета от прозрачной продажи государственного пакета акций «Днепрэнерго» был бы еще на 10-15% больше, чем вышеприведенные цифры.

Если руководствоваться интересами государства, то необходимо вернуть в госсобственность 76% акций «Днепрэнерго», тем более, что это предписывает решение Верховного Суда Украины. Продавать же их инвестору стоит по окончании финансового кризиса, когда стоимость украинских активов вновь возрастет.

Подводя итоги приватизации в нашей стране заметим, что не достигнута одна из главных целей приватизации — создание массового собственника. Почти 7,8 млн. граждан Украины отказались от участия в сертификатной приватизации. Более 30 млн. держателей акций приватизируемых предприятий уже продали свои акции и вернулись к тому состоянию, в котором они находились до начала приватизации. Большинство из тех, кто получил акции и формально является собственником, часто не имеет доступа ни к учредительным документам, ни к достоверной информации о том, кто является настоящим владельцем предприятия.

Не создан значимый слой малого и среднего предпринимательства, который в развитых странах является фундаментом формирования крупной собственности и в наибольшей мере содействует становлению среднего класса, культуры частной собственности, гражданского общества. Так, на начало 2009 года в Украине были зарегистрированы лишь 253 тыс. малых предприятий, то есть 55 на 10 тыс. населения, или на порядок ниже, чем в странах с развитой экономикой (500 — 700 предприятий на 10 тыс. населения). Часть продукции малых предприятий в общих объемах производства продукции (работ, услуг) в Украине составляет всего 7,3%, тогда как в развитых странах — 50-60%.

Приватизация не стала мощным источником поступлений в государственный бюджет, а, следовательно — финансовой поддержки социально-экономического развития страны. Если не учитывать реприватизационную продажа «Криворожстали», в государственный бюджет было направлено 2,5 млрд.долл. от приватизации, что явно не соответствует объему проданной собственности. Для сравнения, Венгрия которая значительно уступает Украине по социально-экономическим ресурсам, получила от приватизации 6,5млрд. долл. США.

Значительная часть собственности и капиталов, приобретенных теневым (нелегальным или полулегальным) способом, не могут использоваться в полной мере без риска для их собственников. Причем риски исходят как от недоверчивого отношения к ним со стороны потенциальных партнеров, так и от искусственного создания государством так называемых «крючков», через которые можно влиять на владельцев, на финансовые потоки их предприятий. То есть поддержка полулегальных отношений «бизнес-бизнес», «государство-бизнес» идет на пользу коррумпированным чиновникам и значительно сдерживает деловую активность. Такая ситуация является главной причиной как низкой инвестиционной привлекательности Украины, так и ограниченного ее инвестиционного присутствия на внешних рынках.

Сложившейся практикой стало непрозрачное, экономически необоснованное предоставление различных льгот отдельным субъектам хозяйствования. Это не только приводит к потерям государственного бюджета, но и искажает конкурентные отношения и служит мощным фактором влияния государства на предпринимательство.

Не создан в Украине и полноценный фондовый рынок, делающий невозможным перераспределение собственности рыночными методами и, более того, являющийся фактором подрыва стабильности финансовой системы Украины.

Обобщая приведенные данные, можно утверждать: в результате процесса приватизации в Украине не произошло главное — отделение бизнеса от власти. Бизнес, собственность остаются преимущественно зависимыми от государства, действующей власти, отдельных должностных лиц. Симптом этого — высокий уровень коррупции, переплетение интересов представителей властных и бизнесовых структур.

Последствия этого — торможение становления цивилизованных рыночных отношений, ощутимого подъема благосостояния населения, формирования среднего класса и гражданского общества в Украине. Поэтому переход украинской экономики на развитие по европейской рыночной модели, разрешение проблем легализации собственности и капиталов в значительной мере требуют коренного изменения политико-экономических отношений, сложившихся в Украине. В первую очередь, речь идет о необходимости ликвидировать полупреступное сращивание власти и бизнеса в нашей стране.

Особо отметим и тот факт, что, мягко говоря, специфическая позиция Кабмина в ситуации вокруг «Днепрэнерго» способна самым серьезным образом осложнить сотрудничество нашей страны с Международным валютным фондом, без получения кредитов от которого экономику Украины может ожидать обвальное падение.

Дело в том, что главным условием сотрудничества МВФ с любой страной – реципиентом кредитов, является неуклонное проведение в этой стране системных либеральных экономических реформ. Одной из составляющих этого процесса является прозрачность и транспарентность процессов разгосударствления.

К сожалению, позиция правительства Украины в вопросе приватизации ОАО «Днепрэнерго», недвусмысленно свидетельствует о преступной смычки власти и крупного бизнеса, которая происходит как в ущерб интересам государства, так и в противовес требованиям МВФ. Таким образом, вероятный отказ Международного валютного фонда от продолжения сотрудничества с Украиной может быть вызван, в том числе и игнорированием руководством исполнительной власти нашей страны необходимости проведения либеральных экономических реформ, а также — желанием премьер-министра Украины обменять интересы государства на лояльность крупного бизнеса интересам Блока Юлии Тимошенко.

При этом, следует отметить, что возможные политические дивиденды Ю.Тимошенко от данной сделки не просто не покрывают реальных политических и экономических потерь, но и являются в значительной степени виртуальными.

Теоретически, идя навстречу Р.Ахметову в вопросе приватизации «Днепрэнерго», Ю.Тимошенко может рассчитывать на лояльное отношение к союзу с БЮТ внутрипартийной группы Ахметова-Колесникова, что, вместе с группой Клюева даёт абсолютное большинство как в партии, так и в парламентской фракции ПР и создаёт условия для окончательного оформления союза между ПР и БЮТ.

Проблема, однако, заключается в том, что данный союз был актуален для обеих политических сил ещё два месяца назад. Но, после решения Верховной Рады о назначении президентских выборов на 25 октября 2009 года ситуация резко изменилась.

Сегодня БЮТ и ПР практически не имеют времени на переговоры – если Конституционный суд не отменит указанную дату выборов, то избирательная кампания стартует уже 27 июня. Кроме того, в июне заканчивается и текущая сессия парламента – последняя, в ходе которой можно успеть первый раз проголосовать изменения в Конституцию, необходимые для оформления союза ПР и БЮТ. Иначе до президентских выборов Основной Закон не может быть изменён. Наконец, не в восторге от возможности создания коалиции БЮТ и ПР, имеющей конституционное большинство, Владимир Литвин, ценность фракции которого при таком раскладе снижается до нуля, а сохранение за собой кресла спикера становится более, чем проблематичным.

Фактически уже сегодня, и с каждым днём приближения старта президентской кампании всё сильнее, лидеры ПР и БЮТ, каждый, заинтересованы скорее в победе на президентских выборах, чем в создании коалиции и изменении Конституции. Шансы Януковича и Тимошенко добиться президентства можно оценить как примерно равные. У лидера ПР выше рейтинг, но лидер БЮТ всегда значительно динамичнее и технологичнее ведёт избирательные кампании.

Кроме того, подавляющая часть оранжевого электората, выступавшего против Януковича в 2004 году, не изменила к нему своё отношение, несмотря на глубокое разочарование в Ющенко. Фактически непризнание Януковича достойным президентства является последним способом оправдать перед самими собой свой выход на «майдан». Ведь если Ющенко был недостоин поддержки, значит надо хотя бы верить, что оправданным было сопротивление Януковичу.

Таким образом, Тимошенко имеет неплохие шансы мобилизовать оранжевый электорат, в то время, как Януковичу будет крайне трудно добиться такого же единения бело-синего лагеря, какое было в том же 2004 году. Во-первых, Тимошенко – не Ющенко, она не страдает пещерным национализмом и русофобией, потому гораздо меньше раздражает юго-восточный электорат. Во-вторых, почему нельзя голосовать за Юлию Владимировну, если сам Виктор Фёдорович вёл с ней переговоры о коалиции? В-третьих, почему надо обязательно Януковича, если он точно так же не исключал коалиции я Ющенко, как и Тимошенко?

Всё это взятое вместе позволяет обоим претендентам играть на победу в президентских выборах, в результате которой победитель легко установит контроль над парламентом и правительством, то есть, получит всё для себя лично, а не пополам с партнёром по коалиции.

Ситуация настолько прозрачна, что и Тимошенко, и Ахметов не могут не понимать иллюзорность прочного союза БЮТ и ПР. Это значит, что демонстрируя единение и тактически подыгрывая друг другу, на самом делеони пытаются обыграть партнёра, попросту использовать его и оставить в дураках.

Так, например, Тимошенко может отобрать «Днепрэнерго» в любой удобный момент, просто выполняя решение Верховного Суда. Удобный момент скорее всего наступит после президентских выборов, но если предвыборная ситуация потребует бросить в толпу голову олигарха, а заодно скомпрометировать ПР (Азарову и Януковичу, как и всему составу Кабмина 2007 года будет крайне трудно отмыться от принятого тогда решения о фактическом дарении стратегической компании Р.Ахметову), то момент может наступить и накануне выборов.

В свою очередь, Ахметов, гарантировавший Тимошенко неподдержку Пратией регионов инициатив Ющенко, стимулируемого Балогой и «группой Фирташа» к очередному разгону Верховной Рады, сам заинтересован в том, чтобы избежать досрочных выборов парламента.

В сложившейся ситуации ему достаточно провести Януковича в президенты и сразу же в парламенте сложится прорегиональное большинство, которое утвердит «правильное» правительство. Зачем же рисковать досрочными парламентскими выборами, в результате которых в Раде окажутся крупные (по 60-70 депутатов) фракции Тягныбока и Яценюка, а также охвостье сторонников Ющенко, которые получат как минимум блокирующий пакет, более, чем в 150 голосов, а при благоприятном для себя раскладе, могут ещё и сложить коалицию с тем же блоком Литвина и кем-нибудь ещё. При этом фракции ПР и БЮТ уже не будут иметь совместно не только конституционного, но и простого большинства.

Таким образом, в союзе с Тимошенко, Ахметов поддерживает её только в тех вопросах, в которых заинтересован сам. Но он не мешает практически всему списочному составу фракции ПР регулярно клеймить Тимошенко позором (особенно усердно в эфире фирташевского «Интера»). Отсюда понятно, что Тимошенко рассматривается им не как союзник, а как конкурент в борьбе за контроль над президентской должностью.

Отсюда очевидно, что сделка вокруг «Днепрэнерго» носит тактический временный характер и стороны, её заключившие, ждут лишь благоприятного момента для «кидка» ничего не подозревающего партнёра. Есть, однако, веские основания подозревать, что «кидок» будет взаимным и почти одновременным. Как только начнётся президентская кампания и Тимошенко с Януковичем определятся как её фавориты, «Днепрэнерго» вновь станет камнем преткновения между БЮТ и ПР и окажется на острие пропаганды, как минимум, тимошенковский структур. Впрочем, если Ахметов заранее приготовится к такому развитию событий, то и он также может использовать ситуацию вокруг «Днепрэнерго» в антитимошенковской пропаганде.

Соединенные Штаты Европы?

24.04.2009 Новости

26 марта Европарламент подавляющим большинством голосов (503 — "за", 51 — "против", 10 воздержались) проголосовал за резолюцию "О состоянии трансатлантических отношений после выборов в США (2008/2199(INI))". Если вы хотите понять, почему Европа как политическая сила не может играть свою роль в переходе к новому, более сбалансированному состоянию международных дел (после эпохи американского унилатерализма), вам нужно лишь прочитать текст этой резолюции.

Европейские депутаты думают, что поскольку "инаугурация нового президента США открывает новую эру в истории Соединенных Штатов Америки", и поскольку "на него возлагаются огромные надежды всего мира", это избрание также "обладает потенциалом для придания нового импульса трансатлантическому партнерству".

Далее весь текст состоит из одних идеологических высказываний. Поскольку, "в соответствии с данными исследований, большинство европейцев поддерживает идею о том, что ЕС должен играть более заметную роль на международной арене", депутаты парламента приходят к выводу, что "по мнению большинства европейцев и американцев, ЕС и США должны совместно отвечать на международные угрозы". Ни один опрос общественного мнения за последнее десятилетие таких данных не давал.

Следующее предположение евродепутатов также говорит само за себя. "Во все более глобализованном, сложном и быстро меняющемся мире в интересах обоих партнеров, ЕС и США, вместе формировать международную среду и единым фронтом противостоять общим угрозам и вызовам на основе норм международного права и международных институтов, в частности, системы ООН, а также приглашать к сотрудничеству в этих усилиях других партнеров". Они очень скоро раскрывают, что здесь имеется в виду: "Трансатлантическое партнерство и НАТО незаменимы для обеспечения коллективной безопасности". Возлагать оборону Европы на НАТО — это предусмотрено Маастрихтским договором (1992 г.), Амстердамским договором (1997 г.) и Лиссабонским договором, который все еще не ратифицирован. И это одна из причин, по которой избиратели отвергали эти договоры, когда у них была возможность выразить свое мнение (например, во Франции и Нидерландах в 2005 году).

Но Европарламент предпочитает игнорировать настоящие чувства европейских граждан, которые желают мирного будущего. Он "призывает ЕС и США взаимодействовать в модернизации стратегий по активизации усилий, направленных на укрепление соблюдения прав человека и норм демократии на Ближнем Востоке, на основе своего экономического и "мягкого" влияния в регионе". Если вы думали, что это означает обуздание в какой-то мере агрессивной политики Соединенных Штатов, а также содействие действительно мирному урегулированию на Ближнем Востоке, то вас ждет разочарование. Ведь депутаты "подчеркивают, что в Афганистане на кон поставлены ценности, безопасность и авторитет трансатлантического сообщества", а затем "призывают ЕС, США, НАТО и ООН предложить новую совместную стратегическую концепцию, в которой будут всесторонне увязаны компоненты международного взаимодействия, чтобы укрепить безопасность во всех регионах, усилить афганские государственные и местные институты и помочь стране в национальном строительстве и обеспечении процветания в тесном сотрудничестве с соседними государствами".

Зачем мы цитируем эту ужасную идеологическую тарабарщину, аналогичную по своему содержанию и стилю заявлениям сателлитов СССР из Восточной Европы тридцатилетней давности, которые звучали, когда надо было оправдать советское присутствие в Афганистане? Дело в том, что они заключают в себе ту же слепоту и неспособность видеть факты, которая существовала в коммунистической части Европы. Соединенные Штаты Америки вот-вот спровоцируют страшную катастрофу в Пакистане, чья государственная власть лишилась остатков своей легитимности из-за сотрудничества с Вашингтоном в "войне с террором". Мир может скоро столкнуться с созданием в Пакистане исламистского государства. Тем не менее, вместо того, чтобы решительно осудить ту войну, которую Соединенные Штаты ведут почти восемь лет против ни в чем не повинного народа (который и без того настрадался во время десятилетней советской оккупации, а затем и десятилетней гражданской войны), вместо того, чтобы предупредить Соединенные Штаты об опасностях непреднамеренного порождения и вынашивания исламистской революции в Пакистане, депутаты Европарламента поддерживают нынешний американский курс. Они предпочитают осуждать Иран за угрозу создания атомной бомбы, которой пока не существует, вместо того, чтобы предупредить Соединенные Штаты о реальной опасности превращения ядерной державы, какой является Пакистан, в исламистское государство. Евродепутаты в Брюсселе утверждают, что "иранская ядерная программа ставит под угрозу систему нераспространения и стабильность в регионе и мире", но никто из них, похоже, не готов напомнить миру, что это США помогли Пакистану стать обладателем атомной бомбы.

Когда дело доходит до России, Европарламент "призывает ЕС и США разработать общую стратегию в отношении шести восточноевропейских государств (Молдавии, Украины, Грузии, Армении, Азербайджана и Белоруссии) в рамках Европейской политики добрососедства, чтобы добиться существенных и прочных результатов в реализации новых инициатив "Восточное партнерство" и "Черноморская синергия"". Европейским представителям следовало бы честно сказать, что они поддерживают политику Вашингтона по окружению России — тогда они могли бы напрямую цитировать идеи Збигнева Бжезинского из его "Великой шахматной доски", которая, кстати, написана лучше, чем их резолюция. Европейским представителям следовало бы также откровенно заявить, что они поддерживают американский империализм в Центральной и Южной Америке, вместо того, чтобы призывать "обоих партнеров уделить особое внимание Латинской Америке и ее региональным организациям, координируя усилия по консолидации демократии, соблюдению прав человека, по налаживанию ответственного государственного управления, борьбе с бедностью, по укреплению сплоченности в обществе, рыночной экономики, власти закона, включая борьбу с организованной преступностью и наркоторговлей, а также по поддержке региональной интеграции и сотрудничества в области климатических изменений".

Резолюция в основном посвящена геополитическим вопросам, но ее вторая часть, освещающая "экономические и коммерческие проблемы", точно так же отражает дух покорности американской внешней политике. Она также передает (если читать между строк) огромное облегчение, которое испытали евродепутаты в связи с уходом из власти Джорджа Буша — чьи бесстыдные империалистические устремления лишили внешнюю политику США всяких оправданий.

Европейские депутаты желают "создать к 2015 году единый трансатлантический рынок"; они выступают за "постепенную интеграцию финансовых рынков" и за "укрепление интеграции рынков ЕС и США, чтобы они могли лучше конкурировать с формирующимися рынками". Не исключено, что мы вот-вот окажемся на пороге нового этапа Великого глобального кризиса, поскольку крах доллара может стать неминуемым — а евродепутаты твердят нам: "Все в порядке. Слава Богу! Соединенные Штаты наш партнер — или, что еще лучше, снова наш лидер!"

Опросы показывают, что на очередные выборы Европарламента, которые состоятся в июне, придет лишь 34 процента избирателей. После 1979 года, когда граждане Европы впервые избирали Европейскую ассамблею, явка голосующих постоянно снижается. За жизнь одного поколения этот показатель упал с 60 до 40 процентов. В следующий раз их может прийти всего 30 процентов. Но можно ли удивляться этому, когда приходится читать такие тексты, как "резолюция по трансатлантическим отношениям"? Все опросы показывают, что европейцы очень хотят мира и реальной свободной рыночной экономики, но не нынешней экономической системы, основанной на выделении денег по разрешению свыше, субсидируемой государством и ориентированной на войну.

Граждане Европы достаточно информированы, чтобы четко понять разницу между историческими идеалами, которые на протяжении большей части своей истории представляют США, и их отторжением в период двух последних десятилетий. Но нынешние лидеры такой разницы не замечают. Если спросить граждан, то они отвергнут эту резолюцию "О состоянии трансатлантических отношений".

Объединенная Европа была когда-то великой мечтой. Первое поколение строителей Европы сразу после Второй мировой войны многого добились, потому что они превратили мир на континенте в реальность. Но сегодня существует широкая пропасть между чаяниями народа и тем, что обсуждает и за что голосует Брюссель. Отцы Европы (Жан Моне (Jean Monnet), Уинстон Черчилль (Winston Churchill), Роберт Шуман (Robert Schuman), Конрад Аденауэр (Konrad Adenauer), Альсид де Гаспери (Alcide De Gasperi)) мечтали о создании Соединенных Штатов Европы. Но сегодняшнее поколение европейских политиков выступает за "Соединенные Штаты в Европе". Генерал де Голль в 60-е годы четко говорил о том, что единственная перспектива для Европы — это обеспечение стратегической независимости от Вашингтона. Но европейские политики совершенно парадоксальным образом после окончания "холодной войны" проявляют все большую покорность по отношению к Вашингтону. А европейская мечта о мирном выходе из нынешней асимметричной системы взаимоотношений между мировыми державами все больше и больше превращается в утопию.

ИноСМИ

Цели и ответственность.

17.04.2009 Аналитика

Какова основная задача Национального банка Украины? Де-факто перед ним всегда стояло множество противоречивых целей — и курс гривны защищать, и инфляцию подавлять, и банки спасать, и экономический рост поддерживать. В результате выбор приоритетной цели чаще всего зависел от политических задач текущего момента.

Дискуссии о том, какой политики в отношении валютного курса должен придерживаться НБУ, свидетельствуют об отсутствии в нашем обществе согласия по поводу приоритетов денежно-кредитной политики. По большому счету, политика валютного курса должна являться вторичной по отношению к режиму таргетирования, которого следует придерживаться Национальному банку. Иными словами, политика валютного курса зависит от того, посредством каких макроэкономических переменных денежные власти управляют экономикой.

Денежное таргетирование быстро заняло место главной политики центральных банков среди развитых стран в 1970-80-х годах. Однако столь же быстро оно ушло со сцены, когда выяснилось, что экономика гораздо сложнее, чем несколько простых уравнений, описывающих денежный рынок. Ни одна развитая страна больше не придерживается денежного таргетирования, и оно вместе с монетаризмом кануло в Лету. На сцену вышел новый популярный режим, получивший название «инфляционное таргетирование» — то есть в качестве основного целевого ориентира для центрального банка выбирается контроль за уровнем цен.

Инфляционное таргетирование двадцать лет назад считалось рисковым экспериментом, на который решались немногие страны, такие, как Новая Зеландия или Канада. Сегодня оно признано не просто нормой денежно-кредитной политики, его можно назвать новой «священной коровой» экономической мысли. Позиции сторонников таргетирования инфляции обрели такую силу, что как в развитых, так и в развивающихся странах в законы о центральных банках были внесены положения, по которым «обеспечение стабильности цен и поддержание низкой и устойчивой инфляции является единственной целью денежно-кредитной политики».

Многие воспринимают инфляционное таргетирование как режим, где центральный банк заботит только низкий рост цен и ничего более. Однако на деле инфляционное таргетирование более прагматично. Центральные банки, объявившие ценовую стабильность своей главной целью, предпочитают гибкое таргетирование. Регулятор реагирует как на рост цен, так и стремится обеспечить сбалансированный экономический рост, не зацикливаясь исключительно на проблеме инфляции. Довольно активно говорят о таргетировании инфляции и в Украине. Причем привязывают к этому виду целеполагания и переход на более мягкий режим курсообразования.

Переход на полностью плавающий курс гривны, что действительно необходимо для полноценного таргетирования инфляции, пока еще невозможен по нескольким причинам. Период финансовой нестабильности и экономического спада является не самой благоприятной средой для самоустранения Нацбанка с валютного рынка. Кроме того, в условиях нестабильности «свободное плавание» приведет к гиперреакции валютного рынка. Наш же свежий пример, когда НБУ ушел с валютного рынка, показал, что делают с курсом спекулянты и паникующее население. Наконец, макроэкономические условия должны отвечать требованиям «устойчивого плавания». В частности, сбалансированный бюджет, устойчивый банковский сектор, невысокая внешнеторговая открытость, низкая инфляция — все это позволяет сохранять стабильный валютный курс даже в условиях «плавания». В настоящее же время макроэкономические условия не соответствуют этим параметрам.

Поэтому разумная политика НБУ, по всей видимости, должна напоминать политику ряда центральных банков в Восточной Европе, которые хотя и перешли на инфляционное таргетирование, в то же время должны поддерживать стабильный обменный курс к евро, рассчитывая на скорое вхождение в состав Еврозоны. Но, когда гривна войдет в «квазиплавание», а денежно-кредитная политика окажется без номинального якоря (которым был валютный курс), встанет вопрос о том, посредством чего украинские денежные власти намерены регулировать макроэкономическую конъюнктуру. Инфляционное таргетирование предполагает управление денежным рынком через процентные ставки. Готов ли к этому НБУ? Вплоть до последнего времени он без особого рвения удовлетворял потребности межбанковского рынка.

Нашим монетарным властям необходимо создавать способствовать повышению ликвидности рынка, добиваться роста эффективности процентной политики, совершенствовать управление ликвидностью банковского сектора, развивать макроэкономический анализ. Несмотря на то, что все эти задачи признаны важными, никаких конкретных шагов для подготовки таргетирования инфляции пока не предпринимается.

Если намерения ввести таргетирование инфляции озвучиваются всерьез, то работа должна вестись по нескольким направлениям. Во-первых, это повышение независимости денежно-кредитной политики в плане самостоятельного назначения целевых ориентиров. Во-вторых, расширение транспарентности деятельности Нацбанка (гласность финансовой отчетности НБУ, публикация стенограмм и протоколов заседаний Правления, обнародование оперативных прогнозов инфляции, ключевых макроэкономических и финансовых индикаторов, а также прогноза ставок НБУ, раскрытие экономико-математического инструментария). В-третьих — развитие процентной политики, то есть назначение целевых процентных ориентиров, формирование денежно-кредитного инструментария для их достижения. Ну и увеличение ответственности Нацбанка за промахи в достижении целевых ориентиров инфляции – ведь в настоящее время НБУ не несет ответственности, если его цели остались невыполненными. При всем искреннем уважении автора к руководству НБУ, отечественные реалии однозначно говорят в пользу того, что лишь при наличии реальной ответственности стоит ожидать по настоящему эффективной и результативной работы.

Александр Шепелев — народный депутат Украины, член комитета Верховного Совета по вопросам финансов и банковской деятельности.

В Брюсселе презентовали книгу о самоубийстве Украины

02.04.2009 Актуально

Завтра НАТО будет праздновать свое 60-летие. У нас также нашлись люди, которые решили отметить этот юбилей, но по-своему. Они решили рассказать публике не о том, почему Северо-Атлантический альянс – это хорошо, а о том, почему это плохо. Для Украины. Самое интересное, что сделано это было не для наших сограждан (большинство из нас и так не питает иллюзии относительно этого военно-политического блока), а для европейцев.

Как сообщает "Сегодня", сделано это было ни где-нибудь, а, используя советскую пропагандистскую терминологию, в самом «логове НАТО» — в Брюсселе, где, как известно, располагается штаб-квартира Североатлантического альянса.

На днях в столице Бельгии состоялась презентация книги «Заявка на самоубийство: зачем Украине НАТО?», выпущенной на английском и русском языках. Это коллективный труд достаточно известных политиков: депутатов, представляющих три фракции нынешнего парламента – лидера коммунистов Петра Симоненко, регионала и экс-вице-премьера Дмитрия Табачника и литвиновца экс-губернатора Одесской области Сергея Гриневецкого, а также бывших депутатов –экс- главы парламентского комитета по безопасности Георгия Крючкова и академика Петра Толочко. Русский тираж – 2,5 тысячи экземпляров. Английский – 1,5 тысячи. Последний вариант будет распространяться как в Киеве среди представительств западных держав и международных организаций, так и в Брюсселе среди евродепутатов и официальных лиц Североатлантического альянса.

Авторы давно и прочно работают друг с другом и на политической ниве, а некоторые и на литературной. Так Табачник и Крючков недавно выпустили книгу «Фашизм в Украине», посвященную украинскому национализму. Она выдержала уже 2 издания. Кстати, украинские националисты всегда были неравнодушны к Дмитрию Владимировичу, а в последнее время в особенности. Недавно Юрий Шухевич, сын командира УПА и капитана вермахта Романа Шухевича, которого Виктор Ющенко сделал Героем Украины, требует в судебном порядке изъять из продажи книгу Табачника «Утиный суп по-украински» (она выдержала уже 4 тиража), в которой тот рассказал, мягко говоря, о непарадной деятельности его отца. Крючков и Гриневецкий знакомы еще по Одессе, когда первый руководил одесскими коммунистами, а второй – комсомолом. В начале же этой недели авторы приняли участие в другой презентации, а именно «Общественного движения за нейтральный, внеблоковый статус Украины», состоявшейся в Киеве.

Итак, если Виктор Ющенко, а по его инициативе наш МИД и государственные СМИ ведут агитацию за НАТО в Украине, то вышеуказанные товарищи решили дать на это, как говорили прежде, симметричный ответ. Они начали агитацию «против», но только на Западе. Европейцам напрямую, без посредников решили разъяснить, почему те не должны потакать нынешним украинским властям в их стремлении впихнуть (другой глагол к этой ситуации трудно подобрать) Украину в альянс.

«Когда правительственная или любая другая официальная делегация едет в какую-нибудь европейскую страну, то после общения с ней у принимающей стороны создается впечатление, что украинцы, все как один, стремятся в альянс. Но это же неправда. Мнение народа совсем другое. Более 70% украинцев против этого. Поэтому европейцы и должны узнать об этом. Эта презентация что-то вроде начала информационной кампании по разъяснению последствий того, к чему приведет нашу страну ее продвижение в НАТО, и что потакание Ющенко и другим украинским евроатлантистам, поставит нашу страну на грань самоубийства», — пояснил нам цель этого мероприятия Ростислав Ищенко, президент украинского Центра системного анализа и прогнозирования. Его структура выступила одним из инициаторов издания книги.

Отвести «самоубийство Украины» в Брюсселе попытались Табачник, Гриневецкий и Крючков (Симоненко и Толочко приехать не смогли). Сделали они это в Европейском пресс-центре перед представителями западных масс-медия и некоторыми депутатами Европарламента, настроенными скептически относительно НАТО.

Итак, о чем же идет речь в книге. Так, представляя ее содержание, Георгий Крючков сказал на презентации, что анализ геополитического расклада сил на европейском континенте, заставил ее авторов сделать вывод, сводящийся в основном к двум положениям. «Во-первых, в условиях сохранения блокового противостояния на нашем континенте, вступление Украины в НАТО закрепило бы раскол Европы, превратило бы ее в государство, враждебное (в лучшем случае — недружественное) России, что несет огромный вред не только национальным интересам и безопасности нашей страны, но и ситуации на всем нашем континенте. Во-вторых, в сложившейся ситуации интересам Украины в наибольшей степени соответствует сохранение внеблокового статуса и официальное законодательное закрепление ее намерения стать постоянно нейтральным, безъядерным государством, которое было торжественно провозглашено в Декларации о государственном суверенитете Украины, принятой Верховным Советом УССР в июне 1990 года».

Также в своем выступлении Крючков раскритиковал украинский МИД за то, что тот искажает представление противников вступления Украины в НАТО, каким должен быть наш нейтралитет, и выставляет его в карикатурном виде. «Мы решительно отвергаем понимание нейтралитета, как самоизоляцию, замыкание в кругу собственных проблем, в том числе и оборонных, что, помимо прочего, якобы потребует многократного, непосильного для страны увеличения военных расходов». Он считает, что нейтарлитет должен быть активным, а с НАТО может и должно быть сотрудничество.

Также Крючков считает, а его мнение разделяет и весь коллектив авторов, что пришло время говорить о новой архитектуре безопасности в Европе. При этом эта система безопасности должна охватить весь континент «от Ванкувера до Владивостока». Таким образом, подчеркивается, что с разделительными линиями в Европе должно быть покончено, а в системе безопасности должны участвовать все страны, начиная от США и Канады и заканчивая Россией. Именно такой подход будет способствовать преодолению противостояния между НАТО во главе с Америкой и Россией.

Крючков выразил сожаление, что до сих пор не воплощены в жизнь положения Лиссабонской декларации ОБСЕ 1996 года относительно модели общей и всеохватывающей безопасности для Европы 21 столетия, в которой был поставлен вопрос о разработке Хартии европейской безопасности, а также Будапештской декларации Совета Европы 1999 года «За большую Европу без разделительных линий».

ТАК В ЧЕМ ЖЕ САМОУБИЙСТВО. Дмитрий Табачник в своем слове конкретизировал, в чем же будет заключаться суицид для Украины в случае вступления в НАТО. «Прежде всего, это раскол украинского общества. Во-вторых, это катастрофические последствия для украинского ВПК, который связан крепкими кооперационными узами с российским ВПК. Ведь отказ россиян от такой кооперации приведет к тому, что десятки тысяч украинских рабочих будут уволены с этих предприятий. Попросту для них работы больше не будет. В-третьих, перевод армии на натовские стандарты для нас неподъемное дело. Приведу пример с польской армией, которая в 1,5 меньше украинской. Так такой переход потребовал от Польши увеличения расходов с 3,5 миллиардов до 5,2 миллиардов долларов. Для Украины же эта цифра составит 8 миллиардов долларов. Это неподъемно для нашего бюджета. Причем эта сумма расходов составляет сумму расходов, выделенных в нынешнем бюджете на образование и здравоохранение».

Также Табачник часть своего выступления посвятил развенчанию мифа о том, что нейтральный статус приведет к территориальным потерям для Украины. Речь, конечно же, идет о пропагандистских утках, что Россия в этом случае заберет себе сначала Крым, а потом и всю юго-восточную Украину. «Территориальная целостность Украины была подтверждена еще в декабре 1994 года в Будапеште, когда наша страна стала безъядерным государством. Ее нам гарантировали такие ядерные державы как Россия, Америка, Великобритания, Франция и Китай».

По мнению Табачника, несмотря на то, что вроде как в прошлом году на двух саммитах НАТО, Украине было отказано в ПДЧ, но опасность навязывания ей евроатлантического курса не миновала. «Думать так, было бы заблуждением. Напомню, что в декабре 2008 года две администрации – одной из которых оставалось работать меньше месяца, а другой – меньше года, в лице госсекретаря Кондолизы Райз и тогдашнего министра иностранных дел Владимира Огрызко — подписали декларацию о стратегическом партнерстве между Украиной и Америкой. Это попытка за спиной большей части европейских стран и украинского общества навязать нам натовскую перспективу». Табачник вообще считает, что это хорошо демонстрирует неевропейское лицо украинской власти, которая вопреки мнению 70% наших сограждан пытается это делать.

Замглавы парламентского комитета по вопросам национальной безопасности Сергей Гриневецкий начал свое выступление с критики двойных стандартов НАТО в отношении Украины, а закончил перечислениями выгод от обретения Украиной нейтрального статуса. «Украине до сих пор не компенсированы потери в 1 миллиард долларов, которое понесло Дунайское пароходство, являющееся одним из крупнейшим грузоперевозчиков на Дунае, в результате прекращения своей деятельности в момент бомбардировок натовской авиацией Сербии. НАТО никак не отреагировало на заявления «собирателя румынских земель» президента Румынии Траяна Басеску, в которых содержались территориальные претензии к нашей стране. Америка до сих не платит за аэронавигационное обслуживание своей авиации над нашей территорией (во время полетов ее авиации в Афганистан – Авт.). Речь идет о миллионах долларов. А как выполняются обещания, которые нам дали за отказ от ядерного оружия и за закрытие Чернобыля? Никак. Это же двойные стандарты. Так стоит ли что-то позитивное ждать нам в таком случае от НАТО, если с нами уже сейчас ведут себя как с неравными партнерами».

Гриневецкий, говоря о нейтралитете Украины, сказал, что он и так закреплен в преамбуле украинской Конституции, где говорится, что наша страна стремится к внеблоковости, и на двух референдумах 1991 года, которые подтверждали декларацию о суверенитете Украины, где говорилось о внеблоковости нашей страны. «Итак, какие позитивные моменты будут проистекать из того, что все-таки наша страна будет признана нейтральной и внеблоковой. Первое, для Украины исчезнут угрозы, вытекающие из того, что она является полем противостояния между Америкой и Россией. Второе, снимается напряженность в самой Украине между регионами, потому что запад страны хочет в НАТО, а центр и юго-восток нет. Третье, увеличивается транзитный потенциал нашей страны. Естественно, речь идет об экономике. Четвертое, это создает благоприятные условия для продвижения энергетического диалога в Европе. Это касается и украинской ГТС».

Т. Новиков будет реформировать Бреттон-Вудскую систему.

01.04.2009 Новости

Сопредседатель оргкомитета саммита G-20, заместитель министра финансов Великобритании Пол Майнерс сообщил, что одним из предполагаемых к подписанию итоговых документов завтрашней встречи будет меморандум о создании группы Высокого уровня, которая в течение 6 месяцев должна будет подготовить концепцию коренного реформирования международной валютной системы.

«С учетом возрастающей экономической роли стран Центральной и Восточной Европы, принято решение о включении в состав группы Высокого уровня председателя Правления чешского банка CSOB Вилиама Сивэка, заместителя председателя Правления польского Kredyt Bank Малгожаты Росецкой и первого заместителя председателя правления украинского «Приватбанка» Тимура Новикова, который назначен ответственным секретарем группы» — сообщил П. Майнерс.

Эти высококвалифицированные специалисты, вместе с экспертами МФВ и представителям банков HSBS, Royal Bank of Scotland, Commerzbank и UBS подготовят идеологию реформирования Бреттон-Вудского соглашения. Планируется провести дополнительное изучение модели валютной системы, согласованной на заседании министров стран-членов МВФ на Ямайской конференции с целью максимального воплощения в жизнь принятых на этой конференции решений. Напомним, тогда было утверждено новое соглашение об устройстве международной валютной системы, которое имело вид поправок к уставу МВФ.

«На 3 ноября 2009 года запланирована конференция министров финансов стран G-20 совместно с их коллегами из стран Восточной и Центральной Европы. Именно на этом мероприятии должны быть приняты изменения в международную финансовую и валютную архитектуру. Конференцию планируется провести в Днепропетровске, где расположен крупнейший украинский банк «Приватбанк», первый заместитель председателя Правления которого Т.Новиков, по всей видимости, станет ключевой фигурой в подготовке документов, призванных коренным образом реформировать мировую финансовую систему. Рабочее название, которое будет носить новая международная система организации денежных отношений и торговых расчетов, — Днепропетровский финансовый пакт» — заявил сопредседатель оргкомитета встречи G-20 заместитель министра финансов Великобритании Пол Майнерс.

Первый заместитель исполнительного директора Международного валютного фонда Анне Крюгер, которая вошла в состав группы Высокого уровня, в эксклюзивном интервью заявила: «Целью реформы глобальной финансовой системы должно стать создание международной резервной валюты, которая не будет связана с конкретными государствами и сохранит стабильность в долгосрочной перспективе. Это позволит устранить недостатки существующей системы, где ведущую роль играют национальные валюты».

1.04. 2009
 www.corporativ.info

Архивы

Новости

  • Минэнерго просит правительство выделить 180 млн грн на украинские шахты

    В Минэнерго обратились к Правительству с просьбой выделить в течение 2014 года 180 миллионов гривен государственной поддержки на капитальное строительство шахт, говориться в официальном документе Профсоюза работников угольной промышленности. «Законом Украины О внесении изменений в Закон О Государственном бюджете на …

  • Украина, Россия и ЕС не хотят повторения газового конфликта 2009 года

    Ни Россия, ни Украина, ни ЕС не заинтересованы в повторении «газового» конфликта-2009, который сегодня может нанести урон каждой из сторон, сообщил эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский в интервью телеканалу БТБ. «С 12 числа в Брюсселе работает группа экспертов по …

  • Украина подает на Газпром в суд из-за цены на газ — Яценюк

    Правительство Украины и непосредственно НАК Нафтогаз Украины приняли решение о начале процедуры подачи в суд на российскую компанию Газпром, заявил премьер-министр Арсений Яценюк на брифинге в Киеве в понедельник, 28 апреля. «Российскому монополисту направлена предарбитражная претензия», — цитирует его слова …

  • Европа сегодня утвердит миллиард евро помощи для Украины

    Европейская комиссия в понедельник, 28 апреля, окончательно утвердит выделение Украине EUR 1 миллиард макрофинансовой помощи, сообщила представитель Европейской комиссии Пиа Аренкилде Хансен. «Сегодня мы подпишем меморандум о взаимопонимании о новом 1 миллиарде евро займа в рамках программы макрофинансовой помощи Украине, …

  • МВФ приступает к утверждению программы помощи Украине

    Общий объем международного пакета помощи должен составить $27 млрд. Исполнительный совет Международного валютного фонда (МВФ) в ближайшие дни получит подготовленный сотрудниками фонда доклад о кредитной программе для Украины, на основании которого в начале мая советом должно быть принято решение о …

  • Глава Минфина рассказал, сколько Украине нужно заплатить по внешним долгам до конца года

    Украина должна выплатить до конца 2014 года около $9 млрд, сообщил министр финансов Украины Александр Шлапак в пятницу, 18 апреля. «Нам до конца года надо выплатить еще около $9 млрд. Наша задача — занять на внешних рынках эти $9 млрд, …

  • В Болгарии демонтировали трубы Южного потока

    В Болгарии демонтировали трубу газопровода «Южный поток», остались только бетонные блоки. Об этом говорится на сайте bivol.bg. «На сегодняшнее утро убраны «презентационные» трубы и флаги в месте презентации Южного потока на территории Болгарии, где в октябре 2013 года при участии …

  • ЕС готовит ответ Путину по газовому долгу Украины

    ЕС может к понедельнику подготовить проект совместного ответа на письмо президента РФ Владимира Путина европейским лидерам по Украине, сообщил министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский. Глава польского МИД сообщил, что по просьбе главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу в понедельник главы …

  • Дефолта в Украине не будет – эксперт

    Дефолта в Украине не прогнозируется, так как Международный Валютный Фонд выделяет деньги Украине на реформирование, что предусматривает работу экономики, сообщила председатель совета директоров группы Инвестиционный Капитал Украина (ICU) Валерия Гонтарева в интервью изданию Hubs в пятницу, 11 апреля. «Вопрос дефолта …

  • Аннексия Крыма обошлась России в $179 млрд

    Присоединение Крыма стоило российскому рынку $179 млрд. Как сообщает РБК, эта цифра складывается из оттока капитала в $33,5 млрд, падения капитализации отечественных компаний на $82,7 млрд в РФ и на $62,8 млрд — в Лондоне. В $33,5 млрд оценивает отток …

  • Золотовалютные резервы Украины сократились до $15 млрд

    Золотовалютные резервы Национального банка Украины на 1 апреля 2014 года составили 15,08 миллиардов долларов, что на 2,47%, или на 382 миллиона долларов меньше показателя на 1 марта (15,462 миллиардов долларов), сообщается на сайте Национального банка Украины. По данным НБУ, с …

  • Украина может поднять плату за транзит российского газа

     Украина рассматривает возможность пересмотра стоимости транзита российского газа по территории страны, заявил министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан, сообщает УНИАН в субботу, 5 апреля. "Вопрос (пересмотра стоимости транзита — ред.) поднимался в рамках пересмотра договора с точки зрения ценовой …